Почему у нас впереди армия Евразийского Союза — либо хаос

Почему у нас впереди армия Евразийского Союза - или хаосКогда некие граждане риторически спрашивают, что это у нас за страна такая, если у неё нет задач? — эти граждане просто в упор не лицезреют тривиального. Ну, либо получают информацию из интернет-СМИ родом из 90-х, которые до сего времени ожидают либеральных цветных революций и реальных задач, выполняемых государством, не замечают из принципа.

А нам стоит побеседовать как раз о проделанном и о перспективах в этой самой действительности.

В ней, в действительности, главными задачками страны в протяжении уже пары лет являются восстановление военного потенциала и начало интеграционного процесса на пространстве Русского Союза. Что до восстановления Евразии — можно сказать одно: это наша судьба, мы этим занимались всю свою историю. Кроме периодов упадка, когда у нас чего-нибудть на короткий срок отымали.

И всегда возрождение страны было связано с укреплением её обороноспособности и военного потенциала, и никак по другому.

Но вдруг это было свойством прошедших эпох, когда миром правила сила, а сейчас дела меж странами вправду стали «цивилизованными»? И чтоб достигнуть благополучия, довольно мирного труда?

Если для вас так кажется — давайте поглядим, что стало толчком для начала полного перевооружения и структурных преобразований наших Вооружённых сил.

На самом деле, им стало понимание необходимости подкрепления собственных интересов во наружной и внутренней политике силой. Когда эти интересы стали открыто декларироваться заместо слепого следования советам и «дружественным советам» «цивилизованного мира», — их реализация стала натыкаться на полностью откровенное, в том числе и силовое, противодействие. Ярче всего это показал конфликт в Южной Осетии, который, в отличие от событий в Югославии и на Ближнем Востоке, коснулся нас конкретно. Оказалось, что наш мир сильно мало поменялся, и с тем, кто не может подкрепить свои интересы либо суверенитет силой, – никто считаться не будет. Чего бы стоили любые переговоры и дипломатия в сентябре 2008-го, если б в августе мы утёрлись? Кто бы уделял свое внимание на голосование в Совбезе ООН, если б мы не посылали в Средиземное море военные корабли?

Интересы одних стран безизбежно вступают в противоречие с интересами других. И если зона интересов и воздействие какого-нибудь страны расширяется – это непременно приводит к противодействию тех, кто считает эту зону собственной. Это относится и к рвению Рф вернуть своё воздействие на территориях, входивших в состав Рф веками и сейчас считающихся «независимыми» государствами. Для нас это только продолжение восстановления после краткосрочного упадка и смуты – мы возвращаем своё. Для тех, кто сейчас уже более откровенно именует крушение Русского Союза собственной победой – это угроза их интересам, воздействию и, в итоге, их благосостоянию, которое (навряд ли для кого-либо секрет) впрямую находится в зависимости от воздействия в мире.

Потому можно не колебаться в том, что слова г-жи Клинтон: «Нам известна цель (сотворения Евразийского союза), и мы пытаемся отыскать метод замедлить либо предупредить ее достижение», – это не просто мировоззрение не очень здоровой дамы, к тому же покидающей собственный высочайший пост. Это открытая декларация американской политики в отношении Рф и территорий, входивших в СССР, на последнее время. Практически наш главный геополитический противник открыто признался в собственной враждебности. Видимо, для янки ситуация такая, что не позволяет больше скрывать свои намерения под маской дружбы и «партнерства». Нам не отдадут свою победу над нами же, без боя. Из этого нужно исходить, строя прогнозы на будущее и планируя свою политику в мире и снутри страны.

Сейчас можно помыслить о том, что все-таки конкретно будет делаться, рассмотрев для начала ситуацию в одном из регионов бывшего Союза. Тут придётся сказать, что ждать открытых брутальных действий конкретно от США не стоит. Все злости ближайшего времени носят непрямой нрав, маскируясь под «спонтанное» недовольство народных масс, переходящего в вооружённую борьбу «ассиметричного» нрава. Настоящий агрессор выступает исключительно в качестве поддержки одной из сторон внутреннего конфликта и естественно, с самыми «гуманит

Понравилась статья? Поделиться с друзьями:
SQL - 71 | 0,517 сек. | 12.53 МБ