Почему замедляются темпы роста китайской экономики?

Почему замедляются темпы роста китайской экономики?В течение целого ряда лет экономика Поднебесной идет только ввысь, заставляя другие страны обращать на себя самое конкретное внимание. И это тогда, когда практически весь мир находится на грани сползания в глобальную финансовую пропасть. Но за последние несколько лет китайская финансовая система стала расти уже не такими вскачь, как, например, в 2009-м либо 2010-м. Представители китайских властей огласили прогнозы характеристик роста денежного благополучия страны в районе 7,5% по итогам 2012 года. При всем этом еще два года вспять рост экономики Китая составлял около 10,3%. Непременно, можно гласить, что и уровень роста в 7,5% — это недосягаемая сейчас планка для большинства стран, но навряд ли понижение темпов китайского экономического подъема можно считать только временным.

Все дело в том, что многие мировые экономические спецы лицезреют в этом определенную тенденцию, базы которой могут находиться в том, что экономические реформы, благодаря которым Китайская Народная Республика сделал суровый рывок вперед, начинают себя исчерпывать.

Реформирование китайской экономики в свое время строилось на разработке так именуемой социалистической экономической системы с суровыми рычагами муниципального макроэкономического регулирования. Сама сущность реформы заключалась, быстрее, в коренном переломе закоренелого стереотипа о том, что открытый рынок – это непременно капитализм, а плановая экономика – обязательно социализм. Когда китайские власти во главе с Дэн Сяопином обусловили, что открытость экономики совсем не наносит удара по социалистической идеологии, началась новенькая эпоха развития Поднебесной. И слова «Какая разница, какого цвета кошка, только бы она ловила мышей», принадлежащие конструктору реформ Дэн Сяопину, сейчас числятся главным лозунгом преобразования китайской экономической системы 80-х. Сущность той реформы заключалась в выделении 4-х основополагающих направлений развития экономики: сельское хозяйство, оборонка, научные потенциалы и промышленное создание. Один только переход от китайского аналога колхозов практически к семейному бизнесу в сельской местности, привел к суровому рывку сельского хозяйства, которое сразу выступило локомотивом и для многих других отраслей, в том числе – для машиностроения. Свободные экономические зоны, показавшиеся в процессе реформы, стали завлекать приличные зарубежные инвестиции, которые заполняли китайскую финансовую систему новыми и новыми средствами. При всем этом правительство продолжало участвовать в типичном контроле над потоками капиталов, но делало это таким макаром, чтоб не отпугнуть инвесторов и не сдерживать открытие новых рынков. Свободный курс государственной валюты на пером шаге дозволил стране участвовать в мировом экономическом процессе, а следующее искусное регулирование курса юаня на немного заниженной планке освободило китайское создание от назойливых забугорных соперников.

В итоге таких экономических преобразования фактически весь мир оказался в тесноватой зависимости от китайской экономики. Применимые цены китайской продукции практически вытолкнули с рынка многих европейских и американских производителей либо в полном согласии с тысячелетней китайской традицией – ненавязчиво их впитали. Но таковой рост не мог длиться нескончаемо, тем паче что политическая система Китая иногда очевидно не поспевала за экономическими преобразованиями и, по всей видимости, не поспевает за ними на данный момент. Наступает период перехода к истинному взрослению, который у человека, как мы знаем, именуется подростковым периодом. Конкретно в подростковую стадию собственного развития сейчас и вошла Поднебесная. А таковой период связан с известными трудностями, которые позволить для себя преодолеть хладнокровно не может ни человек, ни финансовая система. Непременно возникнут некоторые издержки, которые, так либо по другому, отразятся на предстоящем развитии. И 1-ая ласточка нового шага «взросления» китайской экономической системы выразилась в спаде темпов роста.

Чем все-таки разъяснить наметившееся пониж
ение? По этому поводу можно высказать несколько суждений.

Может быть, китайская экономика просто перебегает к еще больше глубочайшей интеграции с другими экономиками мира, которые, как мы все знаем, переживают не самые удачные времена. В этой ситуации Китаю приходится увеличивать производственный потенциал, зачем необходимы все новые ресурсы, в том числе и энерго. Современному Китаю приходится больше уделять свое внимание на так именуемые «углеводородные качели» и находить надежных поставщиков для насыщения собственной производственной сферы припасами нефти и газа по применимым ценам. Рост цен на нефть сейчас очевидно не содействует тому, чтоб экономический подъем в Китае шел по прежней линии движения. Уже одно только это способно отразиться на динамике китайской денежной системы.

В то же время китайские власти очевидно озабочены процессами, происходящими в мире с политической точки зрения. Вереница «арабских вёсен» и желание определенных глобальных стран вмешаться во внутренние дела целого ряда государств принуждают Пекин увеличивать расходы не только лишь на оборону, да и на систему внутренней безопасности. При всем этом расходы на внутреннюю безопасность в КНР сейчас даже превосходят расходы на армию. Это гласит о том, что фавориты Китая боятся способности повторения ливийского, египетского либо сирийского сценария уже на собственной местности. Увеличивая расходные статьи на финансирования системы внутренней безопасности на таком существенном уровне, Китаю приходится, так либо по другому, снижать финансирование производственных секторов. Работает традиционный закон сохранения энергии: если в одном месте убыло, то в другом прибыло и напротив.

И очередной предпосылкой можно именовать некоторую замкнутость политической системы КНР. Председатель страны объявляется заблаговременно и, для того чтоб он вдруг не свернул с намеченного пути, прежний председатель КНР еще пару-тройку лет занимает один либо сходу несколько больших муниципальных постов. Например, в 2002 году 11-м Генсеком ЦК КПК был назначен сегодняшний Председатель КНР Ху Цзиньтао, но еще в течение целых 3-х лет за его спиной стоял предшественник Цзян Цзэминь. Сейчас преемником Ху Цзиньтао назван Си Цзиньпин, и стоит ждать, что при смене власти Ху Цзиньтао еще некое время остается при власти, чтоб соблюсти все правила преемственности. Такая система, непременно, выравнивает ситуацию, но в какой-то момент она может привести к самоистощению и определенного рода застою. Навряд ли это случится сегодня-завтра, но факт того, что без свежайшей крови Китаю в последнее время не обойтись, если он вожделеет продолжать бурно развиваться, опровергать не стоит.

Складывается воспоминание, что в 2008-м году русские власти тоже решили последовать китайскому примеру смены власти, только с нашим русским колоритом…

В связи с политическими и экономическими реалиями новенькому китайскому фавориту, разумеется, придется тяжело. Если уже в 1-ые годы его пребывания у власти темпы роста китайской экономики будут продолжать значимым образом понижаться, то Си Цзиньпину уже завтра придется «изобретать» новые принципы развития таковой масштабной экономической системы, какая достается ему по наследию сейчас. И кошке какого цвета он даст в данном случае предпочтение – вопрос, ответ на который продемонстрирует способность китайских властей оперативно реагировать на необходимость назревающих перемен.

Понравилась статья? Поделиться с друзьями:
Добавить комментарий
SQL - 46 | 0,140 сек. | 11.39 МБ