Преданная Наша родина

Куски из книжки

Вашему вниманию предлагаются маленькие, но очень достойные внимания куски из книжки Николая Старикова «Преданная Наша родина. Наши союзники от Бориса Годунова до Николая II». В ней достаточно точно описаны неизменная подлость и предательство, сопровождавшие хоть какое соприкосновение русов с европейскими «соседями». Но создатель не разъясняет, почему конкретно все те, кого он именует британцами, австрийцами, французами и пр. так относились к русам? Он не отважился сказать того, о чём ещё сначала прошедшего века написал российский генерал, граф Артемий Череп-Спиридович в книжке «Скрытая рука. Потаенное мировое правительство». Создатель может быть сообразил, но не отважился написать о сионизме, об иудейской денежной мафии, много веков делающей всё вероятное для ликвидирования белоснежного населения планетки; повсевременно всех стравливающей, организовывающей все войны и революции, все вооружённые конфликты, теракты и предательства. Об этом осмелился открыто написать пока только академик Николай Левашов в собственной известной книжке «Россия в кривых зеркалах».

Как у всякого страны, имеющего долгосрочную историю, у Рф большой опыт военных и дипломатичных союзов. В грозной борьбе за место под солнцем на политической карте мира, наше правительство вступало в коалиции, участвовало в войнах, шаг за шагом раздвигая границы империи и отражая наружных агрессоров.
Но только стоит пристально присмотреться к отношениям Рф с её партнёрами и соратниками, как шаг за шагом, равномерно, раскрывается картина неописуемого и неизменного предательства! Все наши союзники всегда изменяли нам при первой способности! Да, что там — они сами эти способности и делали!

В ответ на это Наша родина, как будто с некий пеленой на очах, продолжала вести войну и помогать, выручать и создавать, оплачивая эти подарки кровью собственных отпрыской. И так — из года в год, из века в век. В ответ на нашу помощь — опять неописуемая неблагодарность и прямое предательство. Этот грешный круг длится по сию пору, и не видно ему ни конца, ни края.

Союзники Рф предавали её всегда. И в правиле этом нет исключений — так себя вели все наши боевые и политические «друзья». Поэтому, начиная с этой странички, слово «союзник» мы будем брать в кавычки, ведь только так оно и будет соответствовать правде.

Для чего мы сейчас говорим о делах издавна прошлых? Так ведь и сейчас наша страна имеет «верных» друзей и партнёров, и пока не поймём мы, как они вели себя ранее, то не сможем оценить и их сегодняшнее коварство.
Рецепты будущих побед Рф лежат в осознании прошедших поражений!

* * *
В феврале 1799 года Павел I провозгласил главнокомандующим русскими войсками, направленными в Италию, фельдмаршала Суворова. Павел пошёл навстречу просьбам «союзников», хотя сам он находился с прославленным военачальником в холодных отношениях. Нужно дать императору подабающее — он смог наступить на свою гордость и принять единственно верное решение. Конкретно в этом походе Суворов проявит свои самые наилучшие свойства, и, без всякого сомнения, спасёт честь российской армии. Пока наш семидесятилетний герой покидает своё имение Кончанское и отчаливает к войскам, поведаем о нём поподробнее. Ей богу, он это заслужил!

Преданная Россия

Павел I

Суворов Александр Васильевич, носивший титулы: граф Рымникский, светлейший князь Италийский, граф Русской и Римской империи, генералиссимус русских сухопутных и морских сил, фельдмаршал австрийских и сардинских войск, сардинского царства гранд и царевич царской крови родился 13 ноября 1729 в Москве.
За свою более чем 50 летнюю военную службу он был награждён высшими русскими и забугорными орденами: Св. Апостола Андрея Первозванного, Св. Жору 1-й степени. Св. Владимира 1-й степени. Св. Александра Невского, Св. Анны 1-й степени. Св. Иоанна Иерусалимского огромного креста, австрийского Марии Терезы 1-го класса, прусских Темного Сокола, Красноватого сокола и «За достоинство», сардинских Благовещения и Св. Маврикия и Лазаря, баварских Св. Губерта и Золотого Льва, французских Камельской Богородицы и Св. Лазаря, польских Белоснежного Сокола и Св. Станислава.

Преданная Россия

Суворов Александр Васильевич

Это перечисление просто приводит в экстаз, и ведь все эти заслуги он получил за реальные победы ! Родившись в семье дворянина (его отец был генералом российской армии), Суворов был одним из самых образованных военных деятелей 18 века; он знал арифметику, философию, историю, обладал германским, французским, итальянским, польским, турецким языками, также незначительно арабским, персидским и финским языками; в совершенстве знал фортификацию.

Преданная Россия

К. Лебежко. Суворов учит боец

Венцом его блестящей военной карьеры стали Итальянский и Швейцарский походы. Благодаря прямому предательству наших «союзников», Суворов был обязан просто творить чудеса. Приняв 4 апреля 1799 года командование над союзными русско-австрийскими войсками в Италии (86 тыс. чел.) Суворов выступил на запад. Частью сил он перекрыл город Мантую, а сам с 43 тыс. чел. двинулся навстречу французской армии.
15 апреля русско-австрийские войска подошли к реке Адда, на обратном берегу которой расположилась армия генерал Моро (28 тыс. чел.). Переправа через водную преграду на очах опытнейшего сильного противника является одной из самых сложных задач для хоть какого предводителя. Суворову опыта было не занимать.
Рано днем отряд под командованием генерала Багратиона нанёс отвлекающий удар по левому флангу французов. Под прикрытием этого манёвра на последующий денек главные силы союзной армии форсировали реку на центральном направлении. Французы бились отчаянно, но, утратив 7,5 тыс. чел., были обязаны отойти. Невзирая на то, что он наступал, утраты Суворова составили всего 2,5 тыс. человек. Воистину блестящая победа!
Отказавшись от осады большой крепости Мантуи, на чём настаивали австрийцы, Суворов вторгся в Пьемонт и завладел Миланом и Турином. Тем временем, находившаяся на юге Италии другая французская армия (35 тыс. чел.) спешно двинулась на север на помощь разбитому Моро. Командовал этими войсками генерал Макдональд, этнический шотландец, про которого Наполеон позднее произнес: «Доверять ему можно, только до того момента, как он услышит 1-ые звуки волынок». Но, как понятно русским государственным инвентарем являются никак не волынки, и поэтому для борьбы с Суворовым он подходил в самый раз.

Обширно понятно отношение нашего предводителя к своим бойцам. За его заботу они отвечали ему любовью. Слово «союзник» также не было для Суворова пустым звуком. Когда подошедший Макдональд, внезапно напал на австрийский отряд генерала Отта, Суворов немедля ринулся на помощь. В летний зной русским бойцам пришлось бежать(!), чтоб поспеть к месту боя.

Преодолев выше 60 км за 38 часов, Суворов с 30 тыс. собственных боец подоспел впору. Передовые российские части слету вступили в бой и потеснили войска Макдональда, который никак не ждал настолько быстрого подхода российской армии. На последующий денек Суворов, невзирая на утомление войск томным переходом, 1-ый начал атаку превосходящих сил французов. К концу денька, проходившего в упрямых схватках, французы были оттеснены к реке Треббии. В отдельных местах на берегах реки бой длился до 11 часов ночи, пере-ходя в рукопашную.

На последующий денек, днем 8 июня 1799 года Макдональд решил перехватить инициативу. Пользуясь численным приемуществом, французы начали вытеснять российские полки. Наступил самый критичный момент схватки. На заявления собственных генералов о невозможности сдержать французов Суворов не реагировал. В самый критичный момент 70-летний военачальник сам вскочил на жеребца и в одной рубахе поскакал на позиции подбодрить собственных чудо-богатырей. Воодушевлённые возникновением в их рядах Суворова, бойцы перебежали в контратаку. Французы не выдержали и отступили на начальные позиции.

К ночи бой стих. Тем временем Суворову донесли, что у него в тылу уже появились конные разъезды армии Моро, который торопился на помощь Макдональду. Перед суворовской армией нависла угроза окружения. Тогда фельдмаршал принял решение наутро решительно штурмовать Макдональда, чтоб нанести ему окончательное поражение и не дать объединиться с армией Моро. Но войска Макдо-на
льда, потерявшие половину всей армии (16 тыс. чел.) не смогли продолжать битву. Раненый Макдональд, не веря в её фуррор, дал приказ к отступлению. Союзники утратили 6 тыс. чел. — соотношение утрат опять в пользу российского предводителя.

Гений и упорство Суворова, мужество боец дарят фуррор русскому оружию. Наступает окончательный перелом в процессе всей кампании. Макдональд с остатками войск закрывается в Генуе, которую с моря перекрывает британский адмирал Нельсон. Царская неаполитанская армия при поддержке российского отряда под командованием капитана 2-го ранга Г.Г. Белли занимает Неаполь. Казалось, война выиграна. Суворов предлагает добить французов в районе Генуи и начать вторжение во Францию и тем победно окончить кампанию.
Но австрийское управление имело другие планы. Оно предложило поначалу завладеть оставшимися в Италии крепостями, в каких засели французские гарнизоны. Российский командующий не скрывал возмущения: «Везде несведущий гофкригсрат, застенчивый кабинет, неустранима привычка битым быть… Местные завоевания не по их правилам, как они обвыкли всё терять до Венских врат…» — писал прославленный военачальник.

Преданная Россия

Швейцарский поход А.В. Суворова

Обстановка во Франции припоминает панику. Плоды кампании Наполеона 1796 года потеряны в два месяца. Запахло военной катастрофой и как обычно бывает в таких случаях, власть начинает ускользать из рук слабеньких для того, чтоб свалиться к ногам сильных. Коллективный орган власти Французской Республики — Директория начинает сокращать собственный состав. Число директоров уменьшают с 5 до трёх. Но всем становится понятно, что это ничего не меняет и только один решительный человек может приостановить надвигающуюся катастрофу. Оставалось только отыскать его.

Из имеющихся в наличии героев-генералов больше всего на роль спасателя Отечества подходит 27-летний Жубер, участник наполеоновского итальянского похода. Но генерал Бартелеми-Катрин Жубер не так популярен в армии и народе, как нужно. Военная победа может дать ему недостающей славы. 6 июля он назначается главнокомандующим и, используя разлюбезно предоставленную австрийцами передышку, поновой сформировывает армию.
Тем временем, Суворов, занимает всю северную Италию, не считая осаждённой Генуи. Французы торопятся. Генерал Жубер во главе 38-тысячного войска двинулся вперёд. Дойдя до города Нови, французский генерал увидел на равнине 65-тысячную армию союзников. История оставила нам по этому поводу шуточку Суворова: «Юный Жубер пришёл обучаться — дадим ему урок!». Понимая, что сила не на его стороне, французский командующий занял сильную естественную позицию в предгорье.

Суворов сообразил, что не сможет выманить Жубера на равнину. Тогда российский военачальник решил штурмовать сам: 4 августа 1799 года российские пошли на штурм укреплённых французских позиций. В самом начале схватки генерал Жубер получил смертельную рану. Он будет похоронен в Париже с большенными почестями, но править Францией ему не судьба! Сменивший убитого генерал Моро решил выстоять, надеясь на мужество собственных боец и крепость позиций.

Упрямый бой длился семь часов, а его финал оставался неясен. Вправду, французские бойцы в сей день показали чудеса храбрости, отбивая удар за ударом. Стояла ужасная жара, и обе армии просто падали от изнеможения, исчерпав все резервы. Но российские оказались посильнее. В 6 часов вечера Моро дал приказ к отступлению, но скоро отступление перевоплотился в бегство. К восьми часам схватка закончилось полным раз-громом французов. Утраты союзной армии составили 6,5 тыс. чел. Французы утратили 11 тыс. чел. (из их около 5 тыс. пленными).

Из-за огромного утомления воинов и наступившей ночи союзники не преследовали французские войска, которым удалось отступить к Генуе. Окончательный разгром Моро оставался только вопросом времени, и это открывало союзникам фактически свободный путь в южную Францию. На севере Италии, после прибытия к англо-русскому флоту эскадр Чичагова и Попхэма усилились активные деяния. Высаживается кооперативный англо-русский десант. Но он не получает нужной поддержки и пришествие теряет темп.

Главный герой всех наполеоновских войн, сам Наполеон в это время находился в Египте. Генерал Бонапарт находился ещё в самом начале собственн

Понравилась статья? Поделиться с друзьями:
SQL - 73 | 0,337 сек. | 12.57 МБ