Против азиатов и «Армата» сойдет

Против азиатов и «Армата» сойдет

Западные СМИ пишут, что «радикально новый боевой танк русских» создается для защиты от китайцев и исламистов

На деньках израильское интернет-издание Defense Update опубликовало статью, посвященную многообещающему российскому боевому танку на базе унифицированной боевой платформы «Армата», в какой заявило, что новенькая машина, «обозначенная как Т-99, будет наименее революционной и амбициозной в технологическом плане, чем провалившийся проект «Объект 195» (Т-95). Он будет меньше весить, по этому станет более подвижным и дешевеньким по сопоставлению со своим более принципиальным предшественником». Благодаря массовым поступлениям этого танка и другой бронетехники нового семейства, пишет издание, Наша родина планирует модернизировать свои бронетанковые войска.

Приводятся числа, что 1-ые поступления «радикально нового основного боевого танка» (ОБТ) в войска намечены на 2015 год, а всего к 2020 году планируется поставить 2300 Т-99. При всем этом статья также говорит, что «русские строят свои вооруженные силы не только лишь против НАТО, но, что более принципиально, чтоб защитить свои протяженные южные границы от конструктивных исламских государств, которые могут увеличивать свою военную мощь, и от возрастающего могущества Китая на Востоке… Уровень требуемого технического совершенства в противоборстве этим угрозам не настолько высок, как в противоборстве продвинутым технологиям сил США и НАТО».

Другими словами, по воззрению создателя, модернизация бронетанковых войск Рф будет достаточна для слабеньких в военном отношении государств Азии. А до уровня армий Запада многообещающей российской боевой машине еще далековато. Как справедливы эти утверждения? Об этом «СП» спросила 1-го из ведущих профессионалов в области бронетанковой техники, полковника припаса Виктора Мураховского:

«СП»: – Сначала, почему Министерство обороны так и не стало пускать в серию «Объект 195»?

– Этот танк в свое время фактически окончил госиспытания и не был принят на вооружение по той причине, что, с одной стороны, у Министерства обороны за время его разработки значительно поменялись требования к нашему новенькому танку. С другой — индустрия оказалась не готова к его серийному выпуску. Ей требовалось пару лет на то, чтоб выполнить технологическую модернизацию производства и начать выпускать те главные составляющие, которые требовались для «Объекта 195».

«СП»: – Что значит формулировка «изменились требования»?

– Содержание технического задания Министерства обороны на проведение научно-исследовательских и опытно-конструкторских работ является скрытым, потому я могу ответить исключительно в целом. К примеру, повысились требования по защищенности танка от поражения боеприпасами в верхнюю проекцию машины, от подрывов на минах и самодельных взрывных устройствах, также к всеракурсной защите от носимых ручных противотанковых средств и т.д.

«СП»: – Создатели забугорной публикации выдвигают версию, что танк на базе «Арматы» будет только облегченным и наименее технологичным вариантом «Объекта 195». Это так?

– «Армата» вобрала в себя все заслуги «Объекта 195». По принципной сборке и по подавляющему большинству узлов, агрегатов и систем, она фактически подобна 195-му объекту, но выполнена на более высочайшем технологическом уровне. К примеру, там на сто процентов «цифровой» борт, который позволяет довольно малыми усилиями проводить усовершенствование и подключение новых узлов и агрегатов. Но есть и приметные отличия. Министерство обороны не отыскало способности ставить в серию пушку увеличенного калибра. Так как это просит не только лишь производства орудия, да и выпуск сотен тыщ совсем новых снарядов, которые наша индустрия не выпускала, создание мобилизационных припасов и т.д. На тот момент это посчитали не очень принципиальным. Потому сохранена пушка калибра 125-мм. Но по сборке, системе управления огнем, движку, чертам коробки, подвески, по главным элементам броневой динамической и активной защиты «Армата» вполне наследует те выработки, которые были удачно достигнуты на «Объекте 195». Потому я не вижу оснований для выводов, что «Армата» будет ужаснее.

«СП»: – Несколько месяцев вспять один из инженеров «Уралвагонзавода» в беседе с корреспондентом «СП» заявил, что «Объект 195» не стали пускать в серию так как за время его разработки разорвались принципиальные кооперационные цепочки. Потому, дескать, хотя неплохой танк и был сотворен, возможность серийного производства таковой высококачественной военной техники уже утрачена.

– Работы по 195-му объекту начались уже после распада Русского Союза. Потому вправду некие технологические и кооперационные цепочки приходилось создавать поновой. Но это удачно изготовлено. Другими словами за время работы над «Объектом 195» они были не утрачены, а, напротив, сделаны вновь. В 90-е годы параллельно велись работы по созданию танка Т-90А и по созданию «Объекта 195». Восстанавливать кооперационные связи пришлось в обоих случаях, но с этой задачей удачно совладали и для 1-го, и для второго танка.

«СП»: – Какова судьба компаний, входивших в кооперационную цепочку, после того как приняли решение не запускать в серию «Объект 195»?

– Подавляющее большая часть объединено в научно-производственную корпорацию «Уралвагонзавод».

«СП»: – Как идут работы по созданию танка на базе «Арматы»?

– «Уралвагонзавод» уже заявил, что собирается ускорить их ход по сопоставлению с тем календарем опытно-конструкторских работ, который задало Министерство обороны. А именно, в будущем году два опытнейших эталона будут готовы «в железе» и приступят поначалу к заводским, междуведомственным, а потом и муниципальным испытаниям.

Не считая того, правительством выделены средства в рамках Федеральной мотивированной программки по развитию оборонно-промышленного комплекса на технологическую модернизацию производства и подготовку к созданию машин последнего поколения как на самом «Уралвагонзаводе», так и на предприятиях-смежниках, которые обеспечивают комплектацию. Их насчитывается несколько сотен.

«СП»: – В западной прессе для обозначения ОБТ на базе «Арматы» употребляется шифр Т-99. Он является официальным?

– Нет, так же, как и шифр Т-95 никогда не был официальным для «Объекта 195». Шифр присваивается только после приказа министра обороны о приеме техники на вооружение. Ранее она носит внутризаводские шифры под заглавием «Объект». Т-99 – это выдумка западных создателей.

«СП»: – Не так издавна интенсивно дискуссировалась тема вероятных закупок за рубежом либо разработки собственных танков на колесной базе. Что вы об этом думаете?

– Закупать забугорные эталоны не собирались. Мы получили на полигон в Кубинке некие эталоны итальянской колесной техники, в том числе и с довольно массивным танковым вооружением. Получили их для тесты вооружения – исследования того, как этот вопрос решен за рубежом. В русское время тоже решали такие опыты. А именно, у нас был опытнейший эталон с танковой пушкой на колесном шасси «Жало». Но в тот период, в связи с тем, что будущие войны предполагались широкомасштабными, это оказалось невостребованным. На данный момент совершенно другая ситуация. Потому перед Министерством обороны, которое лицезреет главные опасности в локальных войнах и приграничных конфликтах, появилась задачка резко прирастить оперативную и стратегическую мобильность значимой части Сухопутных войск. Отсюда появилась мысль сделать некие средние бригады вполне на колесной базе. Включая эталоны, которые будут играть роль псевдотанков. Другими словами — иметь фактически танковое вооружение на колесной базе. Но, естественно, на поле боя под огнем противника такие машины не могут работать. Для этого у их очень слабенькая защита по сопоставлению с обычным танком.

«СП»: – Как перевод части наших бригад на колесную технику оправдан с учетом наших природных критерий?

– Тут все находится в зависимости от региона. Страна так громадна, природно-климатические условия так различны, что совершенно точно гласить нельзя. К примеру, на западном театре военных действий, южном и центральноазиатском направлении колесная техника полностью применима. На западном направлении дорожная сеть позволяет совершать оперативные маневры на огромную глубину, а на центральноазиатском это позволяют условия местности даже вне дорог. Если же гласить о дальневосточном регионе, то там колесные бригады неприменимы. Так же, как и на северо-западном. Там нужна гусеничная техника. Но я думаю, что в Министерстве обороны и Генштабе работают довольно умные и проф люди, чтоб распределить «колесные» бригады на нужные направления.

«СП»: – В прессе длительное время дискуссировалось сокращение числа танков в нашей армии до 2000 единиц. На ваш взор, оно оправданно?

– Во-1-х, я не знаю, откуда взялась цифра в 2000 танков. Во-2-х, в нынешней ситуацию, я думаю, этого вправду довольно. По сути, в частях неизменной готовности находится порядка 2500 танков. Если добавить военно-образовательные учреждения, базы хранения и ремонта вооружения и военной техники, другими словами резерв первой очереди, — это уже больше 3000 машин. Если же сюда добавить припасы мобилизационного резерва 2-ой очереди, другими словами Центральную базу резерва танков, то цифра возрастет еще значительней. Они созданы для развертывания армии по штатам военного времени в 1,7 млн человек.

На текущий момент у нас имеется порядка 40 бригад, укомплектованных танками, — это полностью адекватная численность. Но в наиблежайшие годы это все еще будет подлежать пересмотру и изменению в связи с тем, что мы будем перебегать на три типа бригад: томные, средние и легкие. Потому на данный момент нужную цифру именовать достаточно трудно. Томные и средние бригады будут иметь танки, легкие – нет. Но это все лежит в русле глобальных тенденций. Количество танков сократилось в вооруженных силах Германии, Франции, Англии, некие страны отказались от их на сто процентов. В итоге многомилионные бронетанковые войска сохранились в тех странах, у каких геополитическое положение принуждает их иметь как базу боевого порядка и организационно-штатной структуры Сухопутных войск: Рф, США, Китая, Турции, Индии.

Понравилась статья? Поделиться с друзьями:
Добавить комментарий
SQL - 46 | 0,186 сек. | 12.86 МБ