Чем будут обороняться и атаковать через 10 лет

Чем будут обороняться и атаковать через 10 лет

Чем будут обороняться и штурмовать через 10 лет
Ситуация, складывающаяся вокруг Украины, принудила многих более внимательно посмотреть на то, а что вообщем армии различных государств могут сейчас противопоставить друг дружке? Если завтра где бы то ни было в мире возникнут военные деяния, то какими они могут быть? А если случится техногенная трагедия либо стихийное бедствие, то что есть на вооружении спасателей? И выяснилось, что технологии наступившей эры информационного общества — компы, телефоны, микроинженерия, Веб, спутниковая навигация и связь — изменили ежедневную жизнь не только лишь обывателей, а и всех тех, кто носит погоны и по долгу службы рискует жизнью. Военные и спасатели, полицейские и сотрудники спецслужб интенсивно берут на вооружение плоды разгорающейся научно-технической революции. В военной рубрике «МК» мы исследовали главные тренды этого захватывающего процесса и узнал, какие новинки уже доступны к услугам силовиков, а какие будут в моде через десяток лет. 

Если такие ведущие технологии, как автоматические системы управления и беспилотные аппараты, уже довольно интенсивно осваиваются сотрудниками силовых ведомств, то встает вопрос: чем все-таки будут поражать друг дружку военные различных государств через десяток лет? Сообщения об удачных испытаниях новейших видов орудия поступают в ближайшее время со всех концов земли. То америкосы стрельнут из суперорудия на 200 км, то китайцы отчитаются о достижении гиперзвука. Оборонно-промышленный комплекс продвинутых стран застыл на пороге технологического прорыва, который до неузнаваемости изменит войны грядущего. «МК» исследовал три более увлекательных направления, в каких на данный момент движется военно-техническая идея. 

Орудие направленной энергии 

Таким термином — калькой с британского — принято именовать все те средства поражения, которые заместо твердотельных снарядов употребляют для нанесения повреждений противнику лучи энергии. Это может быть и несмертельное инфразвуковое орудие, могут быть микроволновые импульсы аналогичного деяния — оба пока употребляются в Америке в большей степени как средство для разгона нелегальных манифестаций. Но в большинстве случаев, когда речь входит об этой группе технологий, вспоминают лазеры. 

Тут как бы ничего нового нет. Возникновение лазерного орудия предсказали фантасты десятилетия вспять, а программки по разработке боевого лазера велись и в США, и в СССР поближе к концу «прохладной войны». Тогда планировалось устанавливать массивные лазеры на самолеты (Боинг-747 и Ил-76 соответственно), чтоб сбивать межконтинентальные ракеты на разгонной стадии полета. Но все опыты проявили малую эффективность системы. Энергия лазерного луча рассеивалась в атмосфере, дальность деяния очень очень зависела от погодных критерий. 

Единственным методом решить эту делему представлялось создание лазера сверхвысокой мощности (до мегаватта). Этим в особенности усердно занимались ученые отдела военно-морских исследовательских работ ВМФ США уже в 2000-е годы. В феврале 2011 года ученые удачно протестировали лазер на свободных электронах мощностью 500 киловольт — ее довольно, чтоб прожечь семь метров стали за секунду. Невзирая на приметные успехи, профильный комитет сената посчитал проект очень рискованным исходя из убеждений окончательного результата и, находясь под давлением экономического кризиса, обязан был закончить финансирование. 

Похожая судьба поняла другой инноваторский проект американских ВМФ — ускорительную пушку (рельсотрон). Принцип деяния этого чуда очевиден: вспомните, с какой силой отталкивают друг дружку магниты разной полярности. За счет силы магнитного поля снаряд, проходя от казенной до дульной части условного ствола, разгоняется до больших скоростей — порядка 7,5 маха. Хоть какой выстрел с такими чертами становится решающим. Снаряду даже не нужна боевая часть — он разнесет на осколки корабль либо береговое укрепление только за счет кинетической энергии. Проведенные тесты дозволили поставить типичный рекорд: 32 мегаджоуля энергии на выходе из ствола. Если б выстрел проводился на полигоне, а не на испытательном щите, то действенная дальность таковой пушки составила бы 200 км. 

Ворачиваясь к лазерному оружию, необходимо отметить, что, невзирая на все претензии скептиков и бесцельно потраченные млрд, у этой технологии все таки есть боевое применение, правда, не в качестве метода атаки, а в качестве меры защиты. В ноябре прошедшего года Пентагон объявил, что напичкает собственный истребитель последующего поколения (планируется к поступлению в войска после 2030 года) лазерной системой в качестве противоракетной меры. Южноамериканские ВМФ тоже не отстают и уже на данный момент испытывают лазер сравнимо низкой мощности для ликвидирования маленьких и маневренных целей вроде моторных лодок пиратов. 

Но то, что у янки исключительно в планах, израильтяне уже реализовали. На прошедшем в феврале в Сингапуре авиашоу был представлен комплекс «Металлический луч», способный выслеживать и одномоментно уничтожать маленькими лазерными импульсами маленькие цели вроде минометных и артиллерийских снарядов, также беспилотных летающих аппаратов. 

Гиперзвук 

Еще одна химера, за которой гоняются военные и ученые не 1-ый десяток лет (и уже практически изловили ее за хвост), — гиперзвуковой летательный аппарат. Так же, как и в случае с лазером, позволяющая достигнуть скоростей в 10, а то и 20 махов разработка была известна с послевоенных времен. Именуется она «прямоточный воздушно-реактивный движок». Отличие такового мотора от обыденного турбореактивного мотора, применяемого, к примеру, на современных истребителях, заключается в отсутствии каких-то компрессионных устройств — нагнетание рабочего тела в камеру сгорания происходит только за счет набегающего потока воздуха.

С одной стороны, достоинства явны: таковой движок и существенно мощней, и проще в устройстве и производстве. Ударный беспилотник либо боевой блок стратегической ракеты, двигающийся и маневрирующий на таких скоростях, становится неуязвимым для систем ПВО/ПРО. Но есть и очевидные недочеты: чтоб таковой движок начал работать, оборудованный им летающий аппарат должен сначала добиться значимой скорости, в два-три раза превосходящей скорость звука. Ну и дистанционное управление им очень затруднено — действовать он должен будет в большей степени по заблаговременно заложенной программке. 

Российско-советская опытно-конструкторская работа «Холод», к примеру, использовала в качестве решения этой препядствия зенитную ракету комплекса С-200. Броско, что сходу после развала Русского Союза в связи с недочетом финансирования к программке были привлечены зарубежные инвесторы из Франции и США. На тестовых испытаниях сначала 90-х годов комплекс показал скорость выше 6 махов, но после чего разработка закончилась. И по необычному совпадению уже через несколько лет южноамериканские ученые начали докладывать о значимых успехах в собственных подобных программках. Разумеется, что какие-то ноу-хау этого прорывного орудия «утекли» в руки «потенциального напарника по противодействию». 

Уже в 2000-х годах на аэрокосмических салонах демонстрировался макет приемника «Холода» — Гиперзвуковая летающая лаборатория (время от времени ее именуют «Игла»). Но о результатах ее испытаний и последующих перспективах инфы практически нет. Этому могут быть две предпосылки: программка закрыта из-за недофинансирования, либо же движок все-же испытывают и употребляют, но исключительно в полностью секретном режиме. Неизменные упоминания председателем Военно-промышленного комитета вице-премьером Дмитрием Рогозиным технологии гиперзвука принуждают склоняться к последнему. 

На фоне этого недочета инфы от российских производителей поражает открытость американской кузницы военных нововведений DARPA. О проекте этой организации под кодовым заглавием FALCON, развивавшимся в 2000-х годах, не знает только ленивый: написано огромное количество статей, результаты всех бессчетных испытаний открыто объявлялись и дискуссировались в прессе. Да и тут пока нельзя утверждать об конкретном прорыве. 

В конечном итоге самыми видными плодами исследования стали проект модернизации сверхзвукового самолета-разведчика SR-71 (известного детища «прохладной войны» Black Bird) до беспилотной гиперзвуковой версии и создание макета беспилотника с индексом X-51. В мае прошедшего года сообщалось, что последний достигнул скорости более 5 махов. Эта разработка компании «Боинг» либо же хоть какой похожий по чертам аппарат станет главным аргументом США в хоть какой будущей войне. При достаточном количестве гиперзвуковые сверхточные средства доставки позволят южноамериканским военным превентивно и безнаказанно уничтожать практически весь имеющийся стратегический арсенал хоть какого противника, а если что, то и управляющих агрессивного Штатам страны заодно. 

Вобщем, картина с гиперзвуком осложняется последней мерой секретности данной темы. К примеру, в январе этого года военные КНР официально сказали об успешном тестировании боевого блока с прямоточным движком под рабочим обозначением WU-14. Но все имеющиеся данные (как в этом, так и во всех других случаях) — это всего только заявления представителей разработчиков либо министерств обороны. Подтвердить либо опровергнуть существование гиперзвуковых носителей — будь то беспилотники либо же боевые блоки стратегических ракетных комплексов — не представляется вероятным, пока они не будут использованы на практике. 

Роботизация и стандартизация 

Лазеры и способные преодолевать на гиперзвуке любые средства ПРО аппараты — эти тренды вправду на слуху. Они беспокоят муниципальные разумы, о их повсевременно докладывают медиа. Но с учетом опыта последних военных конфликтов (к примеру, в Афганистане) становится разумеется, что важная роль в противоборстве как и раньше отдается обычному пехотинцу. И если со времен Александра Македонского боец сам по для себя поменялся не достаточно, то его орудие преобразилось несусветно. Разработчики концернов оборонно-промышленного комплекса пробуют достигнуть того, чтоб боец мог убивать просто, дешево и без риска для собственной своей жизни. 

Орудие пехоты должно быть обычным, действенным, подходить под общие эталоны и иметь возможность стремительно и без заморочек подстраиваться под разные боевые ситуации. И разговор тут даже не о постоянных армиях, где операторы оружейных систем годами тренятся для того, чтоб сделать верный выстрел. Если сделать так, чтоб необразованный и неопытный боец мог одним нажатием спускового крючка убить танк либо самолет, то практически хоть какой локальный конфликт можно будет выиграть без использования собственных войск. Это было ярко продемонстрировано во все той же афганской кампании СССР, когда малограмотные моджахеды сбивали самолеты и вертолеты южноамериканскими ПЗРК «Стингер». 

Примером схожих технологий служит шведский противотанковый комплекс NLAW. Эта «шайтан-труба» не просит особых способностей в эксплуатации — не нужно даже знать, куда лучше стрелять, чтоб убить танк. Принцип прост: навел, выстрелил, запамятовал. Снаряд сам на последней стадии полета сделает маневр и пробьет танк в самом уязвимом месте. 

Аналогичным образом отличается от орудия прошедшего поколения и южноамериканский гранатомет Х-25. В отличие от шведской новинки он уже успел зарекомендовать себя на полях схваток. Получивший в войсках прозвище «убийца снайперов» комплекс программирует выстреливаемую гранату на дистанцию детонации — боекомплект взрывается не от соприкосновения с препятствием, а ровно над тем местом, где засел супостат. Прячущийся по ту сторону окна снайпер либо же просто повстанец, скрывающийся за глинобитной стенкой, сейчас знает: в хоть какой момент он может получить порцию шрапнели с внезапной стороны. 

Кроме 3-х представленных направлений научно-военная идея, очевидно, рвется в 10-ки сторон. Есть и программки по совершенствованию физических черт военнослужащих за счет как био препаратов, так и механических приспособлений (экзоскелеты); есть прорывы в репликации (производстве) расходных материалов, таких как патроны, к примеру, не в тылу, а прямо на передовых позициях (3D-принтеры не ускользнули от внимания генералов); есть, в конце концов, самая животрепещущая на данный момент область войны — кибернетическая, и выиграет ее даже не та сторона, что завербовала самых компетентных взломщиков, а та, что запустила больше «закладок» в инфраструктуру противника. Количество способных поменять логику военных действий нововведений зашкаливает, и Наша родина в этой гонке вооружений не отстает. Вопрос в том, сумеют ли выученные в академиях XX века генералы верно осознать, оценить и удачно применить новые технологии. 

Понравилась статья? Поделиться с друзьями:
Добавить комментарий
SQL - 46 | 0,263 сек. | 19.81 МБ