Работали под градом бомб, снарядов и ракет с германских самолетов

Летом 1918 года из Брянска в район маленького города Речица Гомельской губернии совместно с группой военнослужащих-большевиков прибыл двадцатилетний боец Красноватой армии Константин Кукин. На местности губернии в то время хозяйничали германские интервенты, которые свергли советскую власть в Белоруссии и безжалостно расправлялись с коммунистами и сочувствующими им. Перед группой бойцов Красноватой армии была поставлена задачка развернуть партизанское движение в тылу интервентов. Действиями подпольщиков управлял будущий разведчик-нелегал Евгений Мицкевич, который в предстоящем сыграл огромную роль в судьбе Кукина.

ГОДЫ ЗАКАЛКИ В Красноватой АРМИИ

Работали под градом бомб, снарядов и ракет с немецких самолетовКонстантин Михайлович Кукин родился 23 ноября 1897 года в городке Курске в рабочей семье. В 1916 году закончил училище и поступил вольноопределяющимся в 12-й Калишский полк. Участвовал в Первой мировой войне, дослужился до офицерского звания.
Константин Кукин – боец белорусского партизанского отряда в 1918 году.
Фото предоставлено создателем

После демобилизации из армии Кукин возвратился в родной Курск. Там его застало весть о победе Октябрьской революции, которую он повстречал с радостью и сходу записался добровольцем в Красноватую армию. В ней он прослужил восемь лет. В 1918 году был принят в ряды ВКП(б).

Так случилось, что Кукин оказался в самом водовороте борьбы за советскую власть. После отказа Троцкого подписать мирный контракт с Германией в Брест-Литовске, кайзеровская армия начала массированное пришествие. Были захвачены Украина и Белоруссия, где оккупанты устанавливали свои порядки. В феврале 1918 года интервенты с трудом были остановлены под Нарвой и Псковом. На местности Рф линия германской оккупации проходила в 100 км от Брянска.

Кукин был ориентирован с отрядом бойцов в белорусский город Речицу для организации отпора германским интервентам. Так как Красноватая армия была еще слаба и не могла вести с германцами постоянных боев, на захваченных территориях отдавалось предпочтение партизанским действиям. Кукин участвовал в разработке вооруженных отрядов сопротивления и партизанских отрядов, которые нападали на отдельные подразделения оккупантов, совершали диверсии на стальной дороге Брянск–Гомель, уничтожали обозы врага.

В ноябре 1918 года в Германии вспыхнула революция, вынудившая кайзера Вильгельма II отречься от престола. Русское правительство сходу аннулировало грабительский Брестский мир. По примеру Рф германский пролетариат сделал в Берлине, Гамбурге, Кельне и других городках Германии советы рабочих и солдатских депутатов. Такие же советы появились и на местности оккупированной Белоруссии. Германские военнослужащие постановили закончить все боевые деяния против Рф и востребовали скорого возвращения на родину. В декабре 1918 года началась эвакуация германской армии с местности Белоруссии.

25 марта 1919 года Речицкий чрезвычайный военно-революционный штаб назначает Кукина командиром Речицкой караульной роты, которую ему поручает сформировать. В Белоруссии Кукин ведет борьбу с бандами «зеленых». В сентябре 1919 года Кукин назначается заместителем политического комиссара 53-го кавалерийского полка. Позднее становится ассистентом заведующего политотделом 9-й кавалерийской дивизии. В этой должности он находился до конца декабря 1919 года.

В 1920 году Кукин назначается председателем Бахчисарайского ревкома Крыма и командиром отряда частей особенного предназначения (ЧОН), ведет активную борьбу с бандитизмом. За мужество и героизм награждается орденом Красноватого Знамени. В октябре 1922 года командируется в Курск на совещание командиров отрядов ЧОН. Куряне, узнав, что их земляк является председателем ревкома Бахчисарая, приглашают его возвратиться в родной город, где он становится заместителем курского губернского военкома и сразу возглавляет его политический секретариат.

В 1923 году Кукин назначается военкомом Курска и избирается членом бюро райкома партии 1-го городского района. Да и тут он проработал только до 1925 года, когда был назначен военным комиссаром Зарайского уезда Столичной губернии. В этой должности Константин поработал 18 меся
цев.

20 марта 1926 года приказом Реввоенсовета СССР Кукин демобилизуется из РККА и полностью посвящает себя партийной работе. Избирается секретарем парткома завода «Красный богатырь» в Москве и членом бюро Сокольнического райкома партии. Огромным событием в его жизни стало избрание делегатом 16-й партийной конференции РКП(б) и членом Столичного горкома партии в 1929 году. Тут он занимает должность заведующего сектором партийного строительства. Для окончания высшего образования он направляется на учебу в Институт красноватой профессуры, где удачно завладевает английским языком.

1-ые ШАГИ ВО Наружной РАЗВЕДКЕ

На учебе Константин зарекомендовал себя с положительной стороны и после окончания института в 1931 году был распределен в Наркомат зарубежных дел. После недолговременной стажировки в центральном аппарате наркомата Кукин был командирован в Великобританию в качестве управляющего отделением «Резиноимпорта» при акционерном обществе «Аркос».

Спустя некое время, в том же 1931 году, Кукин случаем столкнулся в Лондоне со своим старенькым знакомым по военной службе в Речице Евгением Петровичем Мицкевичем – разведчиком-нелегалом, ранее работавшим в Германии и Италии. В Великобритании Мицкевич возглавлял незаконную резидентуру и имел паспорт на имя гражданина зарубежного страны.

Обрадовавшись неожиданной встрече, они вспомнили совместную борьбу с германскими оккупантами в Белоруссии, боевых товарищей, интересовались делами друг дружку. Узнав, что в Великобритании Кукин работает в «Резиноимпорте», Мицкевич внезапно сделал ему предложение перейти на работу во внешнюю разведку. Он выделил, что готов лично советовать Константина начальнику ИНО Артуру Артузову.

Это предложение застигнуло Кукина, как говорится, врасплох, и он ответил, что пока не готов к работе в разведке. Но после некого размышления он отдал согласие и поинтересовался, что он должен сделать для перехода на работу в ОГПУ.

– Ничего, – одномоментно среагировал Мицкевич. – Главное, ты никому не гласи о моем предложении, а далее мы сами тебя найдем.

В конце 1931 года Кукин был зачислен в кадры наружной разведки и включен в состав законной резидентуры ИНО в Лондоне. Настолько резвое предназначение было вызвано реорганизацией наружной разведки, проводимой по решению Политбюро от 30 января 1930 года. В связи с ростом нацизма в Германии в этом постановлении прямо говорилось о том, что Русский Альянс стоит перед опасностью новейшей мировой войны, что просит усиления разведывательной работы. Были увеличены ассигнования на разведку, расширены ее штаты. Кукин совершенно подходил для разведки, что он и подтвердил собственной предстоящей работой.

В 1932 году он окончил свою работу в Великобритании и возвратился в Москву. Управление разведки приняло решение навести его на работу в одну из собственных более активных точек – в харбинскую резидентуру. Значимость работы в Харбине разъяснялась тем, что на северо-востоке Китая имелась значимая колония белогвардейской эмиграции, тесновато связанной с японской и британской разведками. Спецслужбы зарубежных стран интенсивно засылали завербованную ими агентуру на местность Русского Союза.

В Харбине Константин Михайлович находился в должности генерального представителя Госстраха. Он интенсивно включился в работу резидентуры, завел ряд увлекательных связей. Но в 1934 году серьезно захворал и был обязан возвратиться в СССР. Кукин проболел один год, а потом в 1935 году был зачислен в так именуемую группу Яши, возглавляемую Яковом Серебрянским, которая являлась боевым органом наружной разведки. Кукин был назначен управляющих группы спецмероприятий против японской разведки и выехал в Забайкалье. В задачку его группы заходила борьба с засылаемыми японскими спецслужбами на местность СССР разведывательно-диверсионными группами из числа российской белогвардейской эмиграции.

В 1937 году был арестован, а потом расстрелян выдающийся управляющий наружной разведки Артур Артузов. По приказанию наркома Николая Ежова в Москву для дачи показаний о «связях с противником народа» был отозван и Константин Михайлович. Но допросить его следователям НКВД не удалось: у Кукина обострилась болезнь сердца, навечно приковавшая его к постели, и он был уволен из органов госбезопасности по состоянию здоровья.

Южноамериканская РЕЗИДЕНТУРА И НОВЫЕ ПРОВЕРКИ

Чекисту Кукину в ту пору было всего 40 лет. Он был женат, имел двоих деток, не плохое образование, несколько профессий, но уст

Понравилась статья? Поделиться с друзьями:
SQL - 61 | 0,345 сек. | 12.72 МБ