Наша родина заняла радиальную оборону: Угроза №1 — Китай

Россия заняла круговую оборону: Угроза №1 - Китай

Специалисты анализируют соотношение сил и степень военных угроз на Юге, Западе, Востоке и в Центре

С 1 декабря в согласовании с указом президента Дмитрия Медведева Вооруженные силы Рф перебежали на новейшую систему управления. Сделаны и начали работать четыре оперативно-стратегических командования (ОСК) – «Запад», «Центр», «Юг» и «Восток». В их состав вошли войска и силы прежних 6 военных округов, всех 4 флотов и Каспийской флотилии. Сейчас все, что способно противостоять военным угрозам Рф на каждом из потенциально небезопасных направлений, объединено в единые кулаки. Общее командование, общее разведывательное, информационное, тыловое и другое обеспечение. При всем этом Ракетные войска стратегического предназначения, атомные подводные лодки с баллистическими ракетами, Галлактические войска, Далекая авиация и Воздушно-десантные войска остаются в прямом руководстве Москвы.

Россия заняла круговую оборону: Угроза №1 - Китай

По воззрению профессионалов, с учетом хилости оставшихся в распоряжении Министерства обороны РФ способностей, такая перекройка военно-административной карты страны — единственно вероятный шаг для хоть некий защиты страны. При всем этом боевой потенциал всех 4 наших ОСК различен. Как различна и степень военных угроз по всему периметру русских границ.

Как это смотрится в деталях? Каково соотношение сил с возможными противниками? «Свободная пресса» вкупе с профессионалами Института политического и военного анализа (ИПВА) решила тщательно разобраться в этом, подсчитав состав сил и вооружений противостоящих военных группировок. Серию материалов на данную тему мы хотят опубликовать в наиблежайшие деньки. Расчеты в распоряжение редакции предоставил заместитель директора ИПВА Александр Храмчихин.

— Александр Анатольевич, давайте поначалу представим общую картину стратегических угроз Рф.

— Общая картина такая. Есть Центр и Юг, где мы более либо наименее в состоянии пока отразить удар. И есть Запад и Восток, где мы вообщем уже ничего не можем. Там наши силы никак не соотносятся с геополитическими опасностями. При всем этом Запад, как мне представляется, угрозы не несет так как НАТО не будет на нас нападать ни в коем случае. А вот Китай… Он сейчас в военном отношении посильнее не только лишь Рф, да и НАТО. И главное, он готов вести войну. При всем этом продолжает увеличивать свои войска на нашей границе. К тому же кроме несопоставимости русских и китайских сил существует неувязка расстояний. На западе Рф, по последней мере, дорожная сеть отлично развита. Естественно, по нашим меркам. Плотность населения выше, а означает, есть значимые призывные ресурсы. Другими словами, можно хотя бы силами как-то маневрировать. На Далеком Востоке ничего этого нет и в помине.

Россия заняла круговую оборону: Угроза №1 - Китай

Стратегические резервы туда из других районов Рф можно перебросить только по воздуху либо по Транссибу. По воздуху много не привезешь. А Транссиб ничего не стоит вывести из строя сходу в почти всех местах. Начиная с Читинской области, он проходит просто вдоль границы с Китаем.

— В русские годы, приемущественно, конкретно по этой причине, а не столько для освоения новых месторождений природных ресурсов мы и начали строить БАМ. Резервы в восточном направлении можно возить по БАМу.

— На теоретическом уровне – да. По сути и БАМ, и Трансиб на данный момент без усилий перережут и в глубине русской местности. Понятно же, что в нашей стране уже миллионы китайцев. Считается, что они приехали зарабатывать средства. В отношении большинства это, наверняка, правда. Но где гарантия, что посреди этих миллионов не
т нескольких тыщ, которые приехали к нам совершенно с другими целями? Где-нибудь в тайге Иркутской области, далековато от границы, подорвать жд полотно для их вообщем ничего не стоит. Это можно сделать в 10-ках мест сразу. И все. Далекий Восток фактически отрезан от остальной Рф.

— Другими словами создавать в тех краях потенциал для обороны страны следует заблаговременно?

— Вне сомнения. Только то, что мы пока делаем, никак не свидетельствует об понимании нависшей угрозы.

— У Китая, вы считаете, есть намерения экспансии на север?

— У него просто не может не быть этих целей. Другое дело, что китайцы пока пробуют мирным методом решить свои задачи за наш счет. Но если припрет – не исключен и военный путь.

— Они официально выдвигают к нам территориальные претензии?

— Официально – нет. При всем этом в Пекине никуда не делась официальная концепция о том, что договоры с Русской Федерацией, по которым установлена нынешняя линия границы, несправедливы и неравноправны. Это официальная историческая концепция. И никаких других других концепций там нет в принципе. Считают, что Наша родина у их отторгла местности, пользуясь слабостью Китая в 1858-1860 годах.

— Мы что-то вправду у их отвергали?

-Был же Нерчинский контракт 1689 года, по которому граница проходила еще северней сегодняшней. Если к этому договору ворачиваться, Китаю достается, как минимум, половина Забайкальского края, вся Амурская область, южная часть Хабаровского края, Приморский край. И даже, как они считают, Сахалин. Хотя в тот момент о Сахалине никто не знал ни у нас, ни в Китае, полуостров просто не был открыт. Китайцы, все же, считают, что Сахалин это их полуостров Куитао. Конкретно Нерчинский контракт у их считается справедливым и равноправным. Это официальная точка зрения в Пекине.

В 1858-60 годах были заключены другие соглашения с китайцами. К тому времени мы проанализировали итоги Крымской войны. А именно, оборону Петропавловска-Камчатского от британцев и французов. Стало понятно, что Далекий Восток не удержать без налаженных линий снабжения. Грузы переправлять можно было только по Амуру, хотя Амур в тот момент на всем протяжении был китайским. При всем этом Китай эту местность не контролировал совсем. Он ею просто не занимался. Решение вопроса о переносе границы облегчило то, что китайцы тоже вели войны с британцами и французами. При этом, проигрывали войну и находили союзников. Тогда Муравьев-Амурский и предложил Китаю дать местности. Так сложилась сегоднящая граница по Амуру и Уссури.

— Другими словами с международно-правовых позиций, существовавших до середины Х1Х века, Владивосток стоит на китайской земле?

— В тот момент на теоретическом уровне это была их земля. Но там ничего не было. Хотя по сегодняшней китайской историографии Владивосток — это китайский город Хайшенвей. Хотя никакого Хайшенвея никогда в принципе не было.

— У их и на картах Владивосток так и именуется?

— Естественно. Там совсем официально существует набор населенных пт, которые китайцам запрещено именовать потому что принято в Рф. Другими словами, если, скажем, Москву они именуют Москвой, то Владивосток — это Хайшенвей, а Хабаровск – это Боли. А Сахалин, как я уже гласил, — полуостров Куидао. Сейчас это официальное оправдание экспансии. Но реально им просто необходимы новые местности и ресурсы. Там, как понятно, имеет место огромное перенаселение. В тех границах, которые есть, Китай в принципе существовать не может. Это беспристрастно.

— Выходит, Китай должен двигать либо в сторону Индии, либо Рф?

— В сторону Индии не двинешься, так как на пути Гималаи. Преодолеть их трудно чисто на техническом уровне. Не считая того, в Индии населения практически столько же, сколько в Китае. Этот вариант отпадает. Некие молвят, что у Пекина основным направлением экспансии станет Юго-Восточная Азия. Я считаю, что это ерунда полная. Так как там тоже не много земли и много местного населения. Там они ничего не получат, не считая партизанской войны. Во Вьетнаме китайцы с нею уже познакомились в 1979 году.

А на севере Казахстан и Наша родина – огромные местности и ресурсы, практически нет местного населения. Скажем байкальская вода для их на данный момент ценнее нефти. Так как в Китае с водой страшно. У их экологическая ситуация все усугубляется и усугубляется. Байкал для их сейчас важней всего. Другого такового огромного источника незапятанной пресной воды на планетке больше нет.

— Им и Байкал нужен?

— Китайцам просто необходимо ме

Понравилась статья? Поделиться с друзьями:
SQL - 68 | 0,672 сек. | 12.7 МБ