Наша родина заняла радиальную оборону: угроза № 3 — Закавказье

Россия заняла круговую оборону: угроза № 3 - Закавказье

Южное направление — единственное, где Вооруженные силы имеют приемущество

«СП» продолжает рассматривать степень военных угроз и соотношение боевых потенциалов Вооруженных сил Рф и ее возможных врагов по всему периметру наших границ. Актуальность этой темы вызвана тем, что с 1 декабря Министерство обороны РФ перебежало на новейшую систему управления войсками, сформировав четыре оперативно-стратегических командования (ОСК) – «Восток», «Центр», «Юг» и «Запад». Материалы в распоряжение редакции предоставлены профессионалами Института политического и военного анализа (ИПВА).

Россия заняла круговую оборону: угроза № 3 - Закавказье

Военно-административное деление местности Русской Федерации

Положение дел на участках ответственности ОСК «Восток» и ОСК «Центр» на веб-сайте «СП» рассмотрены в первых 2-ух частях этой статьи, размещенных 2 и 3 декабря под этим же заглавием. Сейчас в центре внимания – состояние и задачки оперативно-стратегического командования «Юг». Корреспондент «СП» дискутирует на данную тему с заместителем директора ИПВА Александром Храмчихиным.

«СП»: — Александр Анатольевич, давайте двигаться вдоль полосы гос границы далее на запад. За правым флангом ОСК «Центр» — ОСК «Юг». Его база – самый мощнейший в Рф прошлый Северо-Кавказский военный округ. Все самое наилучшее, самое новое в последние годы отчаливает туда, так как память о 2-ух чеченских войнах свежайша. Учтем еще Черноморский флот и Каспийскую флотилию, тоже вошедшие в состав «Юга». Кто здесь наш возможный противник?

— Сначала, Грузия. Это единственная страна в мире, которую мы открыто признаем вероятным противником. Грузины, кстати, тоже нас за длительное время до августовской войны 2008 года официально причислили к таким. Потому в направлении Ростова-на-Дону, Ставрополья, Кубани и Северного Кавказа вправду идет практически все, что дает армии индустрия. В главном, для удержания Абхазии и Южной Осетии.

Россия заняла круговую оборону: угроза № 3 - Закавказье

Колонна автомобилей с грузинскими военными

«СП»: — Для противоборства только Грузии? Один Северокавказский военный округ, думаю, раз в 5 был посильнее грузинской армии. О всем ОСК «Юг» и гласить нечего.

— Согласен. В особенности с учетом разгрома Грузии в войне 2008 года, так как она не вернула свои вооруженные силы с той поры. Хоть у нас и говорят оборотное. Это пропаганда незапятанной воды, ничего Грузия не вернула. Ни о каких больших закупках орудия Тбилиси после августа 2008-го речь не шла и не идет.

«СП»: — Но при всем этом мы все равно по инерции продолжаем гнать боевую технику к Северному Кавказу. Для чего? Против боевиков на Северном Кавказе? Но с ними, по идее, должны сейчас управляться ФСБ и МВД.

Россия заняла круговую оборону: угроза № 3 - Закавказье

Русский вертолет неподалеку от границы с Грузией

— Больше по инерции. Мы, естественно, и без хоть какого усиления посильнее Грузии. При этом значительно.

«СП»: — Там еще Турция маячит. Может быть, приходится учесть и ее?

— С Турцией нас даже нельзя ассоциировать, так мы ее слабее.

«СП»: — Как?

-Намного. У Турции, скажем, танков 4000. А у нас по всей Рф в боевых частях осталось чуток больше 2000.

«СП»: — Из их на юге?..

— На юге у нас около 600 танков. Совместно с теми, которые находятся на базах хранения. К тому же подкрепления на юг можно стремительно перебросить из других регионов европейской части страны. Тут лучше развита до
рожная сеть. Другими словами, с Грузией в обозримом будущем мы справимся без заморочек. С Турцией – напротив, не справимся. Но с Турцией у нас сейчас нет общей сухопутной границы. Здесь другая неувязка может появиться – война меж Турцией и Арменией. Нам тогда необходимо будет выручать Армению.

Россия заняла круговую оборону: угроза № 3 - Закавказье

Турецкие подводные лодки

«СП»: — Войну с Турцией нереально представить, так как это будет война с НАТО. Ведь Анкара – член Североатлантического альянса.

— Глядя, как дело оборотится. Если мы нападем на Турцию – это будет война с НАТО. Но мы никогда не нападем на Турцию, это понятно. А если Турция нападет на Армению, а нам придется выручать Армению, то это будет война Рф и Армении с Турцией. Так как НАТО не будет в ней участвовать, если только мы не начнем сносить с лица земли Турцию полностью при помощи стратегического орудия.

«СП»: — Турция на Армению может поруха из-за Карабаха, так?

— Естественно. Потому армяне так держатся за наши военные базы на их местности. Даже сами полностью их оплачивают. Что, по моему, уникальное явление в мировой практике.

«СП»: — А в Белоруссии наши базы белорусы не оплачивают?

— Нет. В Белоруссии мы сами содержим свои военные базы, просто белорусы не требуют арендной платы за их. А армяне оплачивают содержание наших военных до последней копейки. В мире нигде такового нет. Так как русские военные базы в Гюмри и Ереване – это страховка армян на случай войны с Азербайджаном, а, не исключено, и с Турцией. За Карабах.

«СП»: — Но вы же сами гласите, что и всех наших войск на юге недостаточно, чтоб удержать турков. Что все-таки могут две маленькие базы в Армении?

— Здесь важен сам факт присутствия русских войск.

«СП»: — Нападение на Армению в этой ситуации значит нападение на Россию?

— Да. Тем паче, что, как и в случае с 201-й русской военной базой в Таджикистане, на наших базах в Армении служит тоже, в главном, местное население. Другими словами, — армяне. С турками вести войну они уж непременно будут. Тогда и выходит, что Турция ведет войну с Россией. А Турция сейчас вести войну с нами точно не желает. Так как видно же, какие конструктивные процессы происходят в этой стране. Сейчас Турцию можно считать членом НАТО с очень большой толикой условности.

«СП»: — Так как там тоже сильны исламисты?

— Есть и исламисты. Хотя это совершенно не талибы. Главное, у Анкары очень сильный разрыв с Америкой происходит на данный момент.

«СП»: — По поводу чего?

— По поводу всего. Турция, к примеру, только-только провела совместные военные учения с Китаем. Даже двое учений попорядку. Сначала военно-воздушные, позже сухопутных войск.

«СП»: — На чьей местности? У их же нет общей границы?

— На турецкой.

«СП»: — Как китайцы попали в Турцию?

— Их Су-27 пропархали через все воздушное место Центральной Азии. В том числе – через Иран. Это было в сентябре-октябре. А в ноябре прошли совместные турецко-китайские учения сухопутных воск. Снова же на турецкой местности. При этом, все это не под девизом миротворчества либо борьбы с терроризмом. Шла отработка обычных боевых действий в обычной войне.

«СП»: — Но почему конкретно Турция пошла на такое сближение с Китаем? Что у их общего?

— Так как у Турции с недавнешних пор новенькая роль, которую Анкара везде подчеркивает: она сейчас во всем самостоятельна.

«СП»: — Это в пику янки?

— Да. Турция практически порвала дела с США. Зато очень дружит сейчас с Ираном. Турция считает себя с недавнешних пор фаворитом исламского мира. И очень желает стать таким по сути. Может быть, кстати, это новое политическое качество она сможет позже отлично реализовать Западу. Но поначалу лидерство в исламском мире нужно все таки вправду захватить. Это может быть только методом значимого ослабления отношений с Западом.

Потому, повторяю, членом НАТО Турцию сейчас можно считать только с большой толикой условности.

«СП»: — А Китаю она увлекательна, как новый геополитический противник США, так?

— Естественно. Китаю Анкара сейчас увлекательна и как новенькая кандидатура США, и как новый полюс силы. Ну, и не считая того, Ближний Восток китайцам вообщем очень увлекателен. Так как там нефть, которая нужна для очень оживленно раз

Понравилась статья? Поделиться с друзьями:
SQL - 54 | 0,789 сек. | 13 МБ