Российское ракетное орудие 19 века

Владимир Соколов. Глава "Ракетное орудие XIX ВЕКА" из книжки "Огнепоклонники"

Рассказ о ракетной технике XIX столетия следует начать с упоминания имени известного российского конструктора, устроителя производства и боевого использования ракет генерала Александра Дмитриевича Засядко (1779-1837)[на портрете слева]. Заинтересовавшись ракетным делом в 1814 г., он уже спустя три года показывал на артиллерийском полигоне в Санкт-Петербурге боевые ракеты собственной конструкции, дальность полета которых достигала 2670 м. Изготовлялись эти ракеты в специальной пиротехнической лаборатории в Могилеве. В 1826 г. работы были перенесены в Петербург, где для этой цели было сотворено неизменное ракетное заведение, способное обеспечить крупносерийное создание пороховых ракет.

Засядко не только лишь выдающийся конструктор ракет, да и основоположник специализированных войсковых ракетных подразделений, показавших свою эффективность в почти всех боевых действиях начала XIX в. В аттестации, данной ему фельдмаршалом Барклаем де Толли, говорилось: «За время нахождения Вашего при Главной моей квартире для показания опытов составления и потребления в армии ракет я с наслаждением лицезрел удачные труды и усердие Ваше в открытии настолько нового и полезного орудия».

По инициативе Засядко в русско-турецкую войну 1828-29 гг. создание боевых ракет было налажено конкретно в районе ведения боевых действий. В итоге этого 24 роты 2-ой армии получили около 10 тыщ ракет калибров от 6 до 36 фунтов. (Последним соответствовал линейный калибр 106 мм.) Для их старта в распоряжении подразделений находились пусковые установки, обеспечивающие одновременный пуск до 36 ракет. Это были «предки» именитых гвардейских минометов — «катюш».

В марте 1829 г. ракетами конструкции Засядко вооружаются корабли Дунайской военной флотилии. Этим было положено начало внедрению ракетного орудия в военно-морском флоте, чему содействовала «Записка о внедрении в употребление боевых ракет на флоте». Создателем «Записки» являлся другой выдающийся российский ракетчик тех пор полковник (а скоро генерал) Константин Иванович Константинов (1818-1871)[на портрете слева]. Он был, непременно, одной из самых ярчайших фигур в истории российскей ракетной техники. В упомянутой «Записке» он указывал: «Ракеты, которые при действии с гребных судов могли бы быть полезны, не должны быть наименее 4 дюймов в поперечнике и 2-ух футов длины. Они снабжаются брандкугелями либо другим любым снарядом с начинкою разрывного либо зажигательного состава». Пусковые трубы для этих ракет имели в длину 5 футов и позволяли вести стрельбу «с оставлением гребцов на собственных местах».

Заслуживает внимания, что сконструированные Константиновым корабельные ракеты снабжались «боковыми отверстиями в таковом направлении, чтоб огнь мог извергаться по направлению касательной к окружности ракеты; цель этого устройства заключается в том, чтоб во время полета докладывать ракете вращательное движение, от которого она имеет и корректность и огромную дальность полета». При угле возвышения пусковой установки 45-55° эти ракеты сначало имели дальность полета выше 3-х км. Константинов считал, что «противу бессчетного флота, при подходящих критериях употребление ракет может доставить какой-либо успех». Председатель Морского ученого комитета поддержал инициативу полковника Константинова и ходатайствовал перед генерал-адмиралом (в то время — высшее флотское должностное лицо Русской империи, которому подчинялось и Морское министерство) о внедрении ракет на боевых кораблях и в приморских крепостях. В итоге на вооружении российского военного флота и береговой охраны оказались зажигательные, осветительные и спасательные ракеты калибров: 2, 2 1/2 и 4 дюйма с дальностью полета до 4 км. В качестве боевой части на их применялись «трехфунтовые, четвертьпудовые и полупудовые гранаты», также «ближняя и далекая картечь». Осветительные ракеты снабжались парашютами. Спасательные ракеты использовались для сбрасывания концов (тросов) с терпящего бедствие корабля либо на него. В одном из сметных документов обозначенного ведомства сообщается, что за партию из 590 ракет было уплачено
2034 рубля 46 3/4 копейки.

С января 1851 г. началось формирование первой в Рф морской ракетной учебной команды. Спустя год она была передана в ведение Артиллерийского деп

Понравилась статья? Поделиться с друзьями:
SQL - 67 | 0,282 сек. | 12.64 МБ