Американские союзники будут воевать вместо США

Американские союзники будут воевать вместо США

В течение последних 10 лет военная доктрина США по обеспечению государственной безопасности основывалась на организации и проведении особых войсковых операций. Приоритетными задачками было ликвидирование террористов, борьба с повстанцами и ликвидация угроз американской политики в остропроблемных регионах. Бойцы американских войск специального предназначения заполучили большой опыт и умение охотиться на людей. Не считая того, за этот период времени были разработаны технические средства и вооружение для оснащения этих особых подразделений. Коротко метод их специфичной «работы» можно выложить последующим словесным рядом: найти, убедиться, зафиксировать, пользоваться, изучить и убить.

Успеху бессчетным спецоперациям американских подразделений содействует внедрение горизонтальных организационных структур и их тесное взаимовыгодное сотрудничество с проф разведывательными агентствами. Конструктор американской концепции по борьбе с терроризмом Стэнли Маккристал считал, что войсковые особые операции только тогда будут очень действенными, если они будут успевать за «скоростью войны». Но реализация этой теории просит огромных издержек на обучение бойцов, разработку новейших систем связи, конструирование «невидимых» летательных аппаратов, уникальнейших средств ведения разведки, оборудование штаб-квартир, приспособление грузовых самолетов под современные летающие лазареты и т.д. 
Годичный бюджет подразделений особых операций повсевременно вырастает: за 10 лет он вырос более чем в 5 раз и составил в 2012 году $10,2 миллиардов. Америкосы считают, что эти астрономические издержки, уже приносят свою прибыль. Сначала, они имеют ввиду удачную операцию, проведенную бригадой морских коммандос вместе с агентами ЦРУ по уничтожению террориста номер 1 — Усамы бин Ладена в 2011 году. Но известность этой операции, естественно, связана со знаковым именованием преступника-террориста. Наименьшую огласку получил тот факт, что во время войны в Афганистане и на иракской местности южноамериканские спецназовцы в день совершали около 14 боевых и разведывательных рейдов. В случае, если командиры считали боевую либо разведывательную операцию небезопасной либо не имеющей военной перспективы, использовались беспилотные летающие аппараты (БПЛА). Эти летающие машины могли не только лишь создавать съемку определенной местности либо объекта, да и наносить точечные авиаудары по целям.

Воображение обывателей возбуждает нередкое упоминание в средствах массовой инфы о сверхточных бомбардировках при помощи БПЛА и смелых рейдах спецподразделений США. Даже политики попадались на информационную «удочку» масс-медиа, неверно считая, что внедрение БПЛА и отрядов специального предназначения позволят Вашингтону использовать военную силу в регионах, не ввязываясь в долгие и кровопролитные схватки.

В реальности же деяния отрядов спецназначения и «беспилотников» имеют только уровень тактических операций. Они уже не являются решающими при проведении военных акций южноамериканскими военными на местности других стран. Как дополнительные военные силы при проведении операций, деяния отрядов спецназначения и «беспилотников» имеют принципиальное значение, но нельзя их считать опорой всей военной стратегии США. 

Так, по известной концепции южноамериканского военного аналитика Томаса Барнетта в 21 веке США будет вести войну только руками силовых подразделений других государств, но америкосы будут доминировать в процессе принятия решений по установлению и поддержанию мирового порядка. 

Идеи Барнетта увлекательны тем, что действия, связанные с конфигурацией стратегической концепцией США во наружной политике, подтверждают, изложенные аналитиком, выводы. 

США уменьшают свое присутствие в почти всех регионах мира. Как считает доктор Гарвардского института Стивен М. Уолт, военное и политическое управление страны считают, что уход янки из Европы не нанесет вред безопасности этого региона, так как европейцы могут без помощи других совладать с хоть какой опасностью. Военные подразделения США также покидают Ирак и Афганистан.

Зная это, навязывается вопрос: а все-же кто будет вести войну? Ведь в мире не затихает огнь войны, больше появляется очагов напряженности, многие страны находятся на грани разорения из-за разразившегося мирового экономического кризиса. Южноамериканский спец по вопросам государственной безопасности Линда Робинсон считает, что в военных конфликтах будут учавствовать полицейские силы, наемники, повстанцы и бессчетные неформальные военизированные отряды и южноамериканские союзники по всему миру. США уже не могут финансировать дорогостоящие военные операции и держать мир в узде силами собственной армии — они обязаны все это переложить на плечи собственных партнеров. Для США пришло время проведения непрямых особых операций, когда военное присутствие янки в хоть какой из государств будет сведено к минимуму.

Как показал опыт бессчетных военных конфликтов, которые стали сейчас нашей реальностью, эффективность работы американских спецподразделений существенно возрастает при совместных действиях с зарубежными партнерами. Методов сотрудничества, в данном случае, огромное количество. К примеру, налаживание контактов с местными военизированными группами. Это сотрудничество подразумевает компанию обучения, занятий, внедрение в ряды местных военизированных групп американских советников, также помощь и консультирование по налаживанию совместных действий с боевыми подразделениями других государств, полицейскими, неформальными объединениями, племенами, повстанцами. Своим партнерам по ведению военных действий америкосы оказывают и штатские услуги. Посреди их мед, ветеринарная и агрономическая помощь местному популяции. Как считают южноамериканские стратеги, это дозволит укрепить позиции имеющихся правительств этих государств, также отлично изучить и осознать специфику местных критерий, сделать доверительные дела с популяцией. Этот нестандартный подход открывает огромные перспективы предстоящего военного, политического и экономического сотрудничества и выгоден всем сторонам, включая понижения денежного бремени южноамериканского военного ведомства.

На сленге военных, применение боевых подразделений зарубежных партнеров является непрямым подходом (в отличие от прямого подхода, когда все боевые операции осуществляются только силами американских спецподразделений). 

Глава американских сил специального предназначения Уильям Макрейвен в марте 2012 года на выступлении в Конгрессе США заявил, что приоритетным направлением в американской военной концепции является создание глобальной сети непрямых операций, которые займут фаворитные позиции по обеспечению безопасности в мире.

Невзирая на довольно убедительное мировоззрение высокопоставленного южноамериканского полководца, до сего времени правительство страны при принятии решения о финансировании особых операций и подготовке кадрового состава, дает предпочтение прямому подходу к спецоперациям. Из-за этих несогласованных действий существенно понижается эффективность принятия решений командованием сил специального предназначения, что приводит к появлению дополнительных угроз безопасности не только лишь США, да и их партнеров.

К примеру, в операции по уничтожению бин Ладена, осуществленную южноамериканским спецназом на пакистанской местности, был реализован конкретно прямой подход и в довольно брутальном виде. Эта операция вызвала возмущение пакистанской общественности из-за грубого нарушения янки суверенитета страны и ввергло, и так не обыкновенные, американо-пакистанские дела в глубочайший кризис. Так, Пакистан отменил разрешение на присутствие янки в провинции Хайбер-Пахтунхва и в Зоне Племён, чем свел на нет усилия американских войск специального предназначения по налаживанию взаимопонимания с местными жителями-пуштунами. В Пакистане америкосы снабжали племена зерном, вели обучение и оснащение местных вооруженных соединений пограничников и пакистанский спецназ. Также Пакистан воспретил работу американских военных советников на кораблях пакистанского военно-морского флота, дислоцирующегося у побережья Макран. Этот стратегический район был очень важен для Вашингтона, так как граничит с Ираном.

Ночные рейды южноамериканского спецназа в Афганистане вызвали также гнев общественности и управления страны. Итогом долгих переговоров стало заключение соглашения меж США и Афганистаном о согласовании боевых операций американских коммандос с афганским правительством и роль в их афганских военных.

Все принятые решения правительства Афганистана были ориентированы только на обеспечение безопасности населения собственной страны. Посреди этих мер была также подготовка южноамериканскими военными специального афганского подразделения, включающего одиннадцать тыщ десантников и спецназовцев, перед которыми стояла задачка ведения боевых действий на земле и в воздухе. Также спецы НАТО и США учят полицейские афганские подразделения. Для выполнения этой задачки зарубежные инструкторы работаю в 52 регионах страны. Им удалось приготовить около 16 тыс. служащих для подразделений полицейских сил Афганистана. 

Но работа американских инструкторов по налаживанию непрямого подхода военных операций на местности Афганистана подвержена большому риску. Против военнослужащих США участились провокации агентов талибов и поддерживающих их афганских военнослужащих. Во избежание схожих провокаций, командующий южноамериканскими силами спецназначения в Афганистане остановил работу инструкторов с целью проведения скрупулезной проверки новобранцев. Эти шаги подтверждают желание янки бросить собственных инструкторов работать и жить в Афганистане на очень долгое время.

Америкосы понимают, что будущие длительные отношения с афганским правительством и народом вероятны лишь на базе непрямого подхода. 

Стратегией США стало налаживание партнерских отношений и с другими странами по политическим, экономическим и военным вопросам. Этими действиями США обеспечивает свою безопасность в стратегически принципиальных глобальных регионах. Время от времени партнеры становятся союзниками тогда и правительства этих стран-союзников содействуют осуществлению американских миссий по обеспечению мира в других уголках нашей планетки. Но в большинстве случаев, интересы государств изредка совпадают со всеми позициями США. На их решения оказывают влияние внутренние и наружные силы, также складывающиеся происшествия. 

Но все-таки можно привести в пример две удачные южноамериканские миссии партнерства с Колумбией и Филиппинами. В течение 10 лет америкосы, инвестируя в экономику государств достаточно умеренные деньги, силами собственных инструкторов наладили в этих странах эффективную систему безопасности, сразу укрепив в их и собственные позиции. На лицо успешное партнерство, позволившее сделать результативную защиту региона от действий террористов, вооруженных сепаратистов, боевиков и преступников, что привело к общей стабилизации ситуации в этих государствах.

В Колумбии америкосы силами собственных сил специального предназначения реализовали, так именуемый, «План Колумбия», основной целью которого было ликвидирование деятельности наркокартелей FARC, контролирующих фактически всю страну. Ситуация в Колумбии во время реализации южноамериканского плана была критичной: мятежники действовали по всей местности Колумбии, непрекращающиеся правительственные кризисы истощили правительство. Сначала америкосы начали вести борьбу с наркоторговлей и на это ушло из бюджета США около $7,5 миллиардов. Вторым шагом янки стало создание колумбийских сил особых операций и боеспособных полицейских отрядов, что также было удачно реализовано. И доказательством этому является операция, проведенная колумбийским спецназом в 2008 году по спасению заложников, захваченных партизанами FARC. И хотя успеху операции содействовали способности и технологии, переданные колумбийцам южноамериканскими советниками, спецназ Колумбии подтвердил свою боеготовность. Благодаря американской помощи, сейчас Колумбия перебежала на новейшую ступень собственного развития: существенно снизился уровень преступности, более чем на 70% свалилось создание наркотиков, партизаны пошли на мирные переговоры с правительством, прекратив убийство и похищение людей, большая часть боевых подразделений повстанцев было расформировано. 

На фоне того, что в текущее время Центральную Америку захлестнули наркотики, криминальные кланы держат в ужасе все страны региона, колумбийские силы безопасности не только лишь мастерски держут под контролем ситуацию в собственном государстве, да и помогают налаживать работу полицейских подразделений в других Центральноамериканских странах и Мексике. Упрощает работу колумбийцев в этом направлении то событие, что они молвят на языке региона и знают национальные и культурные особенности государств этого района Земли. Особые подразделения колумбийцев стали составной частью интернациональных частей резвого реагирования вровень с отрядами Близкого Востока, Восточной Европы, Австралии и Новейшей Зеландии, сделанных по американской методике. Члены этой сети участвуют вместе с янки в операциях в Иране и Афганистане и других жарких точках планетки.

Фактически аналогичным методом реализовалась программка военного партнерства США и Филиппин: обучение местного спецназа южноамериканскими спецами, консультирование, обмен разведывательной информацией, материально-техническое снабжение, улучшение системы здравоохранения, строительство объектов штатской инфраструктуры и т.д. То, что американо-филиппинское партнерство продолжается уже несколько 10-ов лет, гласит о верно выстроенной стратегии и стратегии отношений меж 2-мя странами.

Америкосы отлично понимают, что при налаживании партнерских отношений неминуемы недоразумения, непонимания, идейные и религиозные конфликты меж участниками. Потому США прилагают максимум усилий для исключения отрицательных последствий партнерских разногласий на безопасность собственной страны. Также америкосы при выстраивании партнерских отношений дистанцируются от соучастия в злоупотреблениях и грехах местных силовых структур и политиков.

Даже в таком массивном оплоте террористов, агрессивном США, как Йемен, янки удалось сделать партнерские дела с властью страны. Из информационных источников понятно о бессчетных авиаударах, наносимых южноамериканскими ВВС по объектам «Аль-Каиды», размещенных на йеменской местности. Начиная с 2005 года, южноамериканские спецслужбы производили подготовку и консультирование президентской гвардии Йемена. И даже после свержения правительства терана Салеха, обученные янки спецподразделения остались на службе страны. США предлагают новенькому управления Йемена собственный план реформ в стране, но пока непонятно как применимы они для страны, которая подверглась сразу политическому, экономическому и военному кризису. Но то, что Йемен является для янки стратегически принципиальным районом — непременно.

Опыт сотворения янки удачных партнерств обусловил необходимость воплощения 4 мероприятий в сфере планирования, финансирования и выполнения спецопераций. Реализация этих мероприятий дозволит странам-партнерам США проводить отлично обмысленные и приготовленные операции, результатом которых будет действенное достижение поставленных задач.

Во-1-х, нужно сделать для сил особых операций стандартные процедуры на базе приобретенного опыта удачных действий в Колумбии и на Филиппинах. Неотклонимым условием выполнения этого пт является презентация этих процедур для членов правительства США, от которых зависит окончательное принятие решения по финансированию реализации разработанных планов.

Во-2-х, южноамериканским законодателям и силовым министерствам нужно закончить практику финансирования операций по родам войск, что существенно затрудняет планирование и проведение всеохватывающих компаний. Так как спецоперации планируются и реализуются в кратчайшие временные периоды, а процесс выделения денег на их финансирование может затягиваться на долгое время, нужно создать механизм более резвого экономного процесса в отношении оплаты подготовки особых операций.

В-3-х, нужно усовершенствовать координацию, планирование и проведение длительных операций меж командованием особых операций (КСО) и другими силовыми и правительственными учреждениями.

В-четвёртых, спецоперации только в этом случае будут успешными, если получат поддержку посольств США в других странах, также у органов системы государственной безопасности страны: дипломатичных, аналитических, инженерных, правоохранительных.

То, что в текущее время управление США уделяет огромное внимание процессам реформирования КСО вполне находится в зависимости от популярности и авторитета командира КСО Уильяма Макрейвена. Если производиться смелые и уникальные идеи по реформированию, предложенные Макрейвеном, то он получит в свои руки много возможностей и власти, что не устраивает командующих другими частями армии.

Так Макрейвен предложил подчинить центральному аппарату КСО все территориальные командования и это предложение, не поддержанное региональными боевыми командирами, вызвало жестокие споры в Пентагоне.

Еще одним предложением Макрейвена является предоставление ему глобальных возможностей по перемещению сил по всему миру, что существенно расширит компетенцию КСО США. Противники этого решения предупреждают, что в случае его принятия КСО будет нести полную ответственность за все спецоперации, даже за те, которые выходят за границы зоны ответственности региональных командований. Летом 2012 года стороны пришли, как им казалось, к компромиссному решению: КСО не будет владеть глобальными возможностями, а возьмет на себя функции командования с глобальной ответственностью. Это решение совсем запутало и так непростые отношения снутри сил специального предназначения. Может быть, Макрейвен, временно отступил от собственных позиций для того, чтоб приготовить более крепкий фундамент к проведению интеграции и налаживанию взаимодействий меж различными частями армии США. Этот полководец уверен, что реформирование КСО дозволит особым операциям воплотить себя полностью.

Реализация данной военной концепции не только лишь развяжет Америке руки, да и дозволит навести финансирование на реструктуризацию собственной экономики и принятию действующих мер по выводу страны из кризиса.

Понравилась статья? Поделиться с друзьями:
Добавить комментарий
SQL - 46 | 0,210 сек. | 12.54 МБ