Профилактика мастопатии — рожать и кормить грудью!

Главный маммолог Москвы:

Диагноз «рак молочной железы» рискует услышать в течение своей жизни каждая восьмая женщина. При этом, если диагноз поставить вовремя, 94% пациенток излечиваются полностью. Но многие просто не знают, что значит это «вовремя». 42% женщин с раком груди обращаются к врачам лишь на последней стадии заболевания, когда жизнь висит на волоске.

Об этом корреспондент МедПортал.ру побеседовал с главным маммологом Комитета здравоохранения г.Москвы, заслуженным врачом России, кандидатом медицинских наук Евсеем Григорьевичем Пинхосевичем.

— Евсей Григорьевич, в последнее время вокруг рака груди очень много шума. Это что, какая-то эпидемия?

— Нет, об эпидемии мы не говорим. Однако сейчас во всем мире, в том числе и в нашем государстве, действительно наблюдается рост заболеваемости — около 3% ежегодно. Вторая причина — безусловно, улучшилась диагностика. Диагностика, конечно не влияет на заболеваемость. Но мы стали выявлять заболевания на более ранних стадиях. Из-за этого число людей, которых берут на учет, может расти немного быстрее. Например, в первые годы после того, как мы в Москве начали активно работать в этом направлении, у нас заболеваемость выросла на 5-7%.

— А в чем заключается эта работа?

— В Москве, начиная с 1998 года, в соответствии с решением правительства Москвы и приказом по Департаменту здравоохранения Москвы, проводится под-программа «Профилактическое обследование женского населения г. Москвы в целях выявления различных заболеваний молочных желез». Один раз в два года женщины от 40 до 60 лет подлежат профилактическому скринингу на маммографе — специальном рентгеновском аппарате, предназначенном для исследования молочных желез.

— Как именно вы привлекаете женщин к этому исследованию?

— Обычно, когда терапевты или участковые сестры посещают квартиры, они приглашают на маммографию. Кроме того, когда женщина попадает в поликлинику — по любой причине — ее тоже направляют на эти исследования.

— Есть такое мнение, что скрининг не намного эффективней, чем самообследование. Потому что даже если маммограф выявил опухоль на ранней стадии, ее все равно на этой стадии не лечат.

— Нет, это неверно. У нас в прошлом году было прооперировано около 100 женщин с непальпируемой опухолью, − то есть с такой, которую невозможно обнаружить руками при самообследовании.

— Но вы сами сказали, что оборудование дорогое. Может, лучше обучить миллион женщин самообследованию, чем тысячу женщин проверить на аппарате?

— Самообследованию мы тоже придаем большое значение. Публикуем специальные брошюры, где об этом подробно рассказывается. Но надо понимать, что когда опухоль прощупывается — она уже достаточно большая. А ведь чем меньше опухоль, тем больше возможностей сделать щадящую операцию, когда удаляют лишь небольшой пораженный участок.

— То есть вы считаете, что в России надо развивать государственную программу скрининга?

— Да, именно государственную. Такую, какая была в СССР по флюрографии грудной клетки для выявления туберкулеза.

— Если продолжать аналогию: в СССР была создана мощная сеть туберкулезных диспансеров. Ваш центр раньше назывался «Маммологическим диспансером» — и он был единственный такой в стране. Какую роль он играет в общей системе диагностики рака молочной железы в столице?

— У нас в Москве налажена трехуровневая система диагностики. Сначала женщина идет в местную поликлинику, где ей после осмотра делают маммографию в рентгеновском кабинете. Второй уровень — окружные маммологические отделения. И, наконец, если нужны совсем сложные исследования, если нужно выявить какие-то мельчайшие изменения — пациентов направляют в наш центр. Представьте, что это такое: надо попасть иглой в опухоль размером в полсантиметра. Сейчас у нас есть цифровой аппарат, где ввод иглы рассчитывается на компьютере.

Так что в Москве вся эта система хорошо отработана. Но на это ушло три десятка лет…

— А как вы относ

Понравилась статья? Поделиться с друзьями:
Добавить комментарий
SQL - 45 | 0,169 сек. | 11.33 МБ