Сетецентрические войны – готовность №1?

Сетецентрические войны – готовность №1?

Понятие «сетецентрическая война» было введено вице-адмиралом военно-морских сил Соединенных Штатов Америки Артуром Себровски и профессионалом КНШ Джоном Гарстка еще в 1998 году. Это понятие предполагает увеличение боевых и тактических способностей воинских формирований в вооруженных конфликтах и современных войнах за счет имеющегося информационного приемущества, также объединения всех участвующих в боевых действиях сил и средств в одну единую сеть.

Потом, как уже сложилось по традиции, к идее подключились журналисты, которые специализируются на военной теме, Джон Арквилла и Дэвид Ронфельд. Они поставили впереди себя цель уверить членов южноамериканского Конгресса в том, что намного лучше и удобнее иметь много дешевеньких и обычных боевых платформ, чем несколько дорогих и сложных. Тот же принцип касается и военных подразделений. Естественно, для того, чтоб деятельность их была действенной, нужно сделать меж этими подразделениями и командными пт связь — некоторое подобие Веба. В таком случае даже маленькой взвод, численность которого не превосходит 50 боец, будет представлять собой очень значительную силу, если это формирование будет связано с другими силами и иметь сетевой контакт хотя бы с маленьким числом бомбардировщиков-истребителей.

Главный принцип ведения боевых действиях в критериях сетецентрической войны – это создание так именуемых «стай», а штурмовать противника подразумевается на всех направлениях с помощью маленьких по численности подразделений.

Мысль находилась на рассмотрении с 90-х годов прошедшего века. Уже в то время уровень развития радиотехнической и галлактической разведки мог обеспечить войска животрепещущими данными о силах противника. А введение в эксплуатацию систем GPS, также насыщенное внедрение цифровых карт дозволили сделать привязку к определенной местности и целям. Были сделаны и новые системы наведения, а именно, Tercom, в итоге чего появилось и высокоточное орудие. Неограниченное количество средств ведения радиоэлектронной борьбы отдало возможность подавлять комплексы управления противника, что приводило к дезориентации. Потому, фактически единственное, что нужно было добавить – это связать все эти средства с помощью высокоскоростных каналов закрытой связи и обеспечить передачу данных по этой сети.

В случае удачного сотворения глобального боевого Веба, который можно использовать для передачи инфы в режиме реального времени, такая система дозволит вести контроль и управление всеми родами и видами войск из одного центра. Таким макаром, новенькая система даст возможность Пентагону конкретно держать под контролем ситуацию в хоть какой точке земного шара, где америкосы надумают «устанавливать демократию». К тому же у Президента будет возможность следить за ходом боя на мониторе компьютера и в случае необходимости связаться с командирами.

Реализация комплекса всех нужных компонент рассчитана на 10 лет. Таким макаром, она должна быть завершена к 2020 году. Она будет проводиться в рамках сотворения Одного информационного места. Предполагалось, что на программку внедрения этого плана в жизнь нужно более 200 млрд баксов, но уже на данный момент исключительно в сухопутных войсках на реализацию этих целей потрачено 230 млрд.

Одним из результатов программки должно стать создание Глобальной информационной сети, призванной обеспечивать информацией все элементы системы нацбезопасности страны. Эта сеть обладает сервисно-ориентированной архитектурой. Сеть имеет структуру, которая обеспечивает совместное внедрение инфы не только лишь в рамках 1-го вида вооруженных сил, да и в рамках сетевого обмена информацией меж разными подразделениями и видами войск. Таким макаром, Глобальная информационная сеть – это собственного рода решетка из спутников, находящихся на орбите, которые проводят мониторинг всего земного шара.

Совместно с тем, имея довольно инфы и высокоточное орудие нанести удар совсем легко. Главное – найти, куда необходимо стукнуть. Потому в теории сетецентризма существует такое понятие, как система приоритетных целей, сущность которого заключается в системном анализе государства-жер
твы. Анализ этот основан на концепции «пяти колец». Основная цель – это, обычно, политический фаворит, которого необходимо убить (можно и не в буквальном смысле, не на физическом уровне, а психологически, заставив отречься от власти либо покинуть страну). Дальше – промышленно-энергетический комплекс страны. И только на последней позиции выступают национальные вооруженные силы, поэтому как при правильном внедрении концепции с ними-то и вести войну не надо будет, в стране автоматом вспыхнет революция. Калоритные примеры использования мыслях сетецентрической войны и концепции «пяти колец» — Ливия, Ирак, а в текущее время – и Сирия. Процессы и схемы всюду схожи, а сценарии захвата власти в этих странах отработаны фактически до абсолютного совершенства.

Южноамериканская военно-политическая элита не останавливается и перед подкупом командования противника. Это и поболее прибыльно, и утраты меньше…

Таким макаром, мысль сетецентрической войны – это в основном ментально-философская концепция, чем техно (если, естественно, рассматривать ее в контексте вышесказанного). Готовность к такового рода войне определяется состоянием умозрения военного управления, их возможностями повернуть процесс принятия решений противниками в направлении, удачном себе.

Но если учесть технологии и рассматривать систему исходя из убеждений военного внедрения, то мысль сетецентризма – это концепция управления, а не ведения боевых действий, другими словами, на самом деле, система эта является отражением технологических подходов к дилемме реализации одного управления вооруженными силами США.

Но в стране нашлось много высокопоставленных чиновников, которые выступили против системы сетецентрических войн. Часть оппонентов очень колеблется в том, что система будет довольно действенной, что ее можно будет использовать в различного рода конфликтах, а именно, в критериях городского боя. По утверждению других, чрезмерная надежда на высочайшие технологии может стать предпосылкой уязвимости системы, ведь техника может дать сбой. Не считая того, есть и другие проблемные вопросы, а именно, будут ли информационные системы войск коалиции совместимыми, будут ли частоты довольно вместительными для проведения сетецентрических операций, как выходить из положения в случае неожиданных ситуаций.

Отправной точкой начала критики стало не очень удачное внедрение системы в период первой иракской войны. Напомним, в апреле 2003 года меж южноамериканскими войсками и иракской армией произошел бой за мост, пересекавший реку Евфрат. Этот мост был последним препятствием для янки на пути к столице. Но конкретно это место чуть ли не перевоплотился в боевую могилу для американских боец, и быстрее волшебство, чем компы выручили их от смерти.

А начиналось все полностью обычно. Бойцам была поставлена задачка – захватить и задерживать большой мост в юго-западном направлении от Багдада до того времени, пока не подходят главные силы. До операции разведка пристально исследовала фото, приобретенные со спутников, сказала, что мост не охраняется и никаких войск противника в округах не наблюдается. Потому бой на подступах к мосту стал противным сюрпризом дл янки, которые обязаны были в течение суток держать оборону и отражать контратаки иракских войск, которых насчитывалось порядка 8 тыщ человек и приблизительно 70 единиц бронетехники и танков.

А ведь южноамериканские войска были обустроены системами, которые планируется использовать в сетецентрической войне. И как такая совершенная система не нашла скопления достаточно огромного количества людей и техники? Тем паче удивительно звучат комменты Пентагона по этому поводу: оперативная группа двигалась так быстро, что опередила разведывательную службу…

На вооружении американских сухопутных войск находилась система под заглавием «Блю Форс Трекер», с помощью которой можно отмечать расстановку сил на поле боя. Информация эта должна была быть оперативной и обновляемой. Система припоминает компьютерную игру: на мониторе все войска, которые учавствуют в бою, обозначаются иконками, при этом, свои силы отмечены голубым цветом, а силы противника – красноватым. Иконки эти должны передвигать вручную офицеры разведки, пользуясь при всем этом приобретенной со спутников и беспилотников информацией.

Но так как голубые иконки оставались на месте, то командиры представили, что красноватые тоже должны быть статичными, но по сути это было совсем не так. На практике также порядка был
о не достаточно. Невзирая на то, что в штабе знали о присутствии иракских войск в зоне моста, командиры на местах не лицезрели на мониторах ни 1-го неприятельского подразделения.

Позднее, в процессе обсуждения неудач в Ираке, южноамериканское командование, которое веровало в эффективность сетецентрической системы, объявило, что повинны программные и строительные недочеты системы. Офицеры разведотделов также подтвердили информацию, что система оказалась фактически никчемной, так как информация поступала очень медлительно, что плохо сказывалось на оперативности в принятии решений. Если появлялась необходимость получить новые данные, приходилось останавливаться, разворачивать неограниченное количество антенн, и таким макаром устанавливать связь с армейской системой мобильной связи.

Часть критиков системы утверждали, что она подходит для ведения боевых действий и проведения операций на море и в воздухе, но совсем неприемлема для сухопутных войск. А именно, южноамериканский генерал Скейлз, уже будучи в отставке, произнес, что мысль сетецентрической системы, подразумевающая создание в небе всевидящего ока, на практике оказалась провальной, и за этот провал пришлось издержать сотки млрд баксов.

Если гласить об открытых источниках инфы, то стоит отметить, что в ближайшее время в американской прессе все пореже встречаются публикации, посвященные вопросам сетецентрических войн. А те, которые время от времени можно узреть, все более критичны. По воззрению профессионалов, в американской военной стратегии инноваторским технологиям отводится очень много места, а на само деле надежды на то, что они посодействуют на поле боя – несостоятельны, не подкреплены достаточной базой.

По словам самих же представителей Пентагона, в скором времени придется вступать в бои с иррегулярными войсками, потому ответ на вопрос: «Будет ли хоть сколько-либо действенной сетецентрическая система в новых критериях?» очевиден. Более того, военные деяния в Ираке и Афганистане показали, что полагаться на технологии в критериях, когда войска противника смешиваются с мирным популяцией, нельзя.

Таким макаром, если гласить о «мирном» варианте внедрения сетецентрической системы, то она уже издавна обосновала свою эффективность и состоятельность, но о «военном» варианте этого сказать пока нельзя. Прогресс, естественно, это очень отлично, но мысль сетецентризма в процессе ведения боевых действий может иметь не столько положительное, сколько отрицательное воздействие, стать предпосылкой понижения уровня нужных познаний, также дезориентировать командиров в местах ведения реального боя..

С каждым новым веком война видоизменяется. И если ранее главным ее признаком было внедрение орудия, то в текущее время для начала войны полностью довольно оказать сильное психологическое и ментальное воздействие на определенный люд, а далее он сам сделает все, что необходимо. Война, таким макаром, — это не всегда физическое насилие, это зомбирование сознания населения с помощью информационных технологий, которое приводит к появлению злости. За примерами далековато ходить не надо: газовая война, сырная война, война компроматов…

Применены материалы:
http://www.itogi.ru/exclus/2012/17/176984.html
http://www.milresource.ru/NCW.html
http://globalismtv.narod.ru/setetsentricheskaya_voina/
http://yablor.ru/blogs/setecentricheskaya-voyna/2413871

Понравилась статья? Поделиться с друзьями:
Добавить комментарий
SQL - 48 | 0,101 сек. | 12.56 МБ