Государственные испытания танка «Армата» не за горами

Государственные испытания танка "Армата" не за горами
Непонятные предпосылки Минобороны обеспечить проверку боевых черт нового танка
Решение о принятии танка «Армата» на вооружение должно соответствовать положительным результатам муниципальных испытаний (ГИ). Эти тесты проводят с целью проверки и доказательства соответствия боевых, технических и эксплуатационных черт нового танка требованиям тактико-технического задания (ТТЗ) для критерий бесконтактных войн. Тесты организует заказчик, несущий ответственность за их проведение.

Основная особенность бесконтактных войн – поражение наших танков на далеких подступах. При всем этом удары будут наноситься разными боеприпасами по менее защищенной крыше бронемашины. Сразу противник будет использовать микроволновое орудие, позволяющее наносить радиоэлектронные удары для вывода из строя бортовой информационно-управляющей системы и другой электроники танка «Армата», что резко понизит его боеспособность. Эти особенности бесконтактных войн должны быть отражены в ТТЗ на разработку нового танка, а в программке ГИ должны содержаться надлежащие разделы испытаний. Устаревшая методология ГИ русских времен (см. «НВО» №13, 2008; №10, 2012) неприменима для проверки боевых черт нового танка «Армата» применительно к бесконтактным войнам.


Создатель занес дополнение в версию сборки танка «Армата», представленную в «НВО» № 14 за 2012 год.
Рис. 1. Предполагаемая сборка танка «Армата»: 1, 2 – нижняя и верхняя лобовые детали корпуса; 3 – пушка – пусковая установка; 4 – крыша корпуса; 5 – интегрированная динамическая защита; 6 – подвесная динамическая защита; 7 – зона транспортировки боеприпасов с автоматом заряжания; 8 – капсула отделения управления с местами командира и водителя; 9 – моторно-трансмиссионное отделение. Источник: Независящее военное обозрение

По модели современного боя

В ближайшее время в СМИ уделено существенное внимание дилемме развития российскей бронетехники. Понятно, что в прошедшем году утверждены технические задания на создание семейства боевых машин на базе единой платформы «Армата». Генштаб также утвердил подобающую программку разработки нового танка, БМП и других машин для вооружения танковых и мотострелковых бригад Сухопутных войск. Новый танк «Армата» планируется принять на вооружение в 2015 году.

Вкупе с тем в высказываниях, в статьях военачальников и профессионалов научно-производственной компании «Уралвагонзавод», также управления ОАО «ВНИИтрансмаш» отсутствует привязка черт новых бронемашин к условиям бесконтактных войн. Длится манипулирование техническими чертами (бронезащита, огневая мощь, подвижность), которые не учитывают условия бесконтактных войн.

Можно предугадать, что в бесконтактных войнах танковая бригада будет действовать в последующих критериях. Забугорные галлактические спутники радиолокационной разведки будут обнаруживать танки «Армата» даже в мгле и в критериях плотной облачности. Их координаты будут передаваться наземным и воздушным средствам поражения. Применению средств огневого поражения будет предшествовать радиоэлектронный удар на базе использования микроволновых радиоизлучений с целью вывода из строя главных частей бортовых информационно-управляющих систем (БИУС), комплексов активной защиты (КАЗ), устанавливаемых на танках «Армата», также электроники систем войсковой ПВО, провождающих на марше и в боевых критериях эти машины.

Прямо за радиоэлектронным ударом последует удар оперативно-тактическими ракетами Сухопутных войск и ракетами ATACMS (РСЗО MLRS) с кассетными БЧ, оснащенными самоприцеливающимися (СПБЭ) и самонаводящимися (СНБЭ) боевыми элементами. Сразу будут задействованы дальнобойные противотанковые средства авиации, артиллерии, что просит наличия высокоэффективных подвижных комплексов ПВО близкого деяния и малой дальности. Часть танков будет уничтожена еще до подхода к полосы боевого соприкосновения. Прорвавшиеся остатки будут подвергнуты обстрелу при помощи ПТУР, БПС и РПГ.

Эти условия должны быть учтены в программке ГИ. Так как имеющиеся методики проведения ГИ полностью не позволяют выполнить тесты танка «Армата», то требуется создание новых методик.

Новые методики для проведения госиспытаний

Программка и методики ГИ разрабатываются на базе ТТЗ и конструкторской документации. Если в программке ГИ учтены условия бесконтактных войн, то требуются последующие методики.

1-ый должна быть «Методика проверки в типовых боевых ситуациях заметности (вероятности обнаружения) танков «Армата» радиолокационными спутниками разведки противника и другими средствами обнаружения». Что все-таки сейчас имеем по этой дилемме? До сего времени остается загадкой роль «Накидки», сделанной НИИ стали с внедрением радиопоглощающего и теплоизолирующего материалов, при обнаружении наших танков забугорными спутниками радиолокационной разведки и самолетами далекого радиолокационного обнаружения (ДРЛО). Всеполноценных испытаний «Накидки» проведено не было, потому нужно установить факт обнаружения русскими радиолокационными спутниками разведки бригады наших танков, снаряженных «Накидкой».

Понятно, что «Накидка» оказалась проданной за предел, потому можно считать, что забугорные организации провели широкомасштабные тесты «Накидки» при помощи спутников разведки и самолетов ДРЛО.

Кроме пассивных средств с внедрением радиопоглощающих и теплоизолирующих материалов нужно сделать активные устройства, блокирующие функционирование забугорных спутников разведки. В данном случае в методике должен быть соответственный раздел испытаний.

Президент, директор по науке НИИ стали академик РАН Валерий Григорян отмечал: «В истинное время нужно применить масштабные усилия по заметности, потому что ее предстоящее игнорирование делает содержание танковых парков глупым из-за их неспособности к ведению сколько-либо суровых боевых действий». С того времени прошло 10 лет, а воз и сейчас там.

Проверка стойкости БИУС

Ко 2-ой относится «Методика проверки стойкости БИУС, КАЗ и других радиоэлектронных средств танка «Армата» от воздействия микроволнового орудия противника». Микроволновое орудие способно оказывать гибельное воздействие на электронику танка «Армата», повреждая и разрушая электрические схемы (см. «НВО» №13, 2001). Оно способно поражать электронику даже тогда, когда она выключена. Поражение микроволновым орудием, к примеру, основного элемента КАЗ – радиолокационной станции обнаружения и сопровождения подлетающих боеприпасов к танку «Армата» обеспечивает его надежное поражение ПТУР, самонаводящимися и самоприцеливающимися боевыми элементами авиационных и артиллерийских боеприпасов и выстрелов ручных противотанковых гранатометов.

Вкупе с тем при проверке совершенствования электроники, установленной на танке «Армата», в части защиты от радиоэлектронных ударов, требуется методика и имитатор микроволнового орудия с чертами, надлежащими многообещающим забугорным образчикам. Настораживает внедрение в электрической внутренностях танка «Армата» и в войсковой ПВО (охраняющей «Армату») привезенных из других стран частей, что не дозволит повысить стойкость этих систем от радиоэлектронного удара.

Противотанковые средства

Очень принципиальна «Методика оценки защищенности танка «Армата» при воздействии противотанковых средств». Можно полагать, что при массе танка «Армата» 50 т (см. рис. 1) бронестойкость нижней (1) и верхней (2) лобовых деталей, также лобовой брони башни не будет превосходить применительно к бронебойным подкалиберным снарядам (БПС) 600 мм, а для кумулятивных боеприпасов – 700 мм. Бронестойкость преграды 600 мм для БПС значит, что этот снаряд с бронепробиваемостью 600 мм данную преграду не пробивает. Совместно с тем понятно, что бронепробиваемость забугорных БПС DМ43 (ФРГ), М829А2 (США) и других на дальности 2 км превосходит бронестойкость «Арматы». Потому можно ждать, что усиление защищенности передних зон корпуса и башни танка «Армата» будет осуществлено за счет установки комплекса ДЗ «Реликт» (5), который, по заявлению разработчиков, работает против современных тандемных кумулятивных боеприпасов и БПС.

В известной столичной газете сообщается, что базу комплекса «Реликт» составляет новый элемент динамической защиты (ЭДЗ) 4С23 с новым составом ВВ. Но эффективность ДЗ зависит к тому же от ее конструкции, а не только лишь от ЭДЗ. Преодоление ДЗ «Реликт» может быть осуществлено при помощи отстреливаемого предзаряда, имеющего бронепробиваемость 400–450 мм и обеспечивающего детонацию 2-ух слоев ВВ (см. «НВО» № 45, 2011). Забугорные спецы обладают отстрелом предзарядов тандемных БЧ ПТУР. Так, в ракете НОТ2Т (ФРГ), принятой на вооружение в 1992 году, был предусмотрен отстрел предзаряда, что свидетельствует о большенном потенциале забугорных профессионалов по созданию тандемных БЧ для надежного преодоления ДЗ «Реликт».

При массе танка «Армата» 50 т тяжело ждать роста бронирования крыши (4), бортов и днища. Разумеется, что толщина броневого листа крыши не будет превосходить 50 мм, а бортов – 70 мм. В целом пассивное бронирование крыши и бортов в купе с ДЗ «Реликт» не обеспечит надежной защиты танка «Армата». По этой причине требуется высочайший уровень надежности и эффективности деяния КАЗ и войсковой ПВО в отражении атак дальнобойных авиационных и артиллерийских противотанковых средств.

Повышенное внимание должно быть уделено забугорным авиационным дальнобойным противотанковым средствам, действующим по танку «Армата» со стороны верхней полусферы, к которым относятся авиационные ПТУР третьего поколения («выстрелил-забыл») AGM-114L «Хеллфайр» (США), «Бримстоун» (Англия) и PARS 3LR (ФРГ). Бронепробиваемость основного заряда тандемной БЧ этих ракет составляет 1200 мм. Наибольшая дальность стрельбы «Хеллфайр» и PARS 3LR – 8 км, а «Бримстоун» – 10 км. На вооружение авиации СВ США в 2016 году должна поступить ПТУР JAGM, у которой наибольшая дальность стрельбы с вертолета составит 16 км, а с самолета – 28 км. ПТУР JAGM должна поменять состоящие на вооружении ракеты AGM-65 «Мейверик», AGM-114 «Хеллфайр» и BGM-71 «Тоу».

В протяжении последних 2-ух 10-ов лет в разных изданиях велась реклама комплексов, повышающих защищенность русских танков. Эти комплексы должны предотвращать прицельное попадание в бронемашину противотанковых ракет второго поколения (комплекс оптоэлектронного угнетения «Штора», актуальный цикл которого издавна закончился в связи с принятием на вооружение забугорных ракет третьего поколения с радиолокационными и термическими ГСН). Комплексы должны поражать подлетающие, в том числе сверху, противотанковые боеприпасы (комплекс активной защиты «Арена» не обеспечивает перехват БПС и ударных ядер). В конце концов, резко снижать бронепробивное действий кумулятивных боеприпасов и БПС. Комплексы ДЗ подвесной – «Контакт», интегрированной – «Контакт-V», универсальной – «Реликт» обладали укороченными актуальными циклами. Они завершились в связи с принятием на вооружение боеприпасов, способных преодолевать эти комплексы.

Казалось бы, исконная неувязка «снаряд – броня» обрела новые очертания. Активная борьба с противотанковым боеприпасом начинается уже при подлете к бронемашине и длится прямо до начала конкретного взаимодействия с броней танка. Но, к огорчению, возникновение новых противотанковых средств сейчас опереждает проводимые мероприятия по защите танков.

«Реликтовая» защита

10 лет тому вспять Валерий Григорян, подводя итоги деятельности НИИ стали в нижеупомянутой статье, отмечал: «На нынешний денек в институте разработана универсальная защита лобовых проекций танка «Реликт», владеющая противотандемными качествами и превосходящая по эффективности защиты от БПС серийную УДЗ типа «Контакт-V» в пять-шесть раз. Также обеспечена защита бортов и танка сверху от моноблочных и тандемных противотанковых гранат и легких ПТУР при обстреле по нормали. Отработана так именуемая электрическая защита от мин и БЧ ПТУР с магнитометрическими взрывателями и коллективная, локальная и персональная защита экипажа от вторичных осколков. «Но из перечисленных устройств на вооружение принята только динамическая защита «Реликт» в 2006 году.

Сообщение Валерия Григоряна о защите крыши и бортов танка от моноблочных и тандемных выстрелов РПГ и легких ПТУР при обстреле по нормали можно принимать как очень устаревшее. На вооружении авиации Сухопутных войск Германии ПТУР PARS 3 LR находится с 2008 года. Эта ракета может быть запрограммирована для нанесения удара по танку «Армата» сверху с углом встречи, близким к 90 град. При дальности стрельбы 8 км и бронепробиваемости тандемной БЧ 1200 мм крыша танка «Армата» (4) будет пробита даже, если на ней будет установлена ДЗ «Реликт». При всем этом запреградное действие кумулятивной струи можно оценивать пробитием бронеплит шириной 200–300 мм. В данном случае защитная капсула (8) не выручит экипаж и оборудование от поражения.

Потребность защиты крыши танков в НИИ стали чувствовали издавна, но до сего времени на наших танках остаются фактически незащищенными моторно-трансмиссионное отделение и крыша башни, на которой располагаются блоки подвесной ДЗ, не обеспечивающие надежную защиту от современных забугорных противотанковых средств. Такая политика сохраняется с 1983 года, когда была опасность поражения сверху авиационными кассетными кумулятивными элементами с бронепробиваемостью 200 мм.

В 1983 году ВНИИ стали организовал проверку защиты крыши многообещающего забугорного танка при помощи имитатора, конструкция которого представлена на рис. 2. При проведении тестов использовались авиационные кумулятивные кассетные элементы 2,5 КО, которые устанавливались при последующих значениях угла встречи от нормали к верхней поверхности имитатора: 0, 30, 45, 60 градусов. Для определения заброневого деяния за имитатором устанавливался пакет тонких бронеплит. Глубины внедрения кумулятивных струй в эти бронеплиты определяли заброневое действие. Для значения углов 0 и 30 градусов глубины внедрения кумулятивных струй составляли соответственно 32 и 17 мм. При углах 45 и 60 градусов запреградное действие отсутствовало. Только такое запреградное действие может спасти экипаж «Арматы», находящийся в спецкапсуле.

Рис. 2.Имитатор защиты крыши многообещающего забугорного танка в представлении НИИ стали (1983 год): 1 – 50-мм антирадиационный подбой; 2 – 40-мм плита из броневой стали средней твердости; 3 – короб из 2-мм стали с размерами 260х130х100 мм; 4 – полимерный блок шириной 80 мм; 5 – железные зажимы; 6 – 10-мм плита из броневой стали высочайшей твердости, под которой уложен элемент ДЗ 4С20; 7 – имитатор с ДЗ в сборе; 8 – итог подрыва авиационного кассетного элемента 2,5 КО (бронепробиваемость – 200 мм) на поверхности имитатора, снаряженного ДЗ.
К истинному времени результаты исследовательских работ НИИ стали по броневой и динамической защите наших танков получены при помощи аналогов забугорных боеприпасов, в качестве которых принимались еще русские ПТУР, выстрелы РПГ, имеющие бронепробиваемость 700 мм, также БПС 3БМ22 (бронепробиваемость – 170 мм/60 град.) и 3БМ42 (бронепробиваемость – 220 мм/60 град.). Сейчас эти свойства забугорных боеприпасов существенно возросли. Так, бронепробиваемость забугорных тандемных БЧ ПТУР AGM-114L «Хеллфайр», «Бримстоун» и других составляет 1200 мм, а бронепробиваемость БПС DM43 (материал сердечника – из фольфрамового сплава) равна 350 мм/60 град. В качестве аналогов современных забугорных средств могут быть приняты тандемные БЧ ПТУР «Корнет» и «Хризантема», которые целенаправлено использовать при статических подрывах по кускам лобовой защиты танка «Армата». А вот с аналогами забугорных БПС дела обстоят совершенно плохо. Для оценки бронестойкости нового танка БПС 3БМ42 (бронепробиваемость – 220 мм/60 град.) и 3БМ48 (300 мм/60 град.) не применимы. Другими словами, для проверки бронезащиты танка «Армата» аналога забугорного БПС не имеется.

Ракетно-артиллерийское вооружение

Одной из принципиальных является «Методика оценки эффективности ракетно-артиллерийского вооружения танка Армата». Можно ждать, что на танке «Армата» будет установлена 135-мм гладкоствольная пушка – пусковая установка (3) с массой сопутствующих заморочек. Какой-то из них является создание стволов танковых пушек, имеющих пространственную кривизну и малую живучесть. Эти недочеты наращивают вдвое падение скорости БПС на дальности 2 км по сопоставлению с забугорными эталонами. Кривизна ствола также наращивает рассеивание БПС и уменьшает возможность попадания в объект поражения. Таким макаром, создание высококачественных стволов танковых пушек остается неразрешенной неувязкой для нашего ОПК.

Решение установить 135-мм пушку на танке «Армата» можно считать только попыткой достигнуть уровня бронепробиваемости БПС, соответствующей для забугорных 120-мм артсистем ФРГ, США, Франции. Еще в конце 80-х – начале 90-х годов эти страны провели НИОКР по созданию 140-мм пушки и БПС. Проведенные демо стрельбы заверили увеличение бронепробиваемости 140-мм БПС на 40% по сопоставлению с бронепробиваемостью 120-мм БПС. Но так как забугорные танковые 120-мм пушки имеют еще достаточный потенциал для поражения русских танков, то их актуальный цикл длится.

Применение на танке «Армата» ПТУР, выстреливаемого из ствола, как бы наращивает дальность поражения цели. Но, по воззрению служащих 38 НИИ МО, доктора технических наук Григория Головочева, полковника кандидата технических наук Алексея Шевченко, полковника, кандидата технических наук Владимира Широбокова, сдерживающим фактором эффективности внедрения ПТУР будет то, что в реальном бою возможность прямой видимости на дальностях, превосходящих 2500 м, очень малозначительна («Военная мысль», № 1, 2012). Не считая этого, наше КБ никак не могут сделать ПТУР третьего поколения.

Применительно к противотанковым боеприпасам данная методика в рамках ГИ предугадывает получение экспериментальным методом черт бронепробивного и заброневого деяния. После этого – при помощи «Системы начальных данных по чертам уязвимости типовых простых наземных бронированных целей и поражающего деяния противотанковых боеприпасов» (СИД) и имитационного моделирования – определяется возможность поражения типового забугорного танка. Но упомянутая русская СИД не содержит черт уязвимости типового забугорного танка, определенного и обоснованного из ряда танков М1А2 SEP, «Леопард-2А6», «Леклерк-2», М1А3 (см. «НВО» № 28, 2011) и многообещающей забугорной бронемашины. При всем этом получение экспериментальным методом черт бронепробивного и заброневого действий ранее производилось при помощи имитаторов передних (более защищенных) зон забугорных танков, которые изготавливались в согласовании с руководящим документом (РД 401.1.6-454-85) «Состав сложных препядствий для оценки бронепробивного деяния противотанковых боеприпасов». В этом устаревшем РД не отражены последние заслуги защиты в забугорном танкостроении. Отсутствие современных СИД и РД, учитывающих развитие забугорного танкостроения, не дозволит дать достоверную оценку ракетно-артиллерийского вооружения танка «Армата».

Информация к размышлению

Танк «Армата» создается в период опережающего уровня развития забугорных технологий разведки, наведения и доставки новых компактных с малой радиолокационной заметностью управляемых противотанковых средств, действующих на далеких подступах со стороны менее защищенной верхней полусферы бронемашин. В критериях шестого поколения войн танковая бригада может понести огромные утраты еще на далеких подступах. В бесконтактных войнах просматривается новенькая стратегия борьбы с бронетехникой на далеких подступах методом обстрела менее защищенных крыш бронемашин. В зоне боевых действий танки «Армата» уже не будут атакованы старенькыми забугорными самолетами тактической авиации F-15, F-16 и А-10; ракетами «Мейверик», планирующими авиационными бомбами типа «Уоллай» (см. «НВО» № 44, 2007). Их поменяют компактные скоростные противотанковые боеприпасы. В этой ситуации КАЗ типа «Арена» уже не обеспечит полностью защиту танка «Армата», к примеру, от СПБЭ с БЧ на принципе ударного ядра. Совместно с тем в ФРГ для танка «Леопард-2А6» создается КАЗ, который должен обеспечивать защиту от СНБЭ, СПБЭ артиллерийских и авиационных боеприпасов методом постановки помех системам их наведения и ликвидированием на подлете к бронемашинам на дальности 20–150 м, а в верхней полусфере – 25–250 м.

Отставание в параметрах российских КАЗ следовало бы восполнить увеличением эффективности деяния войсковой ПВО малой дальности и близкого деяния в борьбе с многообещающими противотанковыми средствами. К огорчению, этой дилемме не уделяется подабающего внимания.

В статье не отражен весь объем работ, который нужно провести по обеспечению ГИ танка «Армата» надлежащими методиками, материально-техническим и метрологическим обеспечением испытаний. Большая работа должна быть проведена по обоснованию и производству имитаторов защиты типового забугорного танка, также выбору типовых аналогов забугорных боеприпасов, созданных для поражения танка «Армата». Главное – не повторять основную ошибку прошедшего: оценивать защиту танка «Армата» старенькыми русскими боеприпасами.


Миша Михайлович Растопшин — кандидат технических наук

Понравилась статья? Поделиться с друзьями:
Добавить комментарий
SQL - 46 | 0,110 сек. | 12.55 МБ