«Обновлённая» ядерная стратегия США

«Обновлённая» ядерная стратегия США
На состоявшейся 9 августа пресс-конференции в Вашингтоне глава сегодняшней американской администрации предложил взять паузу в отношениях Рф и США. «Вероятно, для нас было бы подходящим взять паузу, переоценить, куда идёт Наша родина, каковы наши главные интересы, и откалибровать дела так, чтоб мы делали что-то не плохое для США и, надеюсь, для Рф тоже, хотя и признавая, что некие разногласия будут и мы будем не в состоянии вполне их развеять», — добавил президент США. 

Поясняя предпосылки отложенного визита в Москву сначала сентября Барака Обамы, его пресс-секретарь сказал, что они связаны, а именно, с отсутствием прогресса в диалоге по таким вопросам, как ПРО и контроль над вооружениями, в сфере глобальной безопасности. 

Россию и США также делят различия в военно-доктринальных взорах, в том числе в ядерной сфере. Свидетельством тому – «обновлённая» ядерная стратегия США, об главных положениях которой ведает Владимир Козин, консультант директора Русского института стратегических исследовательских работ, член-корреспондент РАЕН.

Итак, в июне этого года Белоснежный дом одобрил третью по счёту после окончания «холодной войны» модификацию собственной ядерной стратегии и первую её адаптацию после 2002 года, когда США в однобоком порядке вышли из Контракта по ПРО и приступили к масштабному развёртыванию глобальной системы перехвата баллистических ракет. В чём сущность «новой» американской ядерной установки и какими могут быть её последствия для процесса обеспечения интернациональной безопасности и стабильности?

Главные положения этой модификации изложены в приготовленном Пентагоном вместе с другими министерствами и ведомствами страны «Докладе о стратегии внедрения ядерного орудия Соединёнными Штатами Америки», обнародованном в июне, также в военно-политическом разделе выступления президента Барака Обамы в Берлине. Не считая того, отдельные элементы приспособленной ядерной стратегии прокомментированы в специальной фактологической справке Белоснежного дома. 

Отдельные западные и русские исследователи поторопились откомментировать «обновлённую» южноамериканскую ядерную стратегию в положительном ключе. К примеру, сначала августа группа русских профессионалов пришла к безосновательному выводу о том, что в эту стратегию «вносятся серьёзные коррективы, которые Пентагон должен выполнить в течение наиблежайшего года», что не соответствует реальности и заявленной «обновлённой» американской ядерной установке. В собственных выкладках эти исследователи фактически обошли стороной военно-политический ядерный раздел берлинского выступления Барака Обамы, также упомянутую фактологическую справку Белоснежного дома, которые исходя из убеждений оценки ядерной стратегии США представляют практический энтузиазм для русской стороны. Некие разделы «обновлённой» американской ядерной доктрины, имеющие огромное значение для осознания ракетно-ядерной политики Вашингтона и его далековато идущих планов в этой сфере, вообщем оказались вне поля зрения этих профессионалов.

Совместно с тем паче внимательный анализ «Доклада о стратегии внедрения ядерного орудия Соединёнными Штатами Америки» указывает, что южноамериканское военно-политическое управление сохраняет свою твёрдую приверженность доктрине наступательного ядерного сдерживания, носящей глобальный нрав. Оно также поочередно проводит курс на усиление регионального ядерного сдерживания с целью предоставления «ядерного прикрытия» государствам, с которыми Вашингтон поддерживает тесноватые союзнические либо партнёрские военно-политические и военно-технические связи. А именно, к государствам, находящимся «под ядерным зонтиком» стратегических наступательных вооружений (СНВ) и тактического ядерного орудия (ТЯО) США, в Вашингтоне относят все страны, входящие в НАТО, также Японию, Австралию, Южную Корею и некие страны Близкого Востока, сначала Израиль.

Согласно рассматриваемому документу, южноамериканское военно-политическое управление оставляет за собой право использовать ядерное орудие только «в чрезвычайных обстоятельствах». Но фактически оно может воплотить это право в хоть какое время и в хоть какой точке земного шара «для защиты актуально принципиальных интересов Соединённых Штатов, их союзников и партнёров» как в первом, так и в ответном ракетно-ядерном ударе. И такую линию вооружённые силы страны будут проводить, как это записано в докладе южноамериканского оборонного ведомства, само мало «в течение всего XXI века».

Следует также отметить, что этот документ базируется на одном из постулатов, который был отражён в «Национальном обзоре ядерной политики» страны, одобренном в апреле 2010 года, а именно на положении: «Хотя угроза ядерной войны стала отдалённой, все же риск ядерного нападения возрос». На этом основании делаются далековато идущие выводы о необходимости сохранения ядерного орудия стратегического и тактического предназначения в очень отдалённой перспективе.

«Обновлённая» ядерная стратегия сохраняет постоянным и «значительный контрсиловой потенциал», который подразумевает нанесение ядерных ударов по военным объектам «с целью минимизации способности нанесения ответного ядерного удара возможным противником». Это, на самом деле, значит возможность Соединённых Штатов деятельно, в первом ударе подвергать такие объекты ядерному нападению. 

США хотят сохранить значимый «возвратный потенциал» в виде «оперативно неразвёрнутых» боезарядов, другими словами находящихся в резерве. Подсчёты, произведённые на базе данных по СНВ США по состоянию на 1 июля этого года, которые были представлены американской стороной, свидетельствуют о том, что к этому периоду времени в распоряжении их Стратегического командования находилось в общей трудности 514 «оперативно неразвёрнутых» носителей в виде МБР, БРПЛ и ТБ, также 792 «оперативно развёрнутых» носителя обозначенных категорий. Таким макаром, соотношение «оперативно неразвёрнутых» носителей к «оперативно развёрнутым» составляет 64,9 процента. Это очень высочайший показатель.

Пентагону также предписано обеспечить «более эффективное» планирование использования южноамериканского ракетно-ядерного арсенала после окончания срока деяния Пражского Контракта СНВ-3 и сразу продолжать составление реестра нанесения неядерных ударов. При всем этом в докладе подчёркнуто признание того, что установка на внедрение обыденных вооружений не поменяет ядерное орудие, также то, что «ядерное сдерживание ядерного нападения извне» – не единственная цель южноамериканского ядерного орудия. Последнее положение следует, возможно, интерпретировать как возможность использования южноамериканскими вооружёнными силами ядерного орудия для решения других задач. К примеру, в процессе таких конфликтов, когда южноамериканские вооружённые силы окажутся неспособными достигнуть поставленных целей применением только обыденных видов вооружений.

Пентагоновский доклад включает положения, затрагивающие Российскую Федерацию и КНР. Так, намерение Соединённых Штатов сохранить ядерное орудие на неопределённый период времени доклад доказывает наличием у Рф классической триады СНВ и «большого количества» ТЯО. При всем этом обе стороны ещё никогда не обменивались официальными данными по тактическому ядерному оружию, потому что никогда не вели переговоров о его вероятном сокращении либо ограничении. Все же на базе фактора СНВ и ТЯО формулируется необходимость сохранения южноамериканского «эффективного ядерного сдерживания» относительно нашей страны. 

Приверженность США «обновлённой» ядерной доктрине сразу мотивируется фактом модернизации как ядерных, так и обыденных вооружений Китайской Народной Республикой, также отсутствием «открытости» в китайских военных ядерных программках, которые, как утверждается, осуществляются «в широких объёмах и резвыми темпами». 

Делая упор на такие суждения, Пентагон продолжит поддерживать три компонента ядерной триады «в оперативном состоянии» таким макаром, который дозволил бы параллельно решать две главные задачки: обеспечить США «стратегическую стабильность» и с Россией, и с КНР, также сдерживать ещё каких-либо неназванных «региональных противников».

Повторяется формулировка, которая уже озвучивалась в других американских военно-стратегических установках ближайшего времени, о том, что южноамериканские вооружённые силы не будут использовать ядерное орудие против стран, подписавших ДНЯО, но только при условии, «если они будут делать обязательства по ядерному нераспространению». Очевидно, право определения стран, которые «выполняют» либо «не выполняют» положения обозначенного интернационального контракта, будет принадлежать, как убеждены в Вашингтоне, только американской стороне. Любопытно, каким образом США будут действовать относительно 5 западноевропейских стран, которые в нарушение ДНЯО согласились расположить на собственной местности южноамериканское ТЯО?

В докладе содержатся положения, конкретно касающиеся тактического ядерного орудия, которое, начиная с ядерной эпохи и до сего времени по вине Соединённых Штатов, находится «за скобками» переговорного процесса. Документ чётко прописывает, что Пентагон сохранит ядерные средства «передового базирования», к которым в южноамериканском военном ведомстве относят тактические ядерные средства, размещённые в Европе и АТР в качестве базы «расширенного ядерного сдерживания». Так, южноамериканское ТЯО будет оставаться на Европейском материке до того времени, пока НАТО «не обусловит условия», которые станут основанием для конфигурации ядерной политики альянса. Но Североатлантический альянс не считает необходимым поменять эту политику и не собирается определять такие «условия», что было предметно зафиксировано в главных итоговых документах чикагского саммита альянса в мае прошедшего года. Такое же положение отражено и в упоминавшейся фактологической справке Белоснежного дома.

Непременно, в документе есть и ряд модификаций. Так, появилось положение о том, что США не станут использовать ядерное орудие против городов, а будут использовать его только против военных объектов. Также задекларировано положение о «снижении опоры» на ракетно-ядерные вооружения, которые не подлежат и не будут подлежать инспекционным проверкам. Но такие модификации малозначительны и не позволяют давать общую положительную оценку проанализированному документу Пентагона. Тем паче что южноамериканское военно-политическое управление хочет продолжать широкую модернизацию СНВ и ТЯО независимо от окончания периода «холодной войны» до 2070-2075 годов и дальше.

А именно, в СНВ США продолжат модернизацию ядерных боезарядов для МБР и БРПЛ, разработку новых видов горючего для МБР, работы по продлению сроков службы боезарядов для МБР, БРПЛ и КРВБ, по повышению тяги движков для МБР, увеличению точности наведения для МБР и БРПЛ и переоборудованию стратегических носителей под доставку нестратегических высокоточных и гиперскоростных обыденных боезарядов. Также запланировано обновление стратегической триады путём принятие на вооружение новых МБР, БРПЛ и ТБ, также постройка улучшенных ПЛАРБ и создание новых КРВБ и КРМБ завышенной дальности.

Следует отметить, что в представленном виде «обновлённая» южноамериканская стратегия об использовании ядерного орудия коренным образом отличается от русской ядерной стратегии, которая в коротком виде может быть квалифицирована как «оборонительное ядерное сдерживание». 

Совместно с тем отмеченные выше особенности «отредактированной» ядерной стратегии США и предстоящее развитие их ракетно-ядерных средств стратегического и тактического предназначения, также продолжающееся развёртывание глобальной системы ПРО в конкретной близости от русских рубежей должны быть правильно учтены путём внесения неких корректив в военную доктрину Русской Федерации. Они должны учитываться и при определении многообещающей полосы нашей страны по проблематике СНВ, ТЯО, ПРО и ДОВСЕ, также по другим военно-политическим дилеммам, от решения которых на базе незыблемого принципа равенства и равной безопасности южноамериканская сторона всячески уклоняется (к примеру, неувязка предотвращения размещения орудия в космосе, вопросы о противоспутниковом оружии, предотвращении инцидентов с подводными лодками сторон в подводном положении и другие).
Создатель Владимир Козин

Понравилась статья? Поделиться с друзьями:
Добавить комментарий
SQL - 46 | 0,153 сек. | 12.51 МБ