Кибернетическая война – виртуальные бои в реальности

Кибернетическая война – виртуальные бои в реальности

13-16 ноября текущего года НАТО проводило учения под заглавием Cyber Coalition, в процессе которых государствам-участникам блока предстоит отрабатывать взаимодействие на случай кибервойны. К слову сказать, планированием кибернетических атак заняты много стран. Но в этих кибератаках существует одна очень суровая неувязка – наперед предвидеть последствия их нереально. К тому же контролировать изготовления к кибервойнам также нереально.

По сценарию учений две страны-участницы военного блока подвергнутся хакерской атаке, осуществленной одной из африканских государств. «Пострадавшими» государствами будут Эстония и Венгрия. Один из военно-транспортных самолетов НАТО, который выведен из строя массивным компьютерным вирусом, падает на один из венгерских городов. В это время проводится и наземная атака на объекты инфраструктуры другого страны – Эстонии. Сам союз определяет, к какому государству принадлежит противник, и наносит ответный удар не только лишь в реальном мире, да и в кибернетическом.
Необходимо отметить, что выбор возможных жертв взломщиков вызывает само мало недоумение, ведь и Венгрия, и Эстония находятся совершенно неподалеку от Рф. Вот поэтому многие из профессионалов молвят о том, что под африканским государством предполагается конкретно РФ. Такое предположение кажется полностью применимым, тем паче что представители блока именуют в числе собственных более возможных врагов конкретно Россию, Иран и Китай.

Необходимо отметить, что участники блока особо серьезно подходят к дилеммам кибернетической безопасности. Так, а именно, германские вооруженные силы уже с конца 2011 года находится в состоянии полной боевой готовности к ведению кибернетической войны. Подразделение, которое практикуется на кибервойнах, дислоцируется неподалеку от Бонна. Создание подразделения было начато еще в 2006 году, а базу его составили специалисты-компьютерщики, которые отвечали за защиту компьютерной системы германского военного ведомства от атак взломщиков. Отметим, что по уровню подготовки германские кибербойцы фактически сравнялись по силам с южноамериканскими и израильскими спецами.

Англия также не бездействует. На базе ДеМонфортовского института, находящегося в Лестере, была запущена программка подготовки профессионалов по программированию для служб внутренней и наружной разведки, MI5 и MI6. В октябре текущего года главой Министерства зарубежных дел Англии Уильямом Хейгом было изготовлено заявление о том, что в программку набираются юные люди, которые интенсивно увлекаются компьютерными играми. По его словам, конкретно они сумеют в дальнейшем обеспечить безопасность страны.

Средства ведения кибернетической войны – это виртуальное орудие, которое с течением времени может перевоплотиться в настоящее орудие массового поражения. Потому специалисты предсказывают начало гонки кибервооружений меж ведущими государствами мира. Подтверждением того, что виртуальное и реальное уже тесновато переплелось меж собой, свидетельствуют действия ближайшего времени – «арабская весна», ведение цензуры в Китае, проведение кибернетических атак в Иране, хакерские атаки на серверы спецслужб, обнародование скрытой инфы ресурсом WikiLeaks. Все это дает повод профессионалам гласить о том, что кибервойна уже разворачивается в мире. Но пока ее участники практикуются, нанося четкие удары, но даже такие микрооперации свидетельствуют о том, что кибероружие может представлять собой суровую опасность. 

Об угрозы использования киберсредств свидетельствуют, а именно, многократные сбои в системе регистрации пассажиров в аэропортах, в конечном итоге было сорвано огромное количество рейсов. Скандалы, связанные с WikiLeaks, стали предпосылкой хакерских атак на сетевые ресурсы огромнейших глобальных банков и министерств в мире, также на Нью-йоркскую биржу. Но это все, так сказать, бытовое внедрение кибероружия. Что касается глобального его использования идет речь о подрыве работы военной системы, мобильной связи, транспорта и электрических станций. 

В качестве броского примера военного внедрения кибертехнологий, обычно, наводится история, которая произошла сначала нового века со скандально известной подслушивающей американо-британской системой «Эшелон». Кроме этого, были еще хакерские атаки на южноамериканские правительственные серверы, в каких винили или северокорейских, или китайских программистов-хакеров. Самый резонансный случай нашего времени – это внедрение против иранских ядерных систем вируса Stuxnet. Иранским спецам удалось его приостановить, но появилась еще одна угроза – вирусная программка под заглавием Flame, которая очень похожа на предшествующую.

По словам профессионала по конкурентноспособной разведке Евгения Ющука, конкретно эти случаи свидетельствуют о том, в каком направлении движется развитие компьютерного орудия. 

Причастность к созданию этих компьютерных вирусов опровергают как Вашингтон, так и израильская сторона, но полностью разумеется, что это всего только политические игры. По убеждению многих профессионалов, биться с помощью кибернетического орудия против Тегерана неэффективно. Тут поможет только маленькая и быстрая победоносная война. Но с Ираном малеханькой войны не получится, а большая победоносной не станет…

Кроме Соединенных Штатов и стран-участниц НАТО, очень удачно осваивают потенциальные способности войн в кибернетическом пространстве и Япония, Китай, Наша родина и даже Северная Корея. По словам профессионалов, в текущее время более 20 стран в мире обладает потенциалом для ведения кибернетических войн. Более точно найти число таких стран очень трудно, так как данная сфера, также все разработки, с нею связанные, являются информацией закрытой. 

Самым активным посреди всех нареченных стран признан Китай, который отмежевался от всего остального мира «Великой стеной» и через нее фильтрует поступающую и уходящую информацию. Китайские хакеры числятся одними из наисильнейших компьютерных профессионалов в мире. Более того, вопросы по кибертехнологиям держатся под контролем высшего политического управления страны

Что касается Рф, то военное ведомство отлично ознакомлено о потенциале молодежи в сфере информатики и компьютерных систем. Потому в октябре был объявлен тендер на проведение исследовательских работ в области информационной безопасности. Более того, согласно сообщениям неких изданий, в силовые структуры все почаще стали брать на работу конкретно «продвинутых» взломщиков.

В области технической защиты данных россияне также придерживаются несколько хороших от западных государств принципов. Так, а именно, на объектах ядерной индустрии существует система локальных сетей, по которым и передается вся информация, также осуществляется управление аппаратурой. Одна из локальных сетей интегрирована в Веб, а другая полностью изолирована. Нечто схожее наблюдается и в компьютерной системе силового ведомства. Ни один компьютер, который содержит секретную информацию, не подключен к Вебу. Более того, все компы, которые поступают в муниципальные ведомства, проходят проверку особых служб на предмет наличия шпионской аппаратуры, а военная сфера вообщем лишена зарубежных программ.

Если гласить о тех последствиях, к которым может привести кибернетическая атака, проведенная преднамеренно либо случаем и направленная на гидроэлектростанцию, канализационную систему либо другие объекты инфраструктуры, то найти их нереально. Об этом можно только догадываться. Но, как считают спецы, уже в самом не далеком будущем компьютерные вирусы будут распространяться со скоростью био. При всем этом держать под контролем их распространение будет нереально.

По словам военного аналитика Александра Гольца, в текущее время цивилизация очень уязвима. Это разъясняется тем, что хоть какой непростой процесс, включая водопроводные системы, регулировку дорожного движения, инфраструктуру – все контролируется с помощью информационных технологий. И даже мельчайшие нарушения в работе этих технологий могут послужить предпосылкой суровых заморочек. Он также отмечает, что на этот момент ведутся только исходные работы по созданию кибернетического орудия. Невзирая на это в Америке уже даже существует целое особое подразделение. Аналогичное подразделение, к слову сказать, существует и в русском военном ведомстве. Не считая того, Гольц уверен, что в области разработок кибероружия россияне оставили далековато сзади весь мир.

А по воззрению основоположника Лаборатории Касперского Евгения Касперского, нужно принять международное соглашение, которое и воспретит оборонным структурам вести разработки вирусов или же поможет уменьшить предполагаемую опасность в мировом масштабе. Но на самом деле это оказывается не таковой обычной задачей. На практике согласование интернациональных соглашений относительно кибернетической безопасности приведет к ограничению свободного использования «всемирной паутиной», так как там можно отыскать потенциально небезопасные разработки.

Каждое правительство имеет свое понятие информационной безопасности и свободы, потому в текущее время не существует никаких шансов прийти к какому-либо общему соглашению, которое бы сдерживало разработчиков компьютерных вирусных программ. Таким макаром, выходит, что население земли просто оказалось заложником кибернетического места, которое ни предсказать, ни тем паче держать под контролем нереально.


источник topwar.ru

Понравилась статья? Поделиться с друзьями:
Добавить комментарий
SQL - 46 | 0,167 сек. | 12.48 МБ