Средства воздействия: массовые коммуникации

Средства влияния: массовые коммуникацииГоворя о средствах и приемах внушения, нельзя не вспомнить о Габриэле Тарде, который первым направил внимание на ту только важную роль, которую играет пресса и в целом сми (СМИ), воздействуя на разумы и поведение людей. В предстоящем разработки Тарда послужили основой для сотворения теории массовых коммуникаций.

Тарду принадлежит мысль о том, что развитие средств коммуникации от изобретения книгопечатания до газет, телеграфа и т.д. осуществ-ляется как развитие все более улучшенных средств массового внушения. Одним из следствий этого процесса стало возникновение в новой истории нового, не существовавшего ранее парадокса — публичного представления. Тард считает (как это ни умопомрачительно для современного человека), что в средневековой Европе не было одного представления, так как в малых обществах, не объединенных средствами массовой коммуникации, существовали только единичные либо фрагментарные представления и суждения, каждое из которых было по-настоящему выстраданным и взвешенным. Позже, когда возникают книжки, а дальше газеты и журнальчики, появляется возможность тиражирования мыслях, воззрений и суждений, по этому существовавшие ранее в виде фрагментов представления соединяются воединыжды.

Тард считает, что публичным становится мировоззрение, высказанное каким-то индивидумом, а потом тысячекратно растиражированное, до-полненное, исправленное в суждениях других людей. Оно вроде бы обка-тывается и правится до того времени, пока не обретает вид закоренелого, принятого взора.

Тард пишет о 2-ух шагах в развитии коммуникации. 1-ый заканчивается созданием письменности, книжек и театра. 2-ой — возникновением прессы и в целом СМИ. При этом каждый вид средств коммуникации сформировывает собственный тип массы. Так, устная коммуникация, осуществляемая средством разговора, порождает толпы. Письменная, печатная, по воззрению Тарда, сформировывает публику. Более того, коммуникация определяет тип фаворита. И если у толпы — это вожди либо «вожаки», как именует их Лебон, то у публики возникает новый тип вождя — политик-публицист.

Когда возникает пресса, то она по силе и массовости собственного воз-действия превосходит все, что было до нее. Если устным выступлением можно повлиять на сотки, самое большее, на тыщи людей, вводя их в гипнотический транс, то при помощи печатного слова это можно проделывать уже с десятками миллионов людей.

Тард пишет: «… через все это обилие просматривается что-то вроде общего закона: это все увеличивающийся разрыв меж числом вождей и числом ведомых: 20 ораторов либо вождей gentes (родов — лат.) в древние времена управляли городом в 2000 людей, меж иным, соотношение 1 к 100. А в наше время 20 журналистов, проданных либо приобретенных, управляют другой раз 40 миллионами человек; соотношение 1 к 200 000? (Цит. по Московичи С, 1996, с. 251).

Журналисты, таким макаром, по воззрению Тарда, это тоже вожди-гипнотизеры. При помощи СМИ они омассовляют людей, делают каждого членом невидимой, распыленной массы. Пресса тиражирует эталоны убеждений, верований, моды, навязывает представления, внушает мысли. Она тиражирует и навязывает поведение, и даже стиль жизни. Мысли, слова, поступки людей, благодаря СМИ, становятся всеобщими, массовыми.

Самое драматическое доказательство этому выводу психологии масс мы находим в современной истории, в случаях так именуемого «феномена Вертера». Речь о том, как обширное освещение в СМИ случаев суицида порождает волну подражательных самоубийств. Понятие «феномен Вертера» ввел в социальную психологию южноамериканский исследователь Дэвид Филипс, взявший заглавие из книжки Иоганна фон Гете «Страдания юного Вертера». Книжка эта, где главный герой Вертер совершает суицид, имела огромное воздействие на читателей. Так огромное, что вызвала волну самоубийств по всей Европе.

Д. Филипс, изучая статистику самоубийств в США с 1947 по 1968 годы, нашел, что после публикаций на страничках газет рассказа о самоубийстве в течение следующих 2-ух месяцев самоубийств совершалось на 58 случаев больше, чем обычно. Р. Чалдини в этой связи отмечает, что каждое сообщение о самоубийстве убивало 58 человек, которые могли бы продолжат

Понравилась статья? Поделиться с друзьями:
Добавить комментарий
SQL - 46 | 0,098 сек. | 12.38 МБ