Танк, которого ещё не видели. Краткий разбор «наездов» на «Армату»

Танк, которого ещё не видели. Краткий разбор «наездов» на «Армату»
Новый основной боевой танк (ОБТ) на платформе «Армата» не будет показан широкой публике в сентябре, как планировалось ранее. Показ машины будет носить закрытый нрав. Об этом сказал журналистам Дмитрий Рогозин.


Весть о том, что новейшую машину на выставке в Нижнем Тагиле увидит только управление страны, вызвало целую волну критики… Нет, не критики лишней закрытости, сопутствующей всем разработкам в военной области. Ураганным разносам подвергается сам новый танк. Точнее, то малое, что о нём понятно. Другими словами ситуация смотрится практически анекдотично — желающие охаять новейшую русскую разработку стараются успеть как можно быстрее, пока нельзя поглядеть на живое изделие. Приблизительно так же было с российским истребителем 5-ого поколения. Было много желающих порассуждать о том, что «он не полетит», что «мы не сможем такое сделать», что «всё это надувательство» и вообщем «попил и откаты». Но с того времени, как ПАК ФА и его лётные тесты стало может быть следить воочию, — критики куда-то делись. Они мигом позабыли то, в чем дружно уверяли публику ещё не так давно, и отыскали своим языкам более подходящее применение.


Все же, критика ещё не показанной «Арматы» заслуживает внимания. Во-1-х, так как по неким техническим моментам публике преподносится «единственно верная» точка зрения. А тем, кто интересуется новым русским танком, полезно знать, что излагаемая оппонентами «Арматы» точка зрения не единственная. И раз уж разработчики «Арматы» пока не могут открыто предъявить новейшую машину — это не означает, что этим можно воспользоваться, «набрасывая» свою критику без ответа.


Во-2-х, её стоит разобрать, чтоб позже обличителям сложнее было запамятовать свои слова и продолжать делать вид, как будто они всегда правы.


Итак, попробуем разобраться с тем, что будет представлять собой «Армата» в варианте ОБТ. И какие её свойства оспариваются оппонентами.


Вид нового танка известен в общих чертах. Его главным вооружением станет танковая пушка завышенной мощности 2А82. Она имеет прежний калибр 125-мм, но новые боеприпасы, со снарядами увеличенной длины и поболее сильными метательными зарядами. По своим энергетическим чертам она имеет существенное приемущество даже над самой совершенной на текущий момент германской Rh 120/L55.


Но выбор этого орудия — один из предметов критики. Вправду, значимым увеличением огневой мощи нового танка могла бы стать установка более сильной 152-мм гладкоствольной пушки 2А83. Она тоже прошла тесты и имеет набор современных боеприпасов, аналогичный 2А82, только выполненных в большем калибре. Эта пушка предполагалась к установке на так и не принятый на вооружение макет танка — «объект 195» (изображение), который в народе назывался Т-95.


Но у увеличения огневой мощи самым обычным путём (повышением калибра орудия) есть и негативные черты. За рубежом тоже начинали экспериментировать с танковыми пушками огромных калибров, когда выяснилось, что стандартная в НАТО 120-мм пушка Rh-120 не обеспечивает поражения русских Т-80. В главном пробовали прирастить калибр до 140-мм. Но калибр орудий западных танков остался прежним. Почему?


Существует неверное мировоззрение, что предпосылкой этого стало крушение СССР, которое, мол, устранило опасность столкновения в бою с новыми русскими танками. В реальности же западные опыты просто не увенчались фуррором. Увеличившаяся энергия выстрела многокалиберных пушек не позволяла достигнуть требуемой точности ведения огня. К тому же мощные орудия и боезапас, увеличивший собственный объём, безмерно повышали массу и размеры и без того томных и больших западных машин (имеющих большой силуэт, как следует, представляющих из себя неплохую мишень). И единственным удачным западным опытом увеличения могущества танковых орудий стала германская пушка Rh 120/L55, которая, так же как и российская 2А82, сохранила собственный прежний калибр.


Предстоящее увеличение огневой мощи танков совсем не непременно будет связано с большенными калибрами. Одним из самых многообещающих направлений является разработка так именуемых электротермохимических пушек (подробнее можно почитать тут и тут). Такие исследования ведутся и у нас. Но на текущий момент улучшать основное танковое вооружение следует не геометрическими размерами, а качеством систем управления и боеприпасов.


Так, «Армата» получит для собственного орудия целую линейку новых боеприпасов, в том числе с корректировкой линии движения, с дистанционным подрывом, также новый комплекс управляемого ракетного орудия. Это прирастит способности «Арматы» в борьбе как с бронетехникой противника, так и с другими целями. В том числе с рассеянными на некой площади и находящимися в воздухе (с летательными аппаратами). О свойствах системы управления орудием (СУО) «Арматы» судить можно будет тогда, когда эта информация станет более открытой. Но если судить по интервью признанного профессионала в отрасли бронетехники Виктора Ивановича Мураховского, то она будет соответствовать всем современным требованиям:


«Основные принципы современного СУО танка понятны: многоканальность, композитная картина на базе синтеза каналов, вполне цифровой баллистический тракт, интеграция с АСУВ с наружным целеуказанием (другими словами расширенные способности режима «охотник — стрелок»), «дополненной реальностью», выдачей боеприпаса в поле управления СУО от наружных источников и так далее… С конструкторской точки зрения вроде заморочек нет. Перечисленные мной характеристики как раз в наших КБ и родились. Думаю, АСЦ (автомат сопровождения цели) — нужный элемент. Он позволяет исключить ошибки человека с момента захвата цели. Это дорогого стоит, ибо в бою, под огневым воздействием противника, время реакции и точность действий наводчика понижаются в пару раз по сопоставлению с полигонными условиями».


Дальше. О сборке танка также понятно почти все. Моторно-трансмиссионное отделение (МТО) будет размещено обычно — в корме корпуса. Это, естественно, расстроит многих любителей бронетехники, надеявшихся на фронтальное размещение МТО, по аналогии с израильской «Меркавой». Тут придется увидеть, что, не считая «Меркав» (предназначенных для очень специфичных ТВД) и нескольких экспериментальных машин, фронтальное размещение МТО нигде не применяется. Да, движок защищает экипаж от прямого обстрела в переднюю часть корпуса. Но перетяжеление фронтальной части машины плохо сказывается на её проходимости. Фактически, потому все российские и западные танки, созданные для маневренных действий на всех типах почв, имеют заднее размещение МТО. А достаточной защиты фронтальной части корпуса можно достигнуть не только лишь при помощи мотора.


И тут «Армате» есть чем повытрепываться. Экипаж будет расположен в бронекапсуле, расположенной в фронтальной части корпуса и изолированной от боевого отделения. А башня с главным вооружением — будет необитаемой. Под ней будет размещен боезапас и механизмы автоматического заряжания. Это фактически неминуемое решение, так как современные противотанковые средства стремятся поражать танк в менее защищённую верхнюю полусферу. Увеличивать броню над танком фактически нереально. И единственным оптимальным выходом будет попытка «спрятать» экипаж под защиту необитаемого модуля вооружения. На башню танка также приходится основная масса попаданий из противотанкового орудия прямого выстрела. И, если ставится цель повысить выживаемость экипажа на поле боя, от необитаемого боевого отделения никуда не деться.


У изолированного размещения экипажа есть и минусы. Но, на мой взор, они находятся не совершенно там, где их пробуют отыскать критики. Эффективность танка, не считая всего остального, будет зависеть от того, как получится сохранить у экипажа «чувство присутствия» на поле боя, сделать наблюдение за полем боя очень высококачественным, а обнаружение целей — резвым. Тут, естественно, почти все находится в зависимости от устройств наблюдения и от того, как много они позволят показывать окружающую обстановку. Думается, что при сегодняшнем уровне техники сделать информационное поле экипажа довольно насыщенным полностью может быть.


Если информированность экипажа об окружающей обстановке будет довольно высока, а органы управления будут не «механически-ручными», а всё-таки современными, то неувязка «тесноты» размещения экипажа в бронекапсуле становится более выдуманной, чем реальной. Так, почетаемый Алексей Хлопотов (Gur Khan) приводит мировоззрение неназванного германского профессионала, который посчитал место бронекапсулы достаточным только для drei kirgisische Zwergrabauken (трёх малеханьких киргизов). Сходу охото спросить неведомого германского профессионала: позвольте, а когда экипажи германских танков закончат заряжать пушку вручную? Понятно, что для здорового германского заряжающего необходимо много места, чтоб он мог руками таскать снаряды из боеукладки. Но вот «нашим киргизам» этого делать вообщем не приходится. Попытайтесь представить, почетаемый германский эксперт, хотя бы на теоретическом уровне, что эту операцию можно выполнить нажатием кнопки. Я понимаю, что представить трудно. Но понимаете, у нас заряжание танковых пушек автоматизировано уже несколько десятилетий как. И «ручной заряжающий» просто отсутствует в экипаже. Технический прогресс не стоит на месте, но.


Другой очень почетаемый и полностью узнаваемый танковый эксперт Андрей Тарасенко в собственном блоге размышляет о том, что «…все больше и больше думающих людей, интересующихся танкостроением, высказывают серьёзные опаски в связи с видом многообещающего русского танка «Армата»…


Беспокойство за вид «Арматы» у украинского спеца по бронетехнике полностью понятно — русское и украинское танкостроение уже издавна соперничает на наружных рынках. Претензии к «Армате» у Андрея Тарасенко касаются сборки. Прирекание вызвала всё та же бронекапсула, которая, по воззрению почетаемого профессионала, имеет «неудовлетворительные характеристики защиты экипажа, неудовлетворительные условия обитаемости экипажа в стеснённых критериях, отсутствие статического обзора с места командира даже в границах фронтальной полусферы, невозможность реализации зрительного канала прицелов командира и наводчика».


Чтоб обосновать нехорошую защищённость экипажа в бронекапсуле «Арматы», Тарасенко приводит два других варианта сборки, по его словам — гипотетичных (картина). Не вдаваясь в недочеты «гипотетических» альтернатив, поглядим на схему бронирования этих трёх компоновок, изображенную Валерием Мухиным. Она наглядно указывает, что защищённость экипажа при обстреле орудием прямого выстрела с курсового угла до 30 градусов в сборке «Арматы» является лучшей.


С чем можно согласиться, так это с невыполнимостью зрительного прицеливания. Можно сказать, что в неких ситуациях командиру приходится вести наблюдение за обстановкой конкретно, высунувшись в открытый лючок. На «Армате» это нереально. Вобщем, этот танк должен стать отменно новейшей боевой машиной, а не обычным улучшением старенькых компоновок и схем.


Но чтоб осознать, как он будет соответствовать современным боевым действиям, нам придётся раздельно разглядеть условия, в каких предстоит действовать «Армате». Это также дозволит ещё раз обсудить вопрос, как животрепещущим видом вооружения будет боевой танк в не далеком будущем вообщем. Об этом — в наиблежайшие деньки.



Александр Горбенко

Права на данный материал принадлежат Но.

Понравилась статья? Поделиться с друзьями:
Добавить комментарий
SQL - 46 | 0,120 сек. | 12.54 МБ