Защита от землетрясений

Прогноз землетрясений недостаточно совершенен. Он позволяет только представить, где следует ждать большое землетрясение, и с некой вероятностью найти срок, когда оно произойдет. В связи с этим очень нужны меры защиты от причиняемого землетрясениями вреда, которые по существу сводятся к двум советам.

Во-1-х, следует избегать очевидно небезопасных районов. Так как полная эвакуация из таких мест, как, к примеру, городка на Калифорнийском побережье, невозможна, требуется районировать их в довольно большом масштабе, чтоб свести риск к минимуму.

Во-2-х, нужно обеспечить наивысшую надежность построек в сейсмоопасных районах. Совсем антисейсмических построек не существует. Но довольно стойкое к воздействию землетрясений здание спроектировать и выстроить полностью может быть.

Антисейсмические характеристики построек можно выявить, основываясь на опыте прошедших землетрясений. Чуть ли не самыми плохими постройками для сейсмического района являются глинобитные и древесные дома с томными каменными крышами, настолько обширно всераспространенные в Азии и Южной Америке. Следует избегать значимых декоративных нагрузок в высшей части построек, в том числе парапетов на верхних этажах. Во время недавнешнего землетрясения в Калифорнии было установлено, что двойные гаражи на нижнем этаже также существенно уменьшают крепкость дома. Современные железобетонные строения обычно отлично переносят землетрясения, но еще как бы нет соответственных инженерных расчетов для тех случаев, когда горизонтальное ускорение возможно окажется соизмеримым с ускорением свободного падения, как это наблюдалось во время землетрясения в Калифорнии в 1971.

Возводя смелые современные сооружения из бетона в сейсмических районах, архитекторы, по-видимому, должны привносить в их долю здорового консерватизма и не забывать о материале, низкое качество которого может сыграть роковую роль при землетрясении. Во время землетрясения 1930г. в Италии предпосылкой разрушений явилось приемущественно внедрение при строительстве тяжеленной окатанной гальки, а при землетрясении в Скопье в 1963 г. огромное количество обрушений было вызвано нехорошим скреплением бетона с непромытым заполнителем. Тот факт, что строения в Скопье «расплющились», свидетельствует также о слабеньких железобетонных перекрытиях, лежавших на неукрепленных кирпичных стенках. Нехороший фундамент — залог вероятных разрушений, будь то недостаточно плотно уложенная кладка либо рыхловатый грунт под зданиями, как в Ниигате в 1964 г.

Если же здание сооружено из доброкачественного железобетона, имеет металлической каркас, глубочайший фундамент, легкую крышу и недлинные дымовые трубы, оно всегда проявит антисейсмические характеристики. Обилием примеров доказано, что если не принимать во внимание возможность появления пожаров, самыми неопасными при землетрясении являются древесные постройки — бревенчатые избы и дома с древесным каркасом. Жители страны восходящего солнца сделали вывод, что рифленая сталь либо рулонный пропитанный битумом картон представляют собой еще наилучший кровельный материал, чем рядовая черепица.

Отель «Империал», построенный в Токио как раз перед землетрясением 1923 г., был для тех пор зданием, традиционным но собственной сейсмостойкой конструкции: здание имело глубочайший фундамент, конусообразно сужалось ввысь и завершалось крышей из легкой меди; в центре отеля был сооружен декоративный пруд, который выручил его от пожара, появившегося после землетрясения.

В особенности много морок при землетрясениях приносят старенькые строения. Новые дома, обычно, сооружаются в согласовании с определенными эталонами, хотя это и увеличивает их цена. Снос старенькых строений и подмена их новыми для обеспечения безопасности представляется очень дорогостоящим делом и просит подготовительной оценки размеров вреда, который может нанести сильное землетрясение густонаселенному городку. Даже при высококвалифицированном проектировании тяжело исключить возможность возникновения резонанса в высотных зданиях, и неспешные сейсмические волны могут случаем совпасть по периоду с своими колебаниями постройки.

В высокоскоростной жд путь на Хоккайдо (Япония) вмонтированы сейсмографы, и поезд автоматом остановится, если сотрясения грунта превысят определенный уровень. Даже нечетко сформулированные прогнозы землетрясений можно использовать, к примеру, для принятия решения о снижении уровня воды в водохранилищах и прирастить тем сейсмоустойчи-вость участка.

К огорчению, многие третируют схожими прогнозами. Может быть, в управляемом обществе дело обстоит по другому. Но в Калифорнии, к примеру, как проявили недавнешние исследования, предупреждение о землетрясении приведет только к тому, что половина из числа тех немногих, кто направит на него внимание, вообщем ничего не предпримет, а большая часть просто начнет молиться.

С учетом всего произнесенного наилучшей защитой от землетрясений нужно считать районирование местности и выявление разных по степени сейсмоопасности зон. При всем этом главное значение имеет исследование геологической специфичности данной местности. Хотя при большинстве землетрясений самые большие разрушения вызываются колебанием грунта, а не общим его смещением, важным делом является обнаружение активных разломов, представляющих зоны тривиальной угрозы. Таким макаром, первоочередная задачка при районировании сейсмозон состоит в том, чтоб проследить все имеющиеся разломы. Эта задачка осложняется тем, что разломы обычно образуют довольно широкие, с ответвлениями полосы; не считая того, с течением времени могут появиться новые разломы, а старенькые, «устойчивые» нарушения могут сместиться.

Землетрясение 1971 г. в Сан-Фернандо появилось на разломе, который считали неактивным. Как следует, при геологическом картировании нужно регистрировать все разломы, независимо от их активности, а потом — при заселении местности — держаться от их подальше. В текущее время в Калифорнии воспрещается строить новые строения поближе 35 м от узнаваемых разломов, кроме маленьких домов на одну семью, которые могут быть построены на расстоянии 15 м от разлома. Если же положение разлома точно не определено, стараются вынести границы строения как можно далее за предполагаемую зону разлома. Если все-же нужно выполнить строительство в зоне активного разлома, прибегают к разным конструктивным ухищрениям. Так, в акведуках, подающих воду в Лос-Анджелес, которые пересекают разлом Сан-Андреас, имеются подвижные соединения. Было радостно выяснить, что не так давно отказались от планов возведения атомной электростанции на этом разломе (в районе Бодега-Хед), хотя для этого и потребовался значимый нажим со стороны профессионалов по охране среды.

Непременно, что более принципиальным аспектом районирования сейсмозон для прогноза землетрясений и предупреждения их последствий является учет строй параметров грунтов. Наилучшими тут являются коренные породы, а худшими — неуплотненные, насыщенные водой юные осадочные отложения. Чем прочнее порода, тем меньше возможный вред от землетрясения. Эта связь, хотя она с трудом поддается количественному анализу, служит лучшим ориентиром для выделения зон относительной безопасности. В неуплотненных толщах слабенькие более подвержены разжижению алевриты и пески с зернами схожего размера, в особенности если эти рыхловатые породы насыщены водой и залегают неглубоко. Установлено, что наибольшее усиление сейсмических волн наблюдается на тех участках, где рыхловатые осадки залегают конкретно на жестких коренных породах. Как следует, при планировании расширения таких городов, как Токио и Сан-Франциско, следует учесть рассредотачивание по площади разных типов отложений.

В качестве критериев районирования могут выступать также оценка способности наводнений под воздействием цунами и учет угрозы появления и масштабов оползней, связанных с движениями земной коры.

Как ранее говорилось, разлом Сан-Андреас в Калифорнии можно подразделить на активные и довольно размеренные участки. Сан-Франциско и Лос-Анджелес размещены в потенциально небезопасных зонах. Но сейчас не может идти речь о перенесении построек, а тем паче городов, в другое место. Имеющиеся сведения можно использовать только при планировании новых застроек. Город Валдиз, разрушенный во время землетрясения на Аляске в 1964 г., был поновой построен на коренных породах, тогда как ранее он размещался на рыхловатых дельтовых отложениях. А вот в Манагуа (Никарагуа) избежать застройки «слабых грунтов», способствовавших разрушению городка во время землетрясения 1972 г., оказалось фактически нереально. Город был восстановлен на прежнем месте. Единственная уступка природе заключалась в том, что участки, протягивающиеся вдоль 5 разломов, активизировавшихся в 1972 г., не застраивались.

Понравилась статья? Поделиться с друзьями:
Добавить комментарий
SQL - 48 | 0,162 сек. | 12.59 МБ