Как Вашингтон утратил монополию в военно-технической сфере

Как Вашингтон утратил монополию в военно-технической сфере

В последние 20 лет Соединенные Штаты воспользовались неоспоримым конкурентноспособным преимуществом в производстве и экспорте современного обыденного вооружения. Распад СССР и Организации Варшавского контракта привел к резкому сокращению военных расходов Рф и уменьшению оружейных поставок Москвы региональным союзникам. В то же время глобализация содействовала благоденствию больших компаний, позволив южноамериканским оборонным подрядчикам получать прибыль благодаря своим мощностям и огромным заказам от вооруженных сил различных государств. Формула была ординарна: производя разные виды доступного, но современного вооружения, Пентагон и его подрядчики могли затмить хоть какого конкурента. На кону стояло преобладание в мировой торговле орудием и связанные с этим экономические и геополитические выгоды, которые США не желали терять.

Но преимущество равномерно теряется. В 1990-е гг. Соединенные Штаты контролировали 60% мирового рынка в этой сфере. Сейчас – только около 30%. Сосредоточившись на передовых разработках и разработке неописуемо дорогих оборонных систем, Вашингтон отдал зарубежным соперникам возможность выйти на рынок с удобным предложением по доступной стоимости. Вследствие этого Наша родина равномерно вернула свои позиции, а ряд других стран, в том числе Китай, Израиль и Южная Корея, преобразуются в принципиальных поставщиков.

Ни в какой программке не было такового количества ошибок, угрожающих американской оборонной индустрии, как в проекте ударного истребителя F-35, который, как признают на данный момент даже его самые оптимистичные сторонники, стал катастрофой по закупкам. В конце прохладной войны специалисты рассуждали об F-35 как о самолете, который изменит мировой рынок. Он предназначался для подмены 3-х американских истребителей, и его планировалось долгое время создавать дома. Это, в свою очередь, позволило бы реализовывать F-35 за границей по относительно низкой стоимости, так как издержки на разработку амортизировались бы за долгий период производства. Как гласили тогда, единственное, что оставалось бы зарубежным производителям, – это выкинуть планы сотворения собственного вооружения, провести переоснащение и стать частью глобальной цепи поставок F-35.

Как Вашингтон утратил монополию в военно-технической сфере

Министр обороны Австралии Стефен Смит (Stephen Smith, слева) у планера F-35A, который будет передан ВВС страны (август 2012 г). Источник: theage.com.au

Но после 11 сентября 2001 г. ограничения военных расходов были сняты, а цена F-35 резко подпрыгнула, и он перевоплотился в одну из грустно узнаваемых «золотых» американских систем вооружения. Разные военные подразделения США настаивали на дополнительных технических свойствах F-35, который стал денежной «черной дырой». Процесс оборонных закупок так сложен, что дать оценку цены очень тяжело, но даже по самым оптимистичным расчетам F-35 обойдется на 75% дороже, чем предполагалось в 2001 году. Сейчас на программку приходится 38% закупочного бюджета Пентагона, включающего все сегодняшние системы вооружений. Шок от цены принудил многих покупателей, в том числе главных союзников – Австралию, Италию и Англию, – отложить либо уменьшить заказы.

Как Вашингтон утратил монополию в военно-технической сфере

Истребители F-35B на военно-морской станции Патаксент-Ривер (Мэриленд, США). Источник: www.defensenews.com

F-35 – никак не уникальный случай. По данным Головного контрольного управления США, половина программ материально-технического оснащения Пентагона выходит за рамки собственного бюджета. Утрачиваемые Соединенными Штатами позиции в мировой торговле орудием – не просто очередной удар по уже ослабевшей внутренней экономике (в аэрокосмической индустрии страны заняты более 600 тыс. человек). В прошедшем способность вооружать союзников позволяла Вашингтону крепить мощь собственных друзей и при всем этом получать средства. Утратив фаворитные позиции на мировом рынке вооружений, Соединенные Штаты лишились принципиального инструмента наружной политики.

Проклятие монополиста

После войны в Персидском заливе (1991 г.) потребителям в мире было разумеется, что южноамериканское орудие – наилучшее на рынке. А беря во внимание, что США растрачивали на военные исследования и разработки больше, чем весь остальной мир, логично, что южноамериканские компании могли повытрепываться такими способностями, как разработка «стелс», которые не мог предложить никто другой.

Но так как южноамериканский военный бюджет был раздут после 2001 г., когда Вашингтон начал «войну против терроризма», оборонные компании и Пентагон не стали уделять свое внимание на стоимость вооружений. Конгресс открыл кошелек, внутренний спрос на высокотехнологичное вооружение возрос, а денежные ограничения на приобретение новинок сняты. Имея в распоряжении большой объем средств, промышленность предвкушала золотую эру продаж. Врубились и инвесторы. После 11 сентября акции больших оборонных подрядчиков резко выросли в стоимости.

Сейчас обыденные вооружения, такие как самолеты и ракеты, требуют использования последних инженерных достижений. Так как издержки на разработку растут до астрономических значений, цена единицы может быть снижена только за счет наращивания производства. Потому экспорт становится актуально принципиальным – любая дополнительная продажа уменьшает цена единицы вооружения. Объем заказов Пентагона значительно превосходит закупки министерств обороны Рф либо европейских государств, а поэтому южноамериканские оружейные программки имеют достаточно долгий срок жизни, даже если единственным покупателем остаются собственные вооруженные силы. Уже благодаря этому фактору цена единицы южноамериканского орудия должна быть относительно ниже.

Но в последние 10 лет Соединенные Штаты, уверившись, что у покупателей просто нет других альтернатив, стали жертвой «проклятия монополиста». Так как Вашингтон отдал карт-бланш Пентагону, который воевала в Афганистане и Ираке, представителям военных структур не приходило в голову, что большая часть государств может обойтись без улучшенных истребителей «стелс» и новейших боевых кораблей. Обычно, полностью довольно наименее масштабных технологий. Таким макаром, рост цен на южноамериканскую продукцию вынудил зарубежных потребителей обращаться к другим поставщикам. В январе 2011 г., к примеру, заместо заказа у американских компаний Lockheed Martin и Boeing Индия решила издержать 11 миллиардов баксов на истребители Rafale французской компании Dassault Aviation. Это стало первой продажей Rafale за предел, и благодаря сделке самолет внезапно заполучил конкурентоспособность в мире.

Очевидно, некие покупатели как и раньше в состоянии платить за первоклассное южноамериканское орудие. Страны Персидского залива сохраняют свои заказы благодаря высочайшим ценам на нефть и нестабильной обстановке в регионе. Например, в 2010 г. Конгресс США одобрил рассчитанную на 10 лет 60-миллиардную сделку с Саудовской Аравией, которая включает приобретение самых передовых истребителей в мире. Но даже саудовцы стремятся диверсифицировать базу собственных поставщиков, приобретая истребители Eurofighter у Англии и собираясь закупать вертолеты у Рф. Необходимо отметить, что таких покупателей, как страны Персидского залива, малость и их пример становится наименее весомым, потому что стратегический фокус Вашингтона сдвигается в сторону Азии.

Новенькая гонка вооружений

Если б сокращение американской толики рынка являлось чисто экономической неувязкой, можно было бы не обращать на это особенного внимания, полагая, что оборонная ветвь, которая имеет обязательства перед своими акционерами, в какой-то момент будет обязана реформировать бизнес-стратегию и урезать расходы. Но в отличие от других секторов, торговля орудием имеет геополитическую составляющую, в особенности беря во внимание экспортный бум в Азии на фоне общего экономического роста.

Если Вашингтон заключает сделку по продаже вооружения, страна-партнер навряд ли будет использовать его против интересов Соединенных Штатов, так как это ставило бы под опасность сам доступ к этому оружию. Таким макаром, чем больше орудия реализует Вашингтон, тем в основном он держит под контролем решения в сфере безопасности, принимаемые за рубежом. Другими словами, используя свою мощь на рынке, америкосы могут добиваться принципиальных внешнеполитических целей. Так, в 2005 г. Вашингтон остановил доступ Израиля к программке F-35, чтоб вынудить его закончить продажу девайсов для беспилотников Китаю. Похожую стратегию США использовали, чтоб не допустить поставки бразильских и испанских самолетов Венесуэле.

Со смещением интересов Вашингтона в сторону Азии реализации орудия дали ему возможность оснастить собственных тихоокеанских союзников и сразу держать в изоляции Пекин. Это можно делать впрямую, к примеру, когда Соединенные Штаты употребляют доступ на собственный внутренний рынок вооружений, чтоб вынудить страны Евросоюза придерживаться эмбарго на поставки орудия Китаю, введенного еще в 1989 г. после событий на площади Тяньаньмэнь. Но есть и непрямые методы. Используя свое конкурентноспособное преимущество, чтоб уменьшить экспортный рынок Рф, США в состоянии сделать основного поставщика орудия Китаю наименее симпатичным.

В последние годы Наша родина достигнула значимых фурроров в странах Азии. Такие компании, как «Сухой», большой русский производитель самолетов, понимают, что не могут существовать, полагаясь лишь на внутренние заказы. В последние 10 лет компания удачно продавала относительно дешевые истребители Индонезии и Малайзии. Активировались и европейские производители. С 1990 г. компании Европы разработали само мало два новых истребителя в дополнение к французскому Rafale. Швеция поставила собственный однодвигательный Gripen Венгрии и Таиланду; истребитель Eurofighter, который собирают на 4 сборочных линиях в Европе, что очень неэффективно, все же был продан Австрии и Саудовской Аравии.

Тем временем признаки того, что Соединенные Штаты теряют позиции в сфере вооружений, стали приметны и в Азии. Наикрупнейшим поставщиком орудия Пакистану сейчас является Китай, Сингапур покупает французские корабли, а Филиппины в первый раз в истории отыскивают неамериканских продавцов самолетов. Этим странам не очень необходимо новейшее высокотехнологичное вооружение, их интересует орудие среднего уровня, которое они могут для себя позволить. Вашингтон, очевидно, не реализует орудие Китаю либо Рф, а Индия делает только ограниченные закупки. Южная Корея, давнешний союзник США, сделала свою быстрорастущую военную индустрия и производит, например, дизельные подлодки, которые экспортируются в Индонезию. Если Вашингтон желает сохранить лидирующую роль в Азии, нужно вернуть утраченные позиции на рынке вооружений.

Все эти конфигурации могут оказать дестабилизирующее воздействие. В то время как Соединенные Штаты рискуют потерять роль основного поставщика вооружений в регионе, количество производителей будет только расти, так как у маленьких государств, выходящих на рынок, нет другого выбора, не считая как ориентироваться на экспорт, чтоб выжить и равномерно расширять бизнес. Им нужно создавать как можно больше. Южноамериканские компании, напротив, могут позволить для себя быть более избирательными в подходе к экспорту благодаря большущим объемам внутреннего рынка. Вашингтон может ограничить поставки, сократив объем нового вооружения в мире. Исходя из убеждений безопасности и стабильности это безпроигрышно.

Проще, но лучше

Но есть и отличные анонсы: многие конкурентноспособные достоинства американской оборонной индустрии – масштабы экономики, бюджеты разработок, которые как и раньше превосходят расходы всего остального мира, и доказанное качество продукции – сохранятся и в обозримом будущем. Вашингтон может и должен использовать эти свойства, чтоб доминировать в глобальной сети военной продукции, при всем этом Европу и другие страны среднего уровня следует включить в эту систему, русский экспорт бросить за ее пределами, а оборонные способности Китая – контролировать.

Любая администрация призывает реформировать процесс закупок Пентагона, но итог не оправдывает надежд. Заместо борьбы за полную трансформацию политикам стоит сделать собственной целью конфигурации с высочайшей степенью отдачи. Белоснежный дом (при поддержке Конгресса) должен вынудить Минобороны и его поставщиков заняться тем, что они не были склонны делать в прошедшем: под жестким штатским контролем работать над более обычным и выгодным орудием для глобального рынка заместо разработки и производства лишне сложного вооружения для домашнего использования.

Повышение военных расходов не поможет. Сроки серийного производства вооружения в США уже издавна превосходят конкурентноспособный период, а опыт последнего десятилетия позволяет представить, что любые заслуги эффективности, связанные с большими закупками, преобразуются только в высочайшие доходы оборонных компаний и все более умопомрачительное орудие для Пентагона. Секрет не в том, чтоб издержать больше средств, а в том, чтоб издержать их более уместно.

Феноминально, но, чтоб прирастить долю забугорного рынка, Вашингтон должен быть готов закупать некое количество орудия за границей. Угроза импортировать продукцию зарубежных соперников вынудила бы американских производителей держать под контролем издержки и повысила бы их конкурентоспособность в мире. Принципиально осознавать, что как Соединенные Штаты решат брать орудие за границей, размер заказа гарантирует, что Вашингтон немедля станет важнейшим клиентом. Чтоб обеспечивать южноамериканское воздействие, орудие необязательно должно быть южноамериканского производства. Не считая того, другие страны будут охотнее брать у Вашингтона, зная, что их собственная продукция имеет возможность попасть на большой рынок США.

Возьмем тендер по закупке невысокотехнологичных винтообразных самолетов для контртеррористических операций афганских ВВС, не так давно проведенный Пентагоном. Южноамериканские ВВС отказались от начального решения приобрести A-29 Super Tucano бразильской компании Embraer – самолет, испытанный в боевых действиях и применяемый ВВС еще 6 государств, который должны были фактически на сто процентов собирать в Америке, – после протестов базирующейся в Арканзасе компании Hawker Beechcraft, аналогичный самолет которой находится в стадии разработки. Возможным результатом станет повышение расходов, задержки, непропорциональность цены продукта и его миссии, увеличение шансов «Талибана» на победу и остывание отношений с Бразилией, одной из быстрорастущих глобальных держав и большого импортера обыденных вооружений.

Как Вашингтон утратил монополию в военно-технической сфере

Легкий штурмовик А-29 Super Tucano. 

В процессе перехода от дорогих систем вооружения южноамериканская оборонная индустрия не должна забывать, что обычное – не означает примитивное. Орудие должно быть легкодоступным по стоимости, действенным и симпатичным для мирового рынка. Кроме роста экспорта, более обычная продукция имеет очередное преимущество: ее легче создавать. Меньше возможность задержки поставок из-за неготовности технологий либо необходимости пересмотреть нормы технического обслуживания. Но самое главное – программки поординарнее уменьшат информационное преимущество оборонной отрасли и Пентагона и сделают штатский контроль более продуктивным.

В итоге конкретно штатские руководители, а не представители вооруженных сил и оборонной индустрии должны определять, какое орудие будет разрабатываться, и нести за это ответственность, так как такие решения могут иметь суровые стратегические последствия. Сегодняшний подход – создание маленького количества супероружия, не имеющего аналогов, которое желают иметь только немногие страны и которое подрывает военный бюджет страны, – это не большая стратегия, это политика, лишенная стратегии вообщем. На данный момент Америка разрабатывает так передовое вооружение, что оно, возможно, будет устрашать противника, не позволяя применить собственное орудие в приступе гнева. Заместо этого необходимо сосредоточиться на том, чтоб препятствовать созданию значимой части зарубежного орудия.



Об создателях

Джонатан Каверли – доцент Северо-Западного института.

Этан Кэпштейн – доктор Техасского института в Остине, приглашенный доктор Джорджтаунского института и старший научный сотрудник Центра новейшей американской безопасности.

Понравилась статья? Поделиться с друзьями:
Добавить комментарий
SQL - 46 | 0,127 сек. | 12.88 МБ