Клубок противоречий в ядерном триумвирате

Клубок противоречий в ядерном триумвирате

Наша родина, США и Китай по-разному представляют обеспечение стратегической стабильности в мире
Евгений Друзин

На фоне финансово-экономических проблем, сотрясающих страны Запада и эхом отдающихся в странах Азии, Африки и Латинской Америки, бурных событий на Большенном Ближнем Востоке внимание глобальных СМИ практически не завлекает одна перманентная неувязка, являющаяся все же главным фактором предотвращения гипотетичной глобальной катастрофы.

Еженедельник «ВПК» попробовал разобраться в имеющейся на сей день специфике обоюдного ядерного сдерживания, также в особенностях взглядов на перспективы сокращения стратегических наступательных вооружений (СНВ) 3-х держав – их основных обладателей – РФ, США и КНР.

«Большая тройка»

Непременно, в данной сфере у Москвы, Вашингтона и Пекина есть как общие интересы, так и (что полностью естественно) противоречия. При этом рассматривая вопросы, связанные с наличием СНВ, нельзя обойти вниманием, беря во внимание региональные особенности, и оборонительные стратегические вооружения.

Дела меж Россией и Соединенными Штатами обоснованы традиционной схемой обоюдного ядерного сдерживания, основанной на относительном равенстве сил и способностей сторон. Сущность – в схожем осознании концепции стратегической стабильности. И РФ, и США способны нанести ответный ядерный удар и неспособны – разоружающий. Данная ситуация сохраняется уже несколько десятилетий и является основой всех советско-американских и российско-американских договоров по СНВ (последний из их заключен в апреле 2010 года).

" В Поднебесной издавна не молвят об опасности с Севера. Но после рассмотрения состава и размещения ракетно-ядерных сил КНР некие выводы навязываются сами собой ”
Но на данный момент налицо некие конфигурации. Так, америкосы понижают значение обычного ядерного компонента в балансе сил с Россией, делая упор на оборонительную составляющую (ПРО) и стратегические системы в неядерном оснащении (к примеру крылатые ракеты большой дальности). Ведутся разработки принципно новых видов вооружения, а именно гиперзвукового.

Русское военно-политическое управление, может быть, для внутреннего использования акцентирует внимание на значении ядерного арсенала РФ. Заявлено, что реализуется ряд программ. К примеру, разрабатывается новенькая жидкостная томная МБР шахтного базирования. При всем этом в Рф в протяжении последних лет все почаще молвят о совершенствовании защиты от сверхтехнологичных средств нападения, в связи с чем нужно упомянуть недавнешнее создание Войск воздушно-космической обороны, на содержание и развитие которых выделяется четверть всех ассигнований, предусмотренных на выполнение Гос программки вооружения до 2020 года (ГПВ-2020).

В отношениях США с Китаем имеется ряд принципных различий. Обоюдное ядерное сдерживание существует. Но оно носит очень асимметричный нрав в силу подавляющего приемущества Соединенных Штатов над КНР как в стратегических наступательных, так и в оборонительных системах.
Стоит напомнить, что 90 процентов сил и средств американской ПРО развернуто в Азиатско-Тихоокеанском регионе (АТР). Что касается ядерной составляющие, то и тут ценности США изменяются. По воззрению ряда профессионалов, в текущее время восемь из 14 ПЛАРБ типа «Огайо», несущих на борту ракеты «Трайдент II», находятся в Тихом океане и сдерживают потенциальную китайскую опасность, а еще 6 – в Атлантике. Относительно не так давно ситуация была оборотной. КНР со собственной стороны держится концепции малого ядерного сдерживания США.

По поводу связки Наша родина – Китай посреди профессионалов нет одного представления и некий общепризнанной точки зрения. Официально Москва и Пекин – не просто партнеры, да и друзья. При оценке многих политических событий в мире, в РФ и КНР русские и китайские руководители занимают схожие позиции. Быстро вырастает товарооборот меж 2-мя странами, продолжает развиваться военно-техническое сотрудничество. В свете заявленного недавнешнего переориентирования наружной политики Рф на АТР дела с Поднебесной получают отменно новое значение.

Вкупе с тем негласное сдерживание существует. Полностью возможно, что какая-то часть русских ядерных сил нацелена на Китай, хотя никаких документальных подтверждений нет.

Правда, внимание интернационального экспертного общества привлек кусок размещенной в 2010 году новейшей Военной доктрины РФ, в каком заявлено, что если в процессе региональной войны возникнет угроза существованию Русского страны, РФ применит ядерное орудие. Как считают аналитики, схожую опасность для Рф может представлять только вооруженное противостояние с Китаем.

В свою очередь в Поднебесной издавна не молвят об опасности с Севера. Но после рассмотрения состава и размещения ракетно-ядерных сил КНР некие выводы навязываются сами собой. К примеру, с уверенностью можно сказать: в Шеньянском и Маньчжурском военных окрестностях преобладающая часть оперативно-тактических ракет и БР средней дальности ориентирована на Россию по той обычный причине, что с мест дислокации они, не считая как до РФ, никуда не долетят. У Китая примерно 50 МБР шахтного и мобильного базирования. Не исключено, что некие из их нацелены на европейскую часть Русской Федерации (доподлинно это, очевидно, непонятно).

Вывод из вышесказанного последующий: стратегические дела нареченной тройки держав не имеют единой базы ни в политическом плане, ни в военно-стратегическом формате. Китай вприбавок хранит в тайне состав и программки модернизации собственных ядерных сил, что само по себе уже делает неосуществимым какие-либо трехсторонние переговоры.

Различие в подходах

Непременно, наибольшую роль ядерное орудие как средство обеспечения государственной безопасности и муниципального суверенитета играет в Рф, обладающей более слабенькими силами общего предназначения по сопоставлению с США и КНР. Не считая того, РФ отстает от Соединенных Штатов в сфере противоракетной обороны и стратегических неядерных вооружений.

США делают наименьший упор на улучшение ядерного орудия ввиду собственного геостратегического положения, приемущества в обыденных вооружениях и развивающейся системе ПРО. С другой стороны, статус сверхдержавы, также союзнические обязательства требуют от янки уделять огромное внимание ядерной компоненте. США также поддерживают значимый возвратимый потенциал – ядерные боезаряды, находящиеся на складах и способные в кратчайшие сроки к вводу в боевой состав.

Что касается КНР, то пока специалисты считают: Поднебесная воспринимает как данность свое отставание в области ядерного орудия от Соединенных Штатов и Рф. При этом делается это демонстративно, с одновременным выражением озабоченности по поводу наращивания способностей американской ПРО и стратегических неядерных средств США. В то же время Китай полностью уверен в собственных вооруженных силах общего предназначения и воспринимает всесторонние меры для их настоящего развития.

Отдельного внимания заслуживают и ядерные доктрины этой тройки стран. Более близки тут позиции Рф и США. Если откинуть риторику и классические словесные обороты, то меж стратегиями Москвы и Вашингтона есть всего два различия. 1-ое уже упоминалось – это перенос янки приоритета на развитие ПРО и стратегических неядерных вооружений. 2-ое состоит в том, что Соединенные Штаты допускают применение ядерного орудия первыми для защиты союзников от неядерного нападения.

Наша родина схожий шаг не декларирует, но, как уже говорилось ранее, оставляет за собой право первой прибегнуть к использованию ядерного орудия для обороны в ситуации, когда под опасностью окажется само существование РФ. Это отличие обосновано тем, что геостратегическое положение США не позволяет противнику, задействовав только силы общего предназначения, штурмовать Соединенные Штаты, поставив на край смерти южноамериканское правительство.

КНР – единственное из всех 9 ядерных стран, которое заявило, что никогда не применит ядерное орудие первым. Китайский подход к стратегической стабильности не основан на ядерном паритете, хотя официальная позиция Пекина по этому вопросу довольно туманна. Так, Поднебесная утверждает, что будет поддерживать ядерные силы на том наименьшем уровне, который требуется для обеспечения государственной безопасности. Налицо неопределенность не только лишь в количественном значении этого уровня, да и в том, что отсутствует какая-либо официальная информация о сегодняшнем состоянии ядерного арсенала КНР, перспективах его модернизации и развития.

В прошедшем, когда ВВП и военный бюджет Китая были относительно малы, такая ситуация воспринималась довольно расслабленно. На данный момент же с выходом экономики Поднебесной на вторую позицию в мире отношение стало изменяться.

Необыкновенную озабоченность интернационального общества вызывают сведения о построенных в Китае на большой глубине большущих протяженных тоннелях. Эта инфраструктура продолжает развиваться и в текущее время. Броско, что работы ведут подразделения 2-ой артиллерии – аналога русских РВСН. Как считают спецы, в данных подземных местах могут находиться запасные мобильные пусковые установки МБР, БРСД, также ядерные БЧ. Дополнительно осложняет ситуацию отсутствие достоверных данных о китайском ядерном потенциале. По разным оценкам, КНР имеет примерно 800 ядерных боезарядов всех типов. При этом в тоннелях их число может достигать нескольких сотен. Таким макаром, Китай в «ядерной политике» идет своим особенным методом.

Думается, в наиблежайшей перспективе предстоящее сокращение ядерных вооружений представляется маловероятным. Главные предпосылки – закрытость Китая, также то, что политическое управление Рф справедливо считает рискованным предстоящее уменьшение собственных стратегических арсеналов. Более того, любые русские шаги в этом направлении представляются алогичными вследствие развертывания системы ПРО США в Европе.

Китай же, на публике признавая свое отставание в стратегических вооружениях, жарко поддерживает договоренности США и Рф по сокращению наступательных вооружений, но категорически отрешается присоединиться к ним. Выходит реальный клубок противоречий и обоюдных интересов. Получится ли его распутать – большой вопрос.

Понравилась статья? Поделиться с друзьями:
Добавить комментарий
SQL - 46 | 0,107 сек. | 12.56 МБ