США и Китай: прохладная война

I. Жертва разногласий

В первых числах августа меж США и Китаем начался новый виток нарастающей с каждым месяцем прохладной войны — обоюдного обмена геополитическими «любезностями».

3-го числа Госдеп откомментировал официально объявленное Китаем окончание строительства городка Саньша (24 июля) на полуострове Вуди, по другому именуемом Юнсин либо Фулам. Гегемонистой Америке не понравилось не только лишь возникновение нового китайского городка на Вуди, да и размещение там военного гарнизона, также и планы по строительству рыболовецкой базы. Пока Филиппины, Вьетнам, Бруней, Малайзия и Тайвань только словесно претендовали на этот крохотный участок земли (13 кв. км) в Южно-Китайском море, КНР его, что именуется, «застолбил», населив тыщей китайцев и приведя туда гарнизон — чтоб защитить немного вытянувшуюся южную границу.

США и Китай: холодная война

Из стратегически прибыльного Саньши Пекин собирается управлять морской территорией в сотки тыщ квадратных км. Южно-Китайское море богато на углеводороды и не обделено рыбными ресурсами. Поэтому-то глава местной ячейки компартии Ло Баомин заявил: «Правительство будет работать над перевоплощением Саньши в важную базу для охраны китайского суверенитета».

Узнав о «важной базе», Госдеп на публике заявил о подрыве Пекином дипломатичных усилий по разрешению разногласий в регионе и нагнетании там напряжённости. Китай в ответ молчать не стал.

Министерство зарубежных дел КНР на последующий денек, другими словами 4 августа, попросило США уважать суверенитет и территориальную целостность страны (под которой предполагалась и удлинившаяся на один город в море провинция Хайнань). А 6 августа газета «Жэньминь жибао» просто предложила янки закрыть рот: «Заявление американской стороны путает правильное с неверным, вводит в заблуждение общественность, отправляет неправильный сигнал и должно быть свирепо опровергнуто. Мы можем просто проорать США: заткнитесь».

Газету правящей компартии поддержала в тот же денек и «Чжунго жибао». Это издание отметило, что Белоснежный дом не закончил «думать в понятиях прохладной войны». В издательской колонке газеты было сказано: «Взамен того, чтоб критиковать страны, создающие препядствия в Южно-Китайском море, США поливают грязюкой Китай, реальную жертву этих разногласий».

Прямо за советом насчёт «заткнуться» китайцы популярно растолковали Америке, что она, во-1-х, совсем не гегемон, а только издалече похожа на него, во-2-х, совершенно не умеет побеждать в региональных войнах, а в-3-х, зря считает Китай стратегическим противником: ведь Пекин, в отличие от Вашингтона, стремится к миру, а не к разногласиям.

II. Интересы южноамериканские, а острова — китайские

Хуа Ивэнь, спец по интернациональным вопросам, считает, что совсем не КНР, а США «драматизируют» ситуацию в Южно-Китайском море. И, драматизируя, как обычно, преследуют свои интересы. США желают сохранить «справедливое лицо» (защита ценностей демократии и пр.), не запамятывая при всем этом перетянуть на свою сторону страны АСЕАН. Для сотворения поистине демократического бойца с несправедливостью, пишет Хуа Ивэнь, образ Китая подаётся Америкой в виде большой страны, унижающей малые страны. США же предстаёт в виде героя, борющегося с очевидной несправедливостью.

Не считая того, Вашингтон, по воззрению создателя, выступает за обработку суверенных споров и конфликтов через третью сторону (арбитраж) и вообщем различного рода многосторонние механизмы для того, чтоб бросить для себя способности для предстоящего вмешательства в споры в Южно-Китайском море.

Но, по ехидному замечанию спеца по интернациональным вопросам, США, хоть они и супердержава, могут в большой степени воздействовать на изменение интернациональной обстановки, но «не все стратегии и политики США могут быть воплощены в жизнь. К примеру, США не смогли одержать победу в Корейской войне, Вьетнамской войне, Иракской войне и войне в Афганистане».

Вот так — ни убавить, ни добавить. Дескать, не доросли вы ещё до победы в региональных войнах. Вобщем, заметим в скобках, сам-то Китай тоже в своё время, в 1979-м, попробова
л вьетнамского «угощения»…

Что касается ситуации в Южно-Китайском море, тот здесь, как показывает китайский аналитик, Пекин всё трезво осознаёт, без иллюзий: в Южно-Китайском море длительное время не будет покоя. Но отрешаться от «коренных интересов» КНР не собирается. Вашингтон же, пересекаясь — хотя бы и словесно — с Пекином насчёт неспокойной ситуации, может достигнуть только отвратительного результата и даже навредить для себя самому. «Никто не может одурачить историю и реальность», — пишет международник, тем твёрдо обозначая как интересы собственной родины, так и возвращая Штаты на их место кое-где у берегов Атлантики.

Тут Хуа Ивэнь, покончив с заключительной частью собственного геополитического сочинения-марша, перебегает к мажорной бравурной коде: «В конце концов, США не сумеют поднять огромную волну в Южно-Китайском море, не сумеют помешать тенденции подъёма Китая, не сумеют переписать историю, которая говорит о том, что Китай обладает суверенитетом по островам в Южно-Китайском море и окружающим их акваториям».

Так кто здесь гласил о спорах и претензиях на островах? В Китае знают: нет ни споров, ни спорных островов. Всё — китайское. Усвойте это раз и навечно.

III. Морские учения

В конец апреля этого года в акватории Жёлтого моря прошли китайско-российские учения «Морское взаимодействие — 2012». С русской стороны в море вступил целый отряд: гвардейский ракетный крейсер «Варяг», огромные противолодочные корабли «Адмирал Трибуц», «Адмирал Виноградов», «Маршал Шапошников», танкер «Печенга» и два спасательных буксира. Миша Пак считает, что Китай просто использовал Россию, чтоб показать в процессе учений своё морское приемущество (в том числе и Соединённым Штатам, и соседям по региону). Ведь в те же самые деньки достаточно близко, как раз в Южно-Китайском море, проходили учения американских и филиппинских боевых кораблей.

Китайцы могут не только лишь сказать «заткнитесь», да и показать делом, что заткнуться — самое время. 21 апреля Пекин предупредил Вашингтон и Манилу насчёт того, что «в районе учений существует угроза боевого столкновения».

Не устаёт Поднебесная разъяснять янки и вообщем мировому обществу и о собственных правах на острова Дяоюйдао, и на большой бизнес на африканском материке.

IV. Ещё одни конфликтные острова

Конфликтов по поводу полуостров у Китая и его соседей по региону много — так, что журналисты время от времени даже путают наименования островов. Нехитро: уже и наименования морей, носящие некий очевидно политический нрав (Южно-Китайское, Восточно-Китайское, Японское) вызывают у враждующих сторон прирекания.

Месяц тому вспять Стране восходящего солнца не понравилось, что китайские патрульные корабли прибыли в район островов Дяоюйдао (они же Сенкаку), — и она, Япония, выразила протест. Пекин отдал собственный обычный ответ: провёл в Восточно-Китайском море пятидневные учения с боевыми стрельбами.

Дела меж Китаем и Японией испортились, когда Токио объявил об официальных планах национализировать часть островов, выкупив их у личного лица. Китай не мог смириться с тем, что кто-то выкупает у кого-либо острова, которые он, Китай, считает своими. Тем паче что поблизости островов много природного газа.

В КНР считают, что все позиции касательно островов, включая южноамериканскую, обычно построенную на позиции китайской неправоты, — неверны. Правильна только китайская позиция, согласно которой острова являются китайской территорией. Потому корабли под флагом КНР могут патрулировать близлежащие воды сколько захочут.

V. Китайская Африка

Кроме Восточно-Китайского и Южно-Китайского моря, Китай крепко основался и в Африке. Освоение китайцами Чёрного материка как-то ускользнуло от Америки, в последние годы очень увлечённой «арабской весной» и вообщем мыслью полной демократизации арабского мира, но вот сейчас Вашингтон в лице госсекретаря, съездившей в турне по странам Африки, как будто очнулся. Не нужно быть 7 пядей во лбу, чтоб осознать: Х. Клинтон путешествовала по Сенегалу, Уганде, Южному Судану, Кении, Малави, ЮАР, Нигерии, Гане и Бенину не ради наслаждения, а пропагандируя традиционную позицию глобальных демократов-гегемонов: всё, что делают Штаты, — отлично; всё, что делает Китай — нехорошо. В данном контексте для Африки, оказывается, плохо то, что КНР в первом десятилетии XXI века стал наикрупнейш
им торговым партнёром Африки. Ведь наикрупнейший торговый партнёр, по воззрению Х. Клинтон, это тот, который даёт льготные многомиллиардные кредиты, получая в обмен доступ к ресурсам, а последнее совсем не есть отлично. Что ж, госсекретарь страны, где много одичавших обезьян межнациональных компаний, в данном деле — знаток.

Прошлой весной, выступая в институте городка Сиракузы (штат New-york), Хиллари Клинтон выразилась достаточно откровенно: «Дипломатия в энергетической сфере является критически принципиальным фактором нашей государственной безопасности, и не только лишь исходя из убеждений ублажения энергетических нужд Соединённых Штатов по доступной стоимости, но также исходя из убеждений той роли, которую энергетика играет в наших отношениях с другими регионами мира».

Но одно дело, когда «дипломатией в энергетической сфере» занимаются США, и совершенно другое — когда в эту сферу влезает Китай. То, что США можно, так как оно этими самыми США одобрено, другим не положено.

Привычка выступать по вузам у экспрессивной Хиллари сказалась и в Африке. Появившись публично в институте Дакара, Клинтон с пафосом заявила: «Дни, когда чужаки приходили в Африку и извлекали выгоду, ничего не оставляя за собой, должны закончиться».

Не янки, бывшим работорговцам, сегодня стесняющимся сказать неполиткорректное слово «негр», казалось бы, учить насчёт Африки, — но вот учат. Х. Клинтон подвергла критике некоторые неназванные страны, которые «дают Африке средства и не хлопочут о том, что эти средства попадают в руки авторитарных правителей». Да что за неудача такая — авторитарные правители? В Китае они тоже авторитарные.

Должно быть, янки нервирует не только лишь факт коммерческого фуррора КНР в странах Африки, да и резвое умение китайцев отыскать общий язык с самыми различными партнёрами, что у США далековато не всегда выходит.

«Один из секретов фуррора Китая в Африке, — пишет Александр Габуев, — абсолютная терпимость к вопросам прав человека и демократии. В конечном итоге авторитарные правители вроде суданского президента Омара Башира либо главы Зимбабве Роберта Мугабе становятся наилучшими друзьями Пекина. КНР снабжает их орудием и прикрывает в ООН, а в обмен пользуется преимуществами. К примеру, по неким данным, в Судане на нефтяных месторождениях китайской CNPC трудятся китайские же заключённые, а охраняют их бойцы постоянной армии КНР, временно оформленные на работу в корпоративное личное охранное предприятие».

12-дневное турне госпожи Клинтон ещё более охладило дела КНР и США. Государственное информационное агентство «Синьхуа» в собственной прямолинейной манере обвинило южноамериканского госсекретаря в стравливании Китая и государств Африки: «Выводы о том, что Китай извлекает богатства Африки себе, далеки от правды. Цель её речи — вбить клин меж Китаем и Африкой».

* * *

Таким макаром, если присмотреться к геополитической расстановке сил в мире в последние годы, можно сделать один обычный вывод: совсем не Русская Федерация (пусть и с неудавшейся «перезагрузкой») — противник США по новейшей прохладной войне. Пока Америка строит в мире демократию, поощряя различного рода «оппозиционеров» и распространителей «арабской весны», Китай продолжает удачно вести торговлю, получать углеводороды, хорошо строить дела, а заодно и городка, порою резковато заявляя о расширении границ и по-коммунистически веля кое-кому «заткнуться», намекнув при всем этом через журналистов на неумение янки вести региональные войны. При таком положении дел Вашингтону остаётся только проглотить горькую таблетку — не то Пекин снова организует где-нибудь у спорных островов военные учения, а там, глядишь, и очередной городок на рифе выстроит.

Обозревал Олег Чувакин
— специально для topwar.ru

Понравилась статья? Поделиться с друзьями:
Добавить комментарий
SQL - 46 | 0,150 сек. | 12.56 МБ