Сухопутные броненосцы Германии

Согласно параграфу 170 Версальского контракта Германии, потерпевшей поражение в Первой мировой войне, было запрещено иметь и строить танки. Но уже посреди 1920 х годов на скрытых учениях рейхсвера появились странноватые машины, размалеванные пятнами камуфляжа и снаружи напоминавшие французские танки «рено».

Вобщем, разведки государств победительниц скоро успокоились: таинственные машины оказались всего только макетами из реек, фанеры и ткани. Служили они для учебных целей. Для пущего правдоподобия их ставили на авто шасси, а то и просто на велосипедные колеса.
К 1929 году рейхсверовцы сформировали целые «танковые» батальоны из схожих «пустышек», смонтированных на базе легковых автомобилей «опель» и «ганомаг». А когда на маневрах 1932 года поблизости польской границы демонстративно продефилировали новые «секретные» бронеавтомобили, то оказалось, что и они представляли собой всего навсего легковушки «адлер», загримированные под боевые машины.

Естественно, Германии время от времени напоминали о Версальском договоре, но германские дипломаты постоянно заявляли: все, что происходит, одна только видимость, «военная игра».
А дело меж тем обстояло еще серьезнее – игра пригодилась недобитым воякам для того, чтоб хотя бы на бутафорских машинах отработать стратегию будущих сражений…
Потом, когда вермахт обзавелся реальными танками, их фанерные макеты понадобились для дезинформации противника. Такую же роль делали в 1941 году и «пустышки» со железными бортами, которые навешивались на легковые армейские авто.

* * *

Пока армия игралась в войну, заправилы германской индустрии готовили для нее куда более небезопасные игрушки. Снаружи это смотрелось безвредно: они вдруг воспылали любовью к томным «коммерческим» грузовикам и гусеничным «сельскохозяйственным» тракторам. Но конкретно на их проверялись конструкции движков, трансмиссий, ходовой части и других узлов будущих танков.
Вобщем, трактор трактору рознь. Некие из их создавались в критериях строжайшей секретности по потаенной программке вооружения. Идет речь о машинах, выпущенных в 1926 и 1929 годах. Официально они именовались томным и легким тракторами, но походили на их как винтовка на грабли: то были 1-ые танки, построенные в нарушение Версальского контракта и сейчас уже никак не фанерные.

Сначала 1930 х годов управление вооружений заказало нескольким фирмам очередной «сельскохозяйственный» трактор. А когда гитлеровцы открыто перечеркнули статьи Версальского контракта, он перевоплотился в танк Т I и здесь же пошел в серийное создание. Аналогичную метаморфозу перетерпел и другой «трактор» – Las 100, обернувшись танком Т II.
Посреди потаенных разработок фигурировали и так именуемые машины «командира роты» и «командира батальона». Здесь мы снова сталкиваемся с псевдообозначениями – сейчас прототипов среднего танка Т III и томного T IV. История их возникновения тоже назидательна. Чтоб как то раздобыть средства на их создание, нацисты пошли на нахальный обман не только лишь других народов, да и собственного собственного.

Первого августа 1938 года фаворит фашистских профсоюзов Лей объявил: «Каждый германский рабочий в течение 3-х лет должен стать обладателем малолитражной машины „фольксваген“. Вокруг заявления Лея поднялась большая шумиха. Газеты расхваливали „народный автомобиль“, а заодно и таланты его конструктора Фердинанда Порше.

Был установлен единый порядок приобретения «фольксвагена»: каждую неделю из заработной платы рабочего задерживать по 5 марок, пока не накопится определенная сумма (около 1000 марок). Тогда будущему обладателю, как было обещано, выдадут жетон, гарантирующий получение автомобиля по мере его производства.

Но хотя Фердинант Порше вправду сконструировал превосходный автомобиль – это был ставший потом знаменитым «жук», переживающий сейчас свое 2-ое рождение, – священные жетоны оказались ничего не стоящими кусками металла, а заявление Лея – образцом хамской социальной демагогии. Собрав с трудящихся несколько сот миллионов марок, фашистское правительство сделало на эти средства циклопическое предприятие. Но выпустило оно всего только несколько 10-ов «фольксвагенов», которые фюрер здесь же раздарил своим приближенным. А потом оно на сто процентов перебежало на выпуск танков Т III и T IV.

Старенькую пр
усскую традицию муштры и палочной дисциплины гитлеровцы довели до бреда, осуществив на практике так именуемый принцип «фюрерства». В индустрии и на транспорте предприниматели были объявлены «вождями» разных рангов, которым рабочие обязывались слепо повиноваться. Одним из таких «фюреров» стал и Порше. В 1940 году он возглавил комиссию министерства вооружений по проектированию новых танков. Тогда же под его управлением были изготовлены 1-ые эскизы томного танка «тигр». Но перед нападением на нашу страну эта машина была только в проекте, на бумаге. Только после столкновения фашистов со известными русскими танками Т 34 и KB началась лихорадочная работа по созданию «тигров», «пантер» и самоходных орудий для вермахта.

Вобщем, им тоже не шибко повезло…

В 1965 году большая британская телевизионная компания ITV показывала документальный кинофильм «Тигры» горят». Режиссер картины Энтони Ферт сказал тогда журналистам о работе над этой кинолентой, в какой детально показано, как в годы 2-ой мировой войны фашисты готовили операцию «Цитадель» – пришествие на Курской дуге при помощи новой военной техники: «тигров», «пантер», «слонов» и «фердинандов».

Английские кинематографисты пользовались стенографическими записями заседания германского генерального штаба с ролью Гитлера и по ним воспроизвели эту сцену, также тщательно представили ход битвы под Курском (часть кадров о самом сражении создатели кинофильма получили из русских киноархивов). А когда Энтони Ферта спросили о происхождении большего титра его картины, он ответил: «Произошло это последующим образом. Кто то из нас, работавших над документами для сценария, вспомнил, что в одной из русских газет он в свое время наткнулся на заголовок, который привлек его собственной краткостью, энергичностью и в то же время поэтической образностью. Мы засели в Английском музее и стали листать попорядку все русские газеты за лето 1943 года. И в конце концов в „Известиях“ от 9 июля отыскали разыскиваемое – „Тигры“ горят». Так именовался очерк фронтового корреспондента газеты Виктора Полторацкого.

На последующий денек после пресс конференции кинофильм проявили по телевидению. И вся Великобритания смотрела, как пылают «тигры» и как, по словам сценария, «получила помилование» конкретно благодаря поражению фашистов на Восточном фронте.

История подготовки операции «Цитадель» и ее полный провал возвращают нас к теме о противостоянии творцов русских танков с германскими спецами по вооружению. Дело в том, что план операции «Цитадель» не был секретом для русского Верховного главнокомандования, а о тактико технических свойствах танков «тигр» наши конструкторы узнали еще в 1942 году, за длительное время до Курского схватки. Но когда конкретно и как? Здесь, невзирая на богатство воспоминаний и свидетельств свидетелей, еще много неявного и загадочного.

В книжке «Летопись Челябинского тракторного завода» – он выпускал в годы войны наши томные танки – сказано, что совещание конструкторов, на котором фигурировали 1-ые данные о «тиграх», состоялось осенью 1942 года. Четкая дата не указана, источник настолько ценной и, главное, первой инфы о планах крупповского инженера Фердинанда Порше, головного конструктора бронированного зверька, также не назван.

Вобщем, кое кто из историков намекает, что в октябре 1942 года в Германии, в округах маленького города Ютеборга, фашисты снимали пропагандистский документальный кинофильм, запечатлевший «неуязвимость» собственной новинки – «тигров». Противотанковая и полевая артиллерия обстреливала бывалые экземпляры этих машин, а они как ни в чем же не бывало гусеницами давили орудия. Текст, сопровождавший эти кадры, внушал идея о непобедимости «тигров» и бесполезности борьбы с ними.

Было ли понятно русскому командованию о кинофильме еще до возникновения новых танков на фронте? Сказать тяжело, ведь он полностью мог быть захвачен еще позже как трофейный документ… Ну и как по пропагандистскому кинофильму судить о тактико технических свойствах нового орудия?
Более верным источником данных о «тиграх» вероятнее всего стали обыденные фронтовые донесения. Дело в том, что 23 августа 1942 года в ставке Гитлера состоялось совещание, на котором шла речь о действиях германских войск по захвату Ленинграда. Посреди остального фюрер тогда заявил: «Я очень озабочен действиями
Советов в связи с пришествием на Ленинград. Подготовка не может оставаться неведомой. Реакцией может стать гневное сопротивление на Волховском фронте… Этот фронт при всех обстоятельствах должен быть удержан. Танки „тигр“, которых группа армий получит поначалу девять, применимы, чтоб устранить хоть какой танковый прорыв».

В то время, когда шло это совещание, на заводе Круппа наилучшие мастера собирали по винтику 1-ые, еще пока бывалые экземпляры машин Фердинанда Порше. О том, что вышло прямо за этим, сказал в собственных воспоминаниях прошлый министр вооружений «третьего рейха» Альберт Шпеер:

«Как и всегда при возникновении нового орудия, Гитлер ожидал от „тигров“ сенсации. Ярко расписывал он нам, как русские 76 миллиметровые пушки, насквозь простреливающие лобовую броню танков T IV даже на большенном расстоянии, зря будут посылать снаряд за снарядом и как, в конце концов, „тигры“ раздавят гнезда противотанковой обороны. Генеральный штаб направил внимание на то, что очень узенькие гусеницы из за болотистой местности по обеим сторонам дороги делают неосуществимым маневрирование. Гитлер отвел эти возражения».

В конечном итоге же, когда «тигры» пошли в первую атаку, «русские с полным спокойствием пропустили танки мимо батареи, а потом точными попаданиями стукнули в наименее защищенные борта первого и последнего „тигров“. Другие четыре танка не могли двинуться ни вперед, ни вспять и скоро были также подбиты. То был полнейший провал…»

Понятное дело, гитлеровский генерал не именует основных действующих лиц этой истории с нашей стороны – он их просто не знал. Самое увлекательное, что об этом эпизоде достаточно жадно длительное время упоминалось и в нашей печати.

Свидетельства тому мы находим в мемуарах маршалов Русского Союза Г. К. Жукова и К. А. Мерецкова, маршала артиллерии Г. Ф. Одинцова, генерал полковника В. З. Романовского. Как можно судить по описаниям, идет речь не всегда об одном и том же эпизоде, но все мемуаристы относят случаи захвата «тигров» к январю 1943 года.

Тайну приемлимо много раскрыл в собственных воспоминаниях только маршал Г. К. Жуков, координировавший в то время деяния Ленинградского и Волховского фронтов по прорыву блокады Ленинграда:

«16 января мне доложили, что меж Рабочими поселками № 5 и 6 наши артиллеристы подбили танк, который по собственному виду резко отличался от узнаваемых нам типов боевых машин противника, при этом гитлеровцы воспринимали различные пробы для его эвакуации в собственный тыл.

Я заинтересовался этим и отдал приказ сделать специальную группу в составе стрелкового взвода с 4-мя танками, которой была поставлена задачка захватить подбитый неприятельский танк, отбуксировать его в размещение наших войск, а потом кропотливо исследовать.

В ночь на 17 января группа во главе со старшим лейтенантом Косаревым приступила к выполнению боевого задания. Этот участок местности противник держал под непрерывным обстрелом. Все же неприятельская машина была доставлена в наше размещение.

В итоге исследования танка и формуляра, подобранного на снегу, мы установили, что гитлеровское командование для тесты перебросило на Волховский фронт экспериментальный эталон нового томного танка «тигр» под номером один. Танк был выслан на исследовательский полигон, где опытным методом установили его уязвимые места. Позже в Курской битве немецко фашистское командование применило «тигры» в большенном количестве. Но наши вояки смело вступали с ними в противостояние, зная их особо уязвимые места.

Желая выяснить подробности событий на полигоне, я обратился за объяснением к генерал лейтенанту танковых войск П. К. Ворошилову, который управлял обследованием «тигра». Петр Климентьевич произнес, что скоростные, маневренные, поражающие свойства танка были кропотливо исследованы. Слова маршала «опытным методом установили его уязвимые места» нужно осознавать и в том смысле, что «тигр» изрешетили со всех боков артиллерийскими снарядами различных калибров.»

Обнаружилось еще вот что. Башня этой мешковатой машины с плотоядно вытянутым хоботом пушки поворачивалась медлительно. И нашим танкистам заранее дали такую рекомендацию: как бронированный «зверь» даст пристрелочный выстрел, сразу делать резкий маневр и, пока германский наводчик разворачивает башню, лупить по «тигру». Конкретно так и поступали позже экипажи юрких тридцатьчетве
рок, и, как ни умопомрачительно, эти средние танки нередко выходили фаворитами в поединках с томными 55 тонными «тиграми».

* * *

И все же, кто были те отважные артиллеристы, которые, как пишет Шпеер, «с полным спокойствием пропустили танки мимо батареи», а потом точными попаданиями подожгли их? Где, на каком участке фронта это вышло? И когда?
Ответ на эти вопросы, как ни удивительно, отдал маршал Гудериан в собственной книжке «Воспоминания солдата». Книжку германского генерала отличает богатство технических сведений, скрупулезность, даже педантизм. И вот что он пишет:

«В сентябре 1942 года танк „тигр“ был в первый раз использован в бою… Гитлер возложил на 1-ые танки „тигр“ совсем второстепенную задачку, а конкретно: начать маленькую атаку на труднопроходимой местности – в заболоченных лесах под Ленинградом, по которым томные танки могли двигаться в колонну по одному по просекам, натыкаясь, естественно, на стволы противотанковых пушек противника, расставленных в этих проходах. Томные неоправданные утраты и рассекречивание этого боевого средства (в дальнейшем его нельзя уже было использовать в один момент) – таковы последствия внедрения новых танков».

Так что, выходит, Жуков ошибся: 1-ый бой с «тиграми» состоялся еще за полгода до того, как они появились в районе Рабочих поселков.

А сейчас попробуем ответить на другой вопрос – когда «тигры» появились на фронте? С этой целью обратимся к книжке «Тигр». История знаменитого оружия», не так давно вышедшей а ФРГ, поточнее, к главе «Четыре танка „тигр“ на Северном фронте».

Оказывается, 1-ые сверхтанки командование вермахта в 1942 году направило под Ленинград. Выгруженные 23 августа на станции Мга, четыре машины поступили в распоряжение 502 го томного танкового батальона, получившего приказ штурмовать подразделения Красноватой Армии. В районе поселка Синявино они обстреляли с огромного расстояния русский разведывательный отряд, да и сами попали под артиллерийский огнь. После чего «тигры» разделились, чтоб обойти маленькой бугор, но один тормознул из за поломки в коробке, потом вышли из строя движок второго и бортовая передача третьего. Эвакуировали их только с пришествием мглы.
К 15 сентября после доставки самолетом запасных частей все «тигры» вновь обрели боеспособность. Усиленные несколькими танками Т III, они должны были нанести удар по поселку Гайтолово, двигаясь по лесисто болотистой местности.

На рассвете 22 сентября «тигры», сопровождаемые одним Т III, двинулись по узенькой дамбе, проходившей по болоту. Не успели они пройти и нескольких сот метров, как был подбит и зажегся Т III. За ним был подбит «тигр» командира роты. Мотор заглох, и экипаж спешно бросил обстреливаемую машину. Были подбиты и другие томные танки, а головной увяз в болоте всем корпусом. Вынуть его под огнем русской артиллерии было нереально. Узнав об этом, Гитлер востребовал, чтоб секретное орудие вермахта ни при каких обстоятельствах не попало к русским.
И этот приказ был выполнен. Через два денька бойцы сняли с танка оптическое, электро – и прочее оборудование, пушку срезали автогеном, а корпус подорвали.

Так что 1-ый шанс тщательно ознакомиться с новым орудием наши все же упустили. И только в январе 1943 года при попытке прорыва русскими войсками блокады Ленинграда бойцы 86 й танковой бригады нашли меж рабочими поселками № 5 и 6 подбитый и оставшийся на ничейной полосе неведомый танк. Узнав об этом, командование Волховского фронта и представитель Ставки Верховного Главнокомандования генерал армии Г. К. Жуков отдали приказ сделать спецгруппу, которую возглавил старший лейтенант А. И. Косарев. В ночь на 17 января, за ранее обезвредив фугас, заложенный в моторно трансмиссионное отделение, наши бойцы обуяли этой машиной. Потом «тигр» подвергли обстрелу из орудий различного калибра на полигоне, чтобы выявить его уязвимые места.

А имена тех героев, которые расчетливо пропустили танки и стукнули им в борта, так и остаются до настоящего времени неведомыми.

* * *

Осознав, что «тигров» уже никак нельзя именовать «чудо оружием», Фердинанде Порше и его сподвижники – посреди их был и Эрвин Адерс – решили сделать новый «сверхтанк».
С 1936 года и до конца 2-ой мировой войны Адерс служил управляющим отдела новых разработок на фирме «Хеншель и сын» в Касселе. В 1937 году он оставил проектирование паровозов, самолетов и кранового оборудования, что

Понравилась статья? Поделиться с друзьями:
SQL - 55 | 0,326 сек. | 12.03 МБ