США: курс на глобальную ПРО

Но Наша родина и сейчас способна нанести гарантированный неприемлемый вред хоть какому агрессору

США: курс на глобальную ПРО8 апреля этого года в Праге президенты Рф и США Дмитрий Медведев и Барак Обама подписали новый Контракт о мерах по предстоящему сокращению и ограничению стратегических наступательных вооружений (Контракт СНВ-3). При выработке этого документа русская сторона до последнего момента прилагала напористые дипломатичные усилия, чтоб увязать договоренности о сокращении стратегических наступательных вооружений с обязанностями сторон по ограничению стратегических оборонительных вооружений. При всем этом, конечно, речь не шла о том, чтоб оживить Контракт по ПРО 1972 года, но все таки установить определенные рамки для развертывания систем стратегической ПРО, чтоб придать практическую значимость достигнутому на переговорах осознанию наличия связи меж стратегическими наступательными и стратегическими оборонительными вооружениями и растущей значимости этой связи в процессе сокращения ядерного орудия.

Реально в Контракт СНВ-3 удалось включить только единственное сущностное ограничение на системы ПРО, касающееся размещения противоракет. Согласно пт 3 статьи V контракта «каждая из сторон не переоборудует и не употребляет пусковые установки МБР и пусковые установки БРПЛ для размещения в их противоракет». Продекларированное же в преамбуле документа упомянутое выше наличие связи меж стратегическими наступательными и стратегическими оборонительными вооружениями никаким образом не нарушает планы США по развертыванию системы глобальной ПРО. Вот поэтому, невзирая на противодействие американской стороны, Наша родина обязана была сопроводить подписание Контракта СНВ-3 заявлением относительно противоракетной обороны. В нем подчеркнуто, что контракт «может действовать и быть жизнестойким исключительно в критериях, когда нет высококачественного и количественного наращивания способностей системы противоракетной обороны Соединенных Штатов Америки». И дальше: «Следовательно, исключительные происшествия, упомянутые в статье XIV контракта (право выхода из контракта), включают также такое наращивание способностей систем противоракетной обороны Соединенных Штатов Америки, при котором возникнет угроза потенциалу стратегических ядерных сил Русской Федерации».

Могла ли Москва в складывающейся на переговорах ситуации достигнуть от Вашингтона большего в вопросах ПРО? Представляется, что это было неосуществимым. Кандидатурой мог стать только срыв переговоров и как итог не только лишь отсутствие новых российско-американских договоренностей по сокращению и ограничению стратегических наступательных вооружений, да и конец процессу «перезагрузки» в отношениях 2-ух держав. Такое развитие событий не отвечало ни государственным интересам Рф, ни сохранению стратегической стабильности в мире ну и чаяниям всего адекватномыслящего населения земли. Потому Москва выбрала вариант заключения Контракта СНВ-3, честно предупредив о способности выхода из него в случае появления опасности потенциалу СЯС Рф.

Сейчас многие русские критики Контракта СНВ-3, используя фактическое отсутствие в нем ограничений на системы ПРО, говорят, что после его выполнения СЯС Рф утратят потенциал надежного ядерного сдерживания.

А так ли это по сути? Для ответа на этот вопрос следует оценить, во-1-х, намерения и планы Вашингтона по созданию системы глобальной ПРО, а во-2-х, эффективность предпринимаемых Москвой мер по увеличению противоракетного потенциала русских МБР и БРПЛ.

ПРОЕКТЫ И НАМЕРЕНИЯ ПЕНТАГОНА

В феврале этого года Минобороны США опубликовало Обзорный доклад по программке ПРО (Ballistic Missile Defense Review Report). В нем утверждается, что с учетом неопределенностей будущей ракетной опасности, включая возможные варианты ее эскалации, Соединенные Штаты хотят:

— сохранять боевую готовность и продолжить НИОКР в интересах совершенствования наземного компонента GMD (Ground-based Midcourse Defense) с противоракетами GBI (Ground-Based Interceptor) в Форт-Грили (штат Аляска) и Ванденберге (штат Калифорния);

— окончить подготовку 2-ой стартовой позиции в Форт-Грили для страховки на случай необходимости дополнительного развертывания противоракет GBI;

— расположить новые информационные средства в Европе для выдачи целеуказаний по ракетам, запущенным по местности США Ираном либо другим возможным противником на Ближнем Востоке;

— инвестировать разработку последующих поколений противоракет семейства Standard Missile-3 (SM-3), в том числе для потенциального их наземного развертывания;

— прирастить финансирование НИОКР по информационным средствам и противоракетным комплексам может быть более ранешнего перехвата, в особенности нужных при применении противником средств преодоления ПРО;

— продолжать улучшать наземный компонент GMD, создавать технологии ПРО последующего поколения, изучить другие варианты, в том числе создать и оценить способности двухступенчатой противоракеты GBI.

Сразу Пентагон объявил о прекращении в рамках бюджета 2010 года проектов сотворения ступени перехвата MKV (Multiple Kill Vehicle) с разделяющимися поражающими элементами и противоракеты KEI (Kinetic Energy Interceptor) для перехвата баллистических ракет на активном участке линии движения, также о возврате проекта самолетного комплекса лазерного орудия ABL (Airborne Laser) с фазы НИОКР «разработка и демонстрация системы» на предшествующую — «разработка концепции и технологий». По имеющейся инфы, и в заявке на 2011 денежный год не предвидено финансирование проектов MKV и KEI — сказывается ограниченность ресурсов, выделяемых Пентагону на нужды ПРО. Совместно с тем это совсем не значит, что на этих проектах поставлен крест. В Обзорном докладе одним из ценностей провозглашено создание многообещающих противоракетных комплексов, созданных для может быть более ранешнего перехвата баллистических ракет, так что полностью ожидаемо, что с повышением финансирования программки ПРО проекты MKV и KEI вероятнее всего в модифицированном виде будут реанимированы.

Чтоб обеспечить соответствующий контроль над выполнением программки ПРО, Пентагон повысил статус и ответственность исполнительного бюро MDEB (Missile Defense Executive Board). Учрежденное в марте 2007 года, это бюро в коллегиальном режиме производит контроль и координацию всех вовлеченных в программку ПРО организаций Министерства обороны США и неких других федеральных ведомств. Деятельность MDEB в части анализа требований дополняется работой органа стратегического командования США по использованию боевого опыта. Бюро также производит надзор за процессом управления актуальным циклом противоракетных систем.

Имеющиеся планы Пентагона предугадывают развертывание двухэлементной системы ПРО на ближайшую (до 2015 года) и длительную перспективу. 1-ый элемент представляет собой защиту американской местности от ракетной опасности, 2-ой — защиту войск США, союзников и партнеров от региональных ракетных угроз.

В рамках защиты местности США от ограниченного ракетного удара предвидено окончить в 2010 году развертывание 30 противоракет GBI в 2-ух позиционных районах: 26 — в Форт-Грили и 4 — в Ванденберге. Для того чтоб эти противоракеты могли удачно перехватывать баллистические цели на среднем участке их линии движения, задействуются РЛС ранешнего предупреждения на Аляске, в Калифорнии, Гренландии и Англии, также РЛС AN/SPY-1 на эсминцах и крейсерах, снаряженных системой ПВО/ПРО Aegis, и РЛС X-диапазона SBX (Sea-Based X-Band Radar), которая развернута на мобильной морской платформе в Тихом океане. Для обеспечения способности развертывания дополнительного количества противоракет GBI в Форт-Грили там будут выполнены работы по оборудованию уже упоминавшейся 2-ой стартовой позиции из 14 шахтных пусковых установок.

На длительную перспективу в дополнение к совершенствованию наземного компонента GMD южноамериканское Агентство ПРО предугадывает разработку технологий противоракетной обороны последующих поколений, включающих возможность перехвата МБР и БРПЛ на восходящем участке их линии движения, пуск противоракеты GBI по подготовительному целеуказанию галлактических оптико-электронных систем до захвата баллистической цели РЛС, интеграцию разнотипных информационно-разведывательных систем в сети новейшей архитектуры.

Что касается защиты войск США, союзников и партнеров от региональных ракетных угроз, то за последнее десятилетие америкосы достигнули значимого прогресса в разработке и развертывании систем ПРО для перехвата баллистических ракет малой и средней дальности. Посреди их модернизированный до уровня PAC-3 зенитно-ракетный комплекс Patriot, противоракетный комплекс THAAD (Terminal High Altitude Area Defense) и корабельная система Aegis с противоракетами SM-3 Block 1A, также мощная мобильная Р

Понравилась статья? Поделиться с друзьями:
SQL - 57 | 0,397 сек. | 12.47 МБ