США определяют путь своей армии до 2020 года

США определяют путь своей армии до 2020 года
Вашингтонские политики были убеждены, что после развала русского блока в мире наступит время преобладания единственной «сверхдержавы» — Соединенных Штатов Америки. Но на самом деле оказалось, что неописуемо тяжело диктовать свою волю другим народам для обеспечения своей безопасности. Практика показала, что при наличии единственного доминирующего центра обостряются противоречия меж средними и малыми странами. Это происходит по последующим причинам:
— в мире сформировалась устойчивая демократизация интернациональных отношений, которая привела к тому, что каждое правительство поступает по собственному усмотрению;
— в почти всех регионах мира отсутствуют фавориты, которые могут стабилизировать ситуацию: к примеру, в Африке либо арабском мире; 
— на карте мира появилось много новых стран, которые не могут уживаться вместе и примыкающими странами;
— обострились погранично-территориальные и этнически-религиозные конфликты: к примеру, меж арабами и Израилем, греками и турками, индийцами и пакистанцами, сербами и албанцами, армянами и азербайджанцами;
— борьба за энергоресурсы набирает больше оборотов;
— перед каждым государством стали труднейшие задачки в области экологии, передвижения, борьбы с наркотиками, терроризмом, также попыткой занять фаворитные позиции в собственном регионе.

Рост уровня конфликтности в мире и отсутствие осознания кто является противником, а кто союзником принуждает США находить новейшую военную концепцию, которая призвана прирастить роль военно-силовой составляющей в американской политике. 

Новенькая концепция, озвученная в докладе председателя Объединенного комитета начальников штабов Мартина Демпси, подразумевает компанию совместных встроенных операций (Концепция совместных действий: Объединенные силы и средства 2020 («Capstone Concept for Joint Operations: Joint Force 2020»), CCJO). Высокопоставленный военный предлагает новый подход в формировании вооруженных сил и средств по мере появления угроз и конфликтов.

Глобальный экономический кризис существенно уменьшил военные бюджеты фактически всех государств, потому предложение М. Демпси, отчасти решает вопрос удешевления для США выполнения функций мирового военно-силового центра. 

Разработчики концепции считают, что предложенный метод в формировании вооруженных сил при появлении угрозы развязывания боевых действий, востребует организационных, управленческих и других конфигураций в самой американской армии, чтоб она готова была выполнить роль объединяющего и направляющего центра, обеспечивающего глобальную безопасность. 

Концепция учитывает, что не считая постоянных армий к будущих конфликтах могут принять активное роль негосударственные формирования: боевики, личные военные компании, корпоративные вооруженные отряды, террористы, криминальные кланы, партизаны и т.д. Так как доступ к современному вооружению и технологиям просто открывает валютный поток, не исключено, что все эти нелегальные военные формирования будут владеть суперсовременным боевым потенциалом.

В предложенной М. Демпси концепции не учитывается, что стратегия бандформирований, противостоящим постоянным войскам, перетерпела существенную трансформацию. Сейчас вместе с классическими способами, она содержит в себе проведение широкомасштабных действий по захвату принципиальных стратегических объектов и компанию удачной их обороны. Бандиты имеют возможность совершать как террористические акты, так и быть зачинателями открытых вооруженных конфликтов с ролью групп до 500 человек. Стратегия бандформирований основывается на внезапности, грубости, решительности и кратковременности действий, но все почаще бандиты производят длительное и упрямое сопротивление. Своими периодическими налетами они вынуждают постоянные войска повсевременно перебегать к оборонительной стратегии, другими словами терять инициативу в проведении операции. Повысился и уровень владения бандитами орудием. Отработана до мелочей и стратегия проведения боевых действий. Обычно, бандиты отлично знают местность, без усилий получают информацию о расположении постоянных войск, системе охраны, об имеющемся вооружении, технике и количестве боеприпасов, маршрутах передвижения. 

Вооруженные корпоративные подразделения, хотя и создаются по согласованию с силовыми муниципальными структурами, но ограничений по их численности нет и, выполняемые ими задачки, являются корпоративными секретами, а как следует, контроль за их действиями и за имеющейся на вооружении техникой и снаряжением, ограничен, а итог не предсказуем.

Организационно криминальные кланы представляют собой сплоченные группировки, отлично вооруженные и обученные действиям в всех экстремальных ситуациях. Их основная цель — умножение преступных доходов и повышение воздействия на муниципальные структуры.

Разработчики новейшей концепции организации совместных действий при опасности конфликта не учитывают и то, что личные военные компании будут биться по договорам как на стороне объединенных сил, так и на стороне противника — все дело только в том, кто и сколько платит.

В докладе М. Демпси не учитывается «расклад сил» в таковой сфере вероятных боевых действий, как космос и киберпространство. Уверенность М. Демпси, что объединённым силам получится сохранить скрытность при проведении спецопераций и наступательных действий, во времена существования глобальной сети и технологий передачи и приема информационных массивов всех видов, неубедительна. 

Докладчик считает, что подразделения, входящие в объединенные силы будут владеть региональным опытом и познаниями, что дозволит им действовать в культурном окружении хоть какой местности. То, что долгое время южноамериканский военный контингент, размещенный на Ближнем Востоке, не сумел приобрести этот самый опыт и выработать терпимость к мусульманскому популяции, гласит об неверных утверждениях председателя Объединенного комитета начальников штабов.

Так о чем все-таки еще умолчал М Демпси?

Говоря о необходимости проведения операций по препятствованию распространения орудия массового поражения (ОМУ), полководец не уточняет, как армейские подразделения будут действовать при применении противником ядерного, хим орудия, какие меры они должны будут использовать для защиты штатского населения в регионе конфликта и обеспечения его жизнедеятельности. 

Нужно отметить, что на данный момент ни одна страна не готовит войска с учетом деяния в зоне внедрения ОМУ, есть только особые отряды, умеющие работать на зараженных территориях. 

М. Демпси не учитывает в собственной концепции тот факт, что противник может превосходить объединенные силы по неким принципиальным позициям. Начиная с 50-х годов южноамериканские военные спецы разрабатывали планы операций исходя из постулата о высококачественном и техническом преимуществе США над противником. От Пентагона не отставали и штабисты НАТО, считая, что силы Альянса превосходят, если не по количеству, то по качеству, мощь армий государств Варшавского контракта. Ошибка М. Демпси в том, что это отношение к армии противника у США осталось прежним. А ведь время почти все изменило в расстановке сил: получение современного вооружения, новейших технологий доступно тем, кто сумеет заплатить за этот инноваторский продукт. Потому не исключена ситуация, когда южноамериканская армия повстречаться на поле боя с более на техническом уровне приготовленным противником.

Вот один увлекательный факт. В 1994 году в процессе вооруженного конфликта меж Северным и Южным Йеменом обе стороны применяли против друг дружку самое современное орудие, включая оперативно-тактические ракеты "Точка" и систему залпового огня "Град" русского производства. Но суровое орудие в неискусных руках стало совершенно никчемным — грохот был большой, а вот толку никакого.

А вот в индо-пакистанском конфликте (Каргала 1999 год) те же самые ракетные системы и артиллерия стали суровым орудием, так как ими управляли квалифицированные спецы.

Кстати, и в личном секторе идут активные разработки в таких передовых областях, как робототехника, нанотехнологии, биотехника, поиск новых энергетических источников и т.д. Не исключено, что эти работы приведут к созданию новых боевых форм, против которых будут бессильно имеющееся вооружение и техника.

Увлекателен последующий факт. Когда НАТО бомбардировало Югославию, югославские объекты защищались современными средствами ПВО, включая истребители МиГ-29, но воздушные удары не были отлично отражены. А причина была в том, что у югославов не было новейших зенитно-ракетных систем, таких как русские "Тунгуска", С-300П, "Тор", С-300В, "Панцирь", С-400. А вот наличие их у Сирии, по воззрению профессионалов, не дает НАТО повторить ливийский вариант.

Очередной недочет концепции CCJO — в ней даже не упоминается о способности крупномасштабных войн меж государствами. Скорее всего, эта тактическая ошибка связана с тем, что военные специалисты издавна считают, что величавые державы всегда сумеют условиться меж собой, не доводя конфликт до открытого военного противоборства.

Но они ошибаются. Напомним о неких из их. Штатскую войну в Сомали (90-е года) называют крупномасштабным конфликтом, так как он привел фактически к полному уничтожению страны, погибло неограниченное количество обитателей, в том числе и от голода.

В ирано-иракской войне (1980-1988) были задействованы большие людские ресурсы, что привело к значимым человечьим жертвам. В процессе этого наикрупнейшго военного конфликта интенсивно применялось хим орудие.

Естественно, доклад подготовлен квалифицированными военными аналитиками и многие акценты поставлены верно и вовремя. Но существенное число моментов, которые должны быть рассмотрены в рамках концепции, даже не обозначены. 

Безоговорочно, что нужно время и доработка предложений по концепции CCJO для окончательного решения по формированию объединенных сил, в задачку которых будет заходить совместное обеспечение безопасности в любом регионе мира.

Понравилась статья? Поделиться с друзьями:
Добавить комментарий
SQL - 46 | 0,174 сек. | 12.5 МБ