Т-34: 1-ый год Величавой российскей

Исходный шаг долгого пути к признанию машины наилучшим танком 2-ой мировой войны

В рамках газетной статьи тщательно осветить всю историю танка Т-34 нереально. Имеет смысл только коротко тормознуть на ее основных, так сказать, этапных моментах. Одним из их, непременно, являются создание этой машины и боевой дебют тридцатьчетверки в огне схваток 1941 года. Биография Т-34 началась 13 октября 1937-го. В сей день Автобронетанковое управление (АБТУ) РККА выдало КБ завода № 183 в Харькове тактико-технические требования на разработку новейшей боевой машины — колесно-гусеничного танка БТ-20. Его проект и макет год спустя подверглись рассмотрению комиссией АБТУ. Она утвердила проект, но при всем этом обязала КБ и завод создать и сделать один колесно-гусеничный танк с 45-мм пушкой и два гусеничных танка с 76-мм пушками. Таким макаром, вопреки расхожему воззрению никакой инициативы завода-изготовителя по созданию чисто гусеничного танка не было, а имелся верно сформулированный заказ военного ведомства.

ПЛАНИРОВАЛИ 2800, ПОЛУЧИЛИ 1225

В октябре 1938 года завод представил чертежи и макеты 2-ух разработанных согласно решению комиссии АБТУ вариантов: колесно-гусеничного А-20 и гусеничного А-20Г, которые подверглись рассмотрению Основным военным советом РККА 9 и 10 декабря 1938 года. Рассмотрение их Комитетом обороны СССР в свою очередь состоялось 27 февраля 1939 года. Оба проекта были утверждены, а заводу предложили сделать и испытать бывалые эталоны танков А-20 и А-32 (таковой индекс к тому времени получил А-20Г).

К маю 1939 года бывалые эталоны новых танков сделали в металле. До июля обе машины проходили в Харькове заводские тесты, а с 17 июля по 23 августа — полигонные. 23 сентября на полигоне в Кубинке состоялся показ танковой техники управлению Красноватой армии. По результатам испытаний и показа было высказано мировоззрение, что танк А-32, имевший припас по повышению массы, целенаправлено защитить более сильной 45-мм броней, соответственно повысив крепкость отдельных деталей.

Вобщем, в это время в опытнейшем цехе завода № 183 уже велась сборка 2-ух таких танков, получивших заводской индекс А-34. Сразу в течение октября-ноября проходили тесты танка А-32, догруженного до 24 тонн металлическими болванками. 19 декабря 1939 года догруженный танк А-32 и был принят на вооружение Красноватой армии под индексом Т-34.

1-ая производственная программка на 1940 год предугадывала выпуск 150 танков. Но этот показатель скоро был увеличен до 600 боевых машин. План на 1941 год предписывал выпустить 1800 Т-34 на заводе № 183 и 1000 — на СТЗ. Но ни то, ни другое задание выполнить не удалось. За 1-ое полугодие 1941 года военпреды на заводе № 183 приняли 816 танков Т-34, на СТЗ — 294. Таким макаром, оба завода к 1 июля 1941 года сдали армии 1225 танков, при этом 58 из их в июне еще находились на местности компаний в ожидании отправки в войска.

Т-34: первый год Великой отечественной

Слева вправо: А-8 (БТ-7М), А-20, Т-34 обр. 1940 г. с пушкой Л-11, Т-34 обр.

Необходимо ЛИ Беречь МОТОРЕСУРС?

1-ые серийные Т-34 поступили в танковые соединения РККА поздней осенью 1940 года. Но плановая боевая учеба началась только весной 1941-го. К огорчению, на освоении нового танка самым нехорошим образом сказались бессчетные реорганизации танковых войск, проводившиеся в течение 2-ух предвоенных лет.

Весь последний предвоенный год тянулись нескончаемые переформирования: одни соединения развертывались, другие ликвидировались, в состав танковых войск передавались части из других родов войск и т. д. Все это сопровождалось перемещением частей и соединений из одних мест дислокации в другие.

К началу Величавой Российскей войны относительно боеспособными были только те девять мехкорпусов, к формированию которых приступили летом 1940-го. Да и в их организация боевой учебы в ряде всевозможных случаев оставляла вожделеть наилучшего. Обширно практиковалась грешная по собственной сущности система «сбережения моторесурса техники», при которой экипажи занимались боевой подготовкой на изношенных до максимума машинах учебно-боевого парка. При всем этом новенькая, более совершенная и часто значительно отличавшаяся от танков ранешних выпусков боевая техника находилась на х
ранении в боксах.

Было уже не много толку от использования танков БТ-2 для обучения экипажей БТ-7, но этот процесс преобразовывался в полный бред, когда в процессе подготовки механиков-водителей для Т-34 новобранцев сажали на старенькие Т-26. К примеру, к 1 декабря 1940 года в танковых частях Красноватой армии имелось всего 37 тридцатьчетверок. Естественно, такое количество не могло обеспечить обычного обучения танкистов. К тому же по суждениям секретности управления службы по Т-34 в неких танковых частях не выдавали на руки не только лишь членам экипажей, но даже командирам подразделений. Стоит удивляться, что, к примеру, 11 мая 1941 года штаб 3-го механизированного корпуса Прибалтийского Особенного военного окрестность запросил у завода-изготовителя документацию по ремонту и помощь профессионалов, потому что третья часть тридцатьчетверок оказалась выведена из строя во время учебных занятий. Расследование показало, что у всех танков из-за неверной эксплуатации были сожжены главные фрикционы. 23 мая 1941 года в 6-м механизированном корпусе Западного Особенного военного окрестность нуждались в суровом ремонте 5 Т-34. Причина — по халатности (либо по простому неведению) танки заправили бензином.

К 1 июня 1941 года в западных военных окрестностях имелось уже 832 тридцатьчетверки, но из этого количества эксплуатировалось только 38 машин! В итоге до начала войны для танков Т-34 удалось приготовить менее 150 экипажей.

Т-34: первый год Великой отечественной

ПРИЧИНА НЕ В КОЛИЧЕСТВЕ…

Есть расхождения в количественной оценке парка тридцатьчетверок, находившихся на 22 июня в приграничных военных окрестностях. Более нередко встречается число 967. Но количество танков (ну и не только лишь танков) того либо другого типа на денек начала войны никто не считал. Сводки по наличию боевых машин в войсках подавались на 1-ое число каждого месяца. Как уже упоминалось, на 1 июня 1941 года в западных приграничных ВО (Ленинградском, Прибалтийском Особенном, Западном Особенном, Киевском Особенном и Одесском) имелось 832 танка Т-34. Еще 68 — в частях тыловых округов (Столичном, Харьковском и Орловском). Разница меж 967 и 832 составляет 135 боевых машин (в неких источниках встречается число 138), которые полностью могли поступить в приграничные окрестность в течение июня.

К началу войны в западных приграничных окрестностях дислоцировалось 19 механизированных корпусов, насчитывавших 10 394 танка всех типов (по другим данным — 11 000). С учетом боевых машин, имевшихся в составе неких стрелковых, кавалерийских и отдельных танковых частей, этот показатель растет до 12 782 единиц (по данным на 1 июня). Танки Т-34 от этого числа составляли всего 7,5%. Как бы малость. Но к 22 июня 1941 года Германия и ее союзники развернули против нашей западной границы 4753 танка и штурмовых орудия. Только 1405 из их были средние Pz.III и Pz.IV, так что 967 тридцатьчетверок (не будем забывать и о 504 томных КВ) представляли собой грозную силу. Поточнее — могли представлять. Но по обозначенным выше причинам в танковых частях до войны не освоили в достаточной степени вождение боевых машин, а сокращенные нормы боеприпасов не дозволили на сто процентов отработать стрельбу из танков, снаряженных новыми артсистемами. Общая обеспеченность мехкорпусов 76-мм танковыми выстрелами не превосходила 12%, а в отдельных соединениях была еще ниже.

Плохая дислокация танковых частей и соединений, недоукомплектованность их личным составом и вещественной частью, недостающая подготовка экипажей новых танков, нехватка запчастей и ремонтно-эвакуационных средств резко снизили боеспособность механизированных корпусов. В процессе длительных маршей выходили из строя не только лишь старенькые машины, да и новые Т-34. По вине неопытных механиков-водителей, также из-за так и не устраненных заводами-изготовителями конструктивных недочетов «горели» главные и бортовые фрикционы, ломались коробки и т. д. Убрать многие поломки на месте не представлялось вероятным из-за фактически полного отсутствия запасных частей. Войскам чертовски не хватало эвакуационных средств. Тракторами мехкорпуса были обеспечены в среднем на 44%, включая машины, использовавшиеся в качестве артиллерийских тягачей. Но даже там, где тягачи имелись, они не всегда могли посодействовать.

Главным эвакуационным средством в танковых частя
х Красноватой армии были челябинские сельскохозяйственные тракторы «Сталинец» С-60 и С-65 с тягой на крюке немногим более 4 тонн. Они полностью управлялись с буксировкой покоробленных легких танков Т-26 и БТ, но при попытке двинуть с места 26-тонные Т-34 в буквальном смысле слова вставали на дыбы. Тут уже требовалось «запрягать» два, а то и три трактора, что не всегда было может быть.

Т-34: первый год Великой отечественной

ШЕДЕВРАМИ НЕ Появляются

Вкупе с тем следует отметить, что боевая эффективность тридцатьчетверки в 1941 году понижалась не только лишь из-за недостаточной подготовки личного состава либо нехороший организации боевых действий. В полном объеме сказались и недочеты в конструкции танка, многие из которых были выявлены еще в процессе предвоенных испытаний.

Обычно считается, что Т-34 — это шедевр мирового танкостроения. Но шедевром он стал не сходу, а только к концу войны. Применительно же к 1941 году можно гласить об этом танке в значимой мере как о сырой, недоведенной конструкции. Не случаем сначала 1941 года ГАБТУ закончило приемку тридцатьчетверок, потребовав от изготовителей убрать все недочеты. Управлению завода № 183 и наркомата удалось «продавить» возобновление выпуска танков с сокращенным до 1000 км гарантийным пробегом.

За совершенную форму корпуса и башни, заимствованную у легкого А-20 без каких-то габаритных конфигураций, пришлось заплатить понижением забронированного объема, который у Т-34 был минимальным по сопоставлению с остальными средними танками 2-ой мировой. Обтекаемая, прекрасная снаружи, даже стильная башня тридцатьчетверки оказалась очень мала для размещения артсистемы 76-мм калибра. Доставшаяся по наследию от А-20, она вначале предназначалась для установки 45-мм пушки. Таким же, как у А-20, остался и поперечник башенного погона в свету — 1420 мм, всего на 100 мм больше, чем у легкого танка БТ-7.

Ограниченный объем башни не дозволил расположить в ней третьего члена экипажа, и наводчик орудия кооперировал свои обязанности с обязательствами командира танка, а иногда и командира подразделения. Приходилось выбирать: либо вести огнь, либо управлять боем. Теснота башни и боевого отделения в целом значительно уменьшали все плюсы сильной 76-мм пушки, обслуживать которую было просто неловко. Очень безуспешно в вертикальных кассетах-чемоданах располагался боекомплект, что затрудняло доступ к снарядам и снижало скорострельность.

Еще в 1940 году был отмечен и таковой значимый недочет танка, как неудачное размещение устройств наблюдения и их низкое качество. Так, к примеру, смотровой устройство радиального обзора устанавливался справа, сзади от командира танка, в крышке башенного лючка. Ограниченный сектор обзора, полная невозможность наблюдения в остальном секторе, также неловкое положение головы при наблюдении делали смотровой устройство совсем неприменимым к работе. Неловко размещались и приборы наблюдения в бортах башни. В бою все это приводило к потере зрительной связи меж машинами и несвоевременному обнаружению противника.

Принципиальное и бесспорное достоинство Т-34 — применение массивного и экономного дизельного мотора. Но он в танке работал в очень перенапряженном режиме, а именно из-за системы воздухоподачи и воздухоочистки. Очень плохая конструкция воздухоочистителя содействовала резвому выходу мотора из строя. Так, к примеру, во время испытаний тридцатьчетверки в США в 1942 году это вышло после 343 км пробега. В мотор набилось очень много грязищи и пыли, что привело к трагедии. В итоге поршни и цилиндры разрушились до таковой степени, что их нереально было отремонтировать!

Наибольшей неувязкой Т-34 длительное время оставалась коробка с так именуемыми надвижными шестернями. Выполнить переключение передач в движении с ее помощью было нелегким делом. Мешала этому процессу и не очень успешная конструкция головного фрикциона, который практически никогда не выключался на сто процентов. При невыключенном же главном фрикционе «воткнуть» подходящую передачу удавалось только очень опытным механикам-водителям.

Суммируя вышеупомянутое, можно прийти к выводу, что в 1941 году основными недочетами танка Т-34 были теснота боевого отделения, нехорошая оптика и неработоспособные либо практически неработоспособные движок и коробка. Судя по не малым по

Понравилась статья? Поделиться с друзьями:
Добавить комментарий
SQL - 46 | 0,124 сек. | 11.95 МБ