Потаенна смерти генерала Лебедя

Тайна гибели генерала Лебедя10 годов назад умер Александр Лебедь, который мог стать президентом Рф. Либо её тераном

20 первого февраля 2012 года во время встречи с представителями незарегистрированных партий Дмитрий Медведев вдруг оговорился, что «вряд ли у кого есть сомнения, кто одолел на выборах президента в 1996 году. Это был не Борис Николаевич Ельцин». Но спор, обошёл ли тогда Ельцина Зюганов, малоинтересен: основным событием тогда стал воистину искрометный фуррор генерала Александра Лебедя, с ходу взявшего 3-ий «приз»: за него дали свои голоса 14,5% избирателей – практически 11 миллионов человек. Перед вторым туром президентских выборов Ельцин провозгласил «бронзового призёра» секретарем Совета безопасности Рф. Генералу тогда пророчили величавое будущее, именуя то без 5 минут президентом и более возможным преемником Ельцина, то будущим «русским Пиночетом».

Но в Пиночеты Лебедь так и не выбился, став в 1998 году губернатором Красноярского края. Правда, спустя пару лет стали молвить, что «проект Лебедь» можно опять вытащить из-под сукна. Но 28 апреля 2002 года губернатор Красноярского края генерал Александр Лебедь умер в авиационной катастрофе. Так закончился путь человека, оставившего приметный след в новой русской истории. Тогда даже гласили, что генерал-десантник умер потому что и жил, практически что в боевом вылете и это, дескать, славная погибель для реального военного – не в кровати от старческой немощи, не в полном забвении – всё ещё на гребне славы и известности…

Летом 2002 года, готовя материал об авиационных катастрофах, довелось побывать в Межгосударственном авиационном комитете (МАК), пообщаться со спецами. «Мы ещё только приступали к исследованию дела Лебедя, – возмущался тогдашний председатель научно-технической комиссии МАКа Виктор Трусов, – а всюду в эфир уже звучало: во всём повинет Лебедь, который типо отдал приказ пилотам лететь, и на плёнке «чёрного ящика», дескать, чётко зафиксирован его глас. Абсурд, нет у нас никакого голоса Лебедя, ну и быть не могло. Тот, кто выдал эту ересь, не имеет даже простого понятия, как работает вертолётный самописец. А в нём даже плёнки нет, запись ведётся на проволоку». Когда же спросил, что записано на той проволоке, получил ответ: «Хотите слушать? Отведите его к акустикам, пусть хоть денек напролёт слушает!»

Порочно было не пользоваться таковой возможностью, тем более денек напролёт слушать не пришлось – всей записи от силы часа на полтора. Эксперт отдела исследования акустической инфы Владимир Поперечный щёлкнул компьютерной «мышью», и из динамиков на меня полились звуки последнего полёта генерала. Достал диктофон, но здесь же отрицательный жест акустиков: «Нет, только без этого. Слушайте, делайте записи в блокноте, но без диктофона. Мы не имеем права передавать эти записи для публикации. Вот после суда, если они будут в материалах открытого процесса, пожалуйста, публикуйте, но со ссылкой не на нас, а на судебные документы…».

Слушал, делал записи: голоса Лебедя, вправду, нет, ну и вообщем не было ни мельчайшего упоминания о нём – губернатор в кабине не возникал, с пилотами после взлёта не общался. Треск, эфирные помехи, размеренные голоса экипажа – обыденные переговоры с диспетчерами, недлинные высказывания, долгие полосы полного молчания. Мне пояснили специфику вертолётного голосового регистратора: в отличие от самолётного, он одноканальный и не пишет полностью всё, что говорится в кабине. С маленьким опозданием он врубается только во время переговоров экипажа меж собой либо с землёй. Так что голоса Лебедя в том «чёрном ящике» в принципе быть не могло.

Задал вопрос: может, он давал какие-то указания на земле? Ответили: это уже компетенция следствия, а не МАКа. И юридически никакого значения вообщем не имеет: на борту за всё отвечает командир корабля, а не губернатор. Продолжаю слушать запись: «Вот, слышите, на данный момент они перебежали в зону деяния абаканского диспетчера, скоро всё и произойдёт. …Вот с трудом проскочили одну горку. А эту уже не смогли…». Конец записи для меня прокрутили пару раз, рискну процитировать его по старенькым блокнотным пометкам: «Вверх! ЛЭП! Вниз! Нет! Нет!!! Е… в рот!» Последняя реплика, на удивление, звучит как-то совсем вяло и замедленно-

Понравилась статья? Поделиться с друзьями:
Добавить комментарий
SQL - 46 | 0,245 сек. | 11.92 МБ