Потаенное и очевидное. Предательство союзников

95 годов назад, в конце декабря 1917 года, представители Франции и Англии Жорж Клемансо и Роберт Сесиль подписали потаенную конвенцию о разделе юга Рф на сферы интересов и районы будущих операций английских и французских войск.

Тайное и явное. Предательство союзников«План Антанты» был принят на совещании в Париже 23 декабря 1917 года и обнародован президентом США Вудро Вильсоном в канун 1918 года. План предугадывал раздел Рф на сферы воздействия и носил заглавие «Условия конвенции».

В английскую «сферу действий» вошли Кавказ, казачьи области Дона и Кубани, Средняя Азия, а во французскую – Украина, Бессарабия и Крым.

Лондон и Париж сошлись на том, что с этого момента будут рассматривать Россию не в качестве союзника по Антанте, как местность для реализации собственных интервенционистских планов.

Заключение англо-французской конвенции стоит в одном ряду с таким «славным» деянием западных демократий, как подписание Мюнхенского соглашения 1938 года, по которому они выдали демократическую Чехословакию на растерзание Германии, Польши и Венгрии, что стало прологом 2-ой мировой войны.

Во время заключения Брестского мира. Март 1918 г.
Тайное и явное. Предательство союзниковЛогично, что об этих страничках собственной истории стараются не вспоминать на Западе – очень они противоречат набившим оскомину утверждениям о больших моральных принципах, которыми типо руководствуются западные политики.

Как досадно бы это не звучало, 95-летие начала интервенции в Рф остаётся вне поля зрения русских политиков, учёных и СМИ.

Мне могут сделать возражение, напомнив о том, что с русских времён начало интервенции принято датировать весной 1918 года. Но этой периодизации противоречит как факт заключения англо-французской конвенции, так и вторжение в Бессарабию войск Румынии – другого «верного союзника» по Антанте. Оба действия произошли в декабре 1917 года.

Данное уточнение имеет принципное значение.

Запад оправдывает вмешательство во внутренние дела Рф Брестским миром и необходимостью борьбы с Германией. Но последовательность событий была другой.

Брестский мир был заключён в марте 1918 года, а подписание англо-французской конвенции и вторжение румын в Бессарабию произошли на два с половиной месяца ранее.

В декабре 1917 года, когда Париж и Лондон заключили конвенцию, переговоры большевиков со странами Четверного союза только начинались.
Можно как угодно относиться к Ленину и его партии, но нереально опровергать, что, придя к власти, вождь большевиков сразу обратился к народам и правительствам воюющих стран с предложением немедля заключить демократический мир – без аннексий и контрибуций.
Причём собственный призыв он направил «в особенности к сознательным рабочим трёх самых передовых наций населения земли и самых больших участвующих в истинной войне стран: Великобритании, Франции и Германии».

8 (21) ноября Народный комиссариат по зарубежным делам обратился к послам союзных держав с предложением заключения «немедленного перемирия на всех фронтах и незамедлительного открытия мирных переговоров». Ни о каком сепаратном мире Рф с Германией речи не шло.

Союзники по Антанте решили вообщем никак не реагировать на мирные инициативы большевиков. Тамошние «знатоки России» были убеждены в том, что деньки Русской власти сочтены.

14 (27) ноября Германия заявила о согласии начать переговоры о перемирии. Получив ответ Берлина, большевики предприняли еще одну попытку заключить всеобщий мир.

Предложив Германии отсрочить на 5 дней начало переговоров, 15 (28) ноября они обратились с предложением присоединиться к мирным переговорам к правительствам других стран. Оно осталось без ответа.

Начав переговоры с Германией, русская делегация сразу заявила, что хочет вести разговор о прекращении войны вообщем, а не о сепаратном соглашении.

Военная оккупация Молдовы Румынией. Март 1918 г.

Разногласия в позициях выяснились стремительно, и большевики, добившись десятидневного перемирия (с 7 по 17 декабря), возвратились в Петроград, откуда вновь обратились к государствам Антанты с предложением начать всеобщие мирные переговоры.

В декабре Русское правительство пару раз повторяло предложение. Напрасно: Антанта была категорически против выхода Рф из войны.
10 ноября начальники военных миссий стран Антанты при штабе верховного главнокомандующего, сославшись на контракт от 23 августа (5 сентября) 1914 года, заключённый меж Россией, Англией и Францией, востребовали выполнения обязанностей, взятых королевским и Временным правительствами.

Так как люд не желал вести войну, а союзники по Антанте – вести переговоры о мире, русское правительство оказалось меж молотом и наковальней. В сложившихся критериях кандидатуры сепаратному миру с государствами Четверного союза у него не было.

Это осознавал и далёкий от симпатий к большевикам британский засол в Рф Д. Бьюкенен. В ноябре 1917 года на Парижской конференции стран Антанты он предостерёг управляющих коалиции от рвения путём грубого давления вынудить Россию вести войну: «Моим единственным рвением и целью всегда было удержать Россию в войне, но нереально приневолить истощённую цивилизацию биться вопреки её своей воле».

Но возобладал подход французского маршала Ф. Фоша, узревшего в румынской армии костяк, вокруг которого можно соединить антибольшевистские силы юга Рф (донское казачество, украинских и кавказских националистов), способные продолжить борьбу с Германией. А чтоб они могли получать орудие и боеприпасы, предлагалось завладеть Транссибирской жд магистралью.

Не тут ли лежат истоки чехословацкого бунта, способствовавшего развязыванию полномасштабной Штатской войны?

В марте 1918 года Наша родина подписала мир с государствами Четверного союза. Это вызвало вспышку ярости британских и французских политиков, привыкших глядеть на российского бойца как «пушечное мясо».

Если большевики до последнего цеплялись за призрачную надежду избежать заключения сепаратного мира с Германием, Австро-Венгрией, Турцией и Болгарией, то страны Запада были не настолько щепетильны.

Уже 5–6 (18–19) декабря в Женеве состоялись скрытые переговоры меж Англией и Австро-Венгрией об критериях сепаратного мира Австро-Венгрии с западными державами.

По инициативе английского генерала Смутса дискуссировались вопросы вероятных уступок со стороны Австро-Венгрии, Италии, Сербии и Румынии. Речь об уступках в пользу Рф, причинившей Австро-Венгрии больший вред в войне, так и не зашла…

Брестский мир совсем развязал руки бывшим союзникам по Антанте. Обосновывая вмешательство во внутренние дела Рф, они соревновались в лицемерии.

11 ноября 1918 года в 11 часов утра прогремел 1-ый из 101 залпа салюта, возвестившего об окончании Первой мировой войны.

13 ноября грабительский Брестский мир РСФСР аннулировала. «Главные резоны союзников в оправдание пребывания их войск в Рф рухнули», – справедливо увидели южноамериканские историки Д. Дэвис и Ю. Трани.

Но страны Антанты и не задумывались уходить из Рф, продолжая нарушать её суверенитет. Бывших союзников не смущал тот факт, что во время революций во Франции российские войска в неё не вторгались, а в годы Штатской войны – не высаживались в США.

Французы запамятовали о словах маршала Фоша, что «если Франция не была стёрта с лица земли в 1914 году, то сначала она этим должна России».

Об этом не вспомнил и прошлый засол Франции в Рф М. Палеолог, который 4 августа 1914 года слёзно просил Николая II: «Я умоляю Ваше Величество предписать Вашим войскам перейти в незамедлительное пришествие, – по другому французская армия рискует быть раздавленной…»

Правитель отдал приказ не закончившим мобилизацию войскам наступать. Для российской армии спешка обернулась катастрофой, но Франция была спасена.

Типично, что Палеолог воспринял это как подабающее: «По культурному развитию французы и российские стоят не на этом же уровне. Наша родина – одна из самых отсталых государств на свете. Сравните с этой несведущей безотчетной массой нашу армию: все наши бойцы с образованием; в первых рядах бьются юные силы, проявившие себя в искусстве, в науке, люди профессиональные и утончённые; это сливки человечеств

Понравилась статья? Поделиться с друзьями:
Добавить комментарий
SQL - 46 | 0,282 сек. | 11.93 МБ