Потаенный друг Леонида Ильича

Тайный друг Леонида ИльичаМногие обитатели бывшего СССР еще, наверняка, помнят, как Западную Германию называли не по другому как цитадель мирового империализма, неофашизма, реваншизма. Но в то же время не достаточно кто знает, а фактически никто не знает, что 2-ух непримиримых противников — Леонида Брежнева и канцлера ФРГ Вилли Брандта — связывала долголетняя потаенная мужская дружба. Эта дружба была так сильна, что в один прекрасный момент, когда канцлер ФРГ оказался замешанным в сексапильный скандал и из-за связи с сторонней дамой его даже собирались выслать в отставку, конкретно Брежнев потаенно выслал собственному другу миллион марок на подкуп депутатов Бундестага, чтоб они верно проголосовали.

Посреди 70-х годов Леонид Брежнев, невзирая на собственный большой политический потенциал, находился в несколько подвешенном состоянии. Он был обязан делиться властью с пользующимся популярностью посреди обычного населения Косыгиным, который формально числился главой страны. Неменьшая опасность для Брежнева исходила и от преданного сталинца Суслова, который мог в хоть какой момент нанести удар в спину. Чтоб защитить свои позиции в политбюро и выйти из зависимости от неких его членов, Брежневу просто нужно было провести международную акцию, к примеру, хорошо было бы подписать какой-либо документ, который навечно войдет в историю. Хорошим решением было бы подписание мирного контракта с непримиримым идеологическим конкурентом — Германией.

Брежнев отлично осознавал, что это очень непростая задачка, но с ее решением он навечно обеспечивал для себя политическую неприкосновенность. В качестве первого шага Брежнев дал распоряжение единственному человеку, которому всецело доверял, Министру зарубежных дел Громыко, согласно которому он был должен выступить на заседании политбюро с речью о необходимости сближения с Западной Германией.

Подготовка документа была поручена начальнику 3-го отдела МИД СССР Валентину Фалину. Внезапную поддержку Брежнев получил от главы КГБ Андропова, который отлично осознавал, что это и его шанс утвердиться на политическом и партийном олимпе. Андропов отважился на необычный шаг, он вызвал 1-го из самых доверенных чекистов и отдал приказ установить личный контакт с самим канцлером ФРГ Вилли Брандтом. Это был вправду необычный шаг. В качестве человека, который был должен установить личный контакт, был избран журналист-международник Валерий Леднев, конкретно ему отводилась основная роль в игре, затеянной русским фаворитом. Леднев отлично осознавал, что от его действий зависит не только лишь будущее Европы, да и всего мира.

Русский журналист, корреспондент газеты «Известия» Валерий Леднев был вхож в кабинет большого политического бюрократа, а главное личного друга канцлера — Эгона Бара. Опытнейший политик, Бар сходу сообразил, что цитируемый журналистом документ, основной текст которого может быть известен только главам ФРГ и СССР, является очень принципиальным, а то, что Брежнев стремится к встрече, минуя дипломатичные каналы, свидетельствует только об большом политическом перевороте в европейской политике уже в последнее время. Бар устроил встречу Леднева с Вилли Брандтом, и журналист лично канцлеру выложил текст и сказал в устной форме все, о чем его просил представитель Андропова.

После первой минутки разговора Брандт сообразил, что все, о чем гласит журналист, не является политической провокацией и что все это не может быть подставой. Спустя три недели статс-секретарь правительства Западной Германии Эгон Бар прилетел в Москву на плановую встречу с главой МИД СССР Громыко. По прибытии в аэропорт Москвы германский бюрократ ощутил себя участником детективной игры. Прямо в аэропорту кто-то неведомый всунул ему в руку смятую бумажку, на которой была написана просьба в определенное время не покидать гостиничный номер. В массе встречающих Бар увидел и Леднева, но тот сделал вид, что не знаком с высочайшим германским гостем.

В это время Брежнев и Брандт впрямую дискуссируют все моменты, связанные с политической ситуацией в Европе и мире. Они готовят почву для подписания исторического документа, который был должен перевернуть все представление о политическом устое с
тарушки Европы. Брежнев и Брандт доверяли друг дружке беспредельно, но это кропотливо пряталось, потому что этого не одобрили бы ни в Германии, ни в СССР. Вообщем, нужно признать, что неких членов политбюро начинала раздражать чрезмерная активность нового Генсека на интернациональной арене.

По коридорам Кремля еще гулял прохладный ветер недавнешних переворотов, комплотов и разоблачений. Брежнев отлично осознавал, что у его политического оппонента Суслова даже готова формулировка – «Неклассовый подход в интернациональных отношениях», конкретно так бы окрестили пробы Брежнева сделать дела с Западной Германией.

Вобщем, куда большему риску подвергался канцлер Германии. В Бундестаге приверженцев налаживания отношений с СССР фактически не было, и хоть какое неосмотрительное действие Брандта привело бы к незамедлительной отставке. Но нужно признать – Вилли Брандт был одним из немногих политиков, кто ставил муниципальные интересы выше собственных убеждений и взглядов. Брандт отлично осознавал, что каждый денек на высочайшем посту мог оказаться последним. Личная жизнь канцлера была под неизменным прицелом бульварной прессы, одним нужна сенсация, другим повод для отставки неугодного политика.

Тайный друг Леонида ИльичаВилли Брандт и его жена на публике показывали крепость семейных уз, но злые языки утверждали, что канцлер изменяет супруге. За компроматом на канцлера началась реальная охота, и в конечном итоге сенсация состоялась – оппозиция заявила, что в их распоряжении есть фото интимного плана. На этих снимках был запечатлен канцлер с неведомой дамой в купе поезда, когда ворачивался из предвыборной поездки в Норвегию. Представители оппозиции угражали передать эти снимки бульварной прессе, если Брандт лично не подаст в отставку.

Любая из газет тех пор пробовала как можно язвительнее написать о Вилли Брандте, каждый репортер считал своим долгом как можно острее написать о распутном канцлере. Превосходный скандал рос как снежный ком, дополняясь в большей части домыслами и выдумками журналистов бульварной прессы.

Всю информацию о событиях, связанных с Вилли Брандтом, Брежневу сказал Вячеслав Кеворков, прибывший из Западной Германии. Узнав все подробности дела, Брежнев пришел в недоумение: «Если я из-за каждой бабы, с которой жил, уходил бы в отставку, мне работать не было бы когда».

Для Брежнева отставка Брандта являлась ничем другим как ударом ниже пояса, уж очень огромные надежды он ложил на собственного западного друга. Ведь конкретно с Брандтом Брежневу удалось сделать тесноватые и поболее того теплые дела, что позволяло решать самые сложные политические вопросы в мире. С новым человеком придется все начинать с нуля, и где гарантия, что все пройдет гладко.

Брежнев принял решение посодействовать Вилли Брандту избежать отставки. Для этого он пригласил Вячеслава Кеворкова, который был отлично ознакомлен с политической подноготной Западной Германии и о многом мог поведать. Брежнева сначала заинтересовывало, как происходит процедура отставки, кто воспринимает решение и как можно поменять ситуацию. Кеворков объяснил, что все происходит в Бундестаге во время голосования депутатов парламента, а так же мимолетом увидел, что голоса депутатов можно просто приобрести, другими словами заплатить им средства и они проголосуют потому что это нужно. Это было сказано вскользь, но конкретно это более всего заинтриговало Брежнева. Подкуп, вот он реальный выход из критичной ситуации!

Той же ночкой Кеворков вылетел в Германию. У него в руках находился кейс с миллионом марок, которые должны стать залогом положительного для Вилли Брандта голосования депутатов парламента. Но по прибытию в Германию Кеворков так и не смог передать средства представителям Вилли Брандта, и всем оставалось надежды только на судьбу. Всю функцию голосования в Бундестаге показывало телевидение, и Кеворков, следя за экраном телека в номере гостиницы, докладывал результаты голосования по телефону в Москву. Когда в конечном итоге с перевесом в один глас Вилли Брандт одолел и остался еще на два года у руля Западной Германии, в Москве все очень просто орали – Ура!

Стало ли решающим по отношению к будущему Европы это событие? Наверняка, да. Вилли Брандт стал

Понравилась статья? Поделиться с друзьями:
Добавить комментарий
SQL - 46 | 0,112 сек. | 11.95 МБ