Так ли непобедима армия США?

Так ли непобедима армия США?Миф о ее мощи издавна поставлен под колебание

Величие янки, раздутое в их сознании, базируется по последней мере на 5 определениях.

1-ое – они самые демократичные. 2-ое – они самые богатые. Третье – они самые сильные. 4-ое – они самые набожные. И в конце концов, 5-ое – все происходящее в мире совершается по воле и под контролем величавой страны. Гудзон ассоциируется с Тибром. Белоснежный дом с Капитолием. Означает, они последователи Рима. А раз они современное воплощение Рима, то у США есть друзья и есть неприятели. И как неотклонимый атрибут – свои величавые легенды. Миф – это всего только сказание, персонажами которого являются различные боги, духи, люди, герои. В переносном смысле миф – это неверное утверждение о чем-либо.
Время рождения постоянных ВС

Одним из таких легенд стал миф о том, что в Соединенных Штатах Америки вправду существует мощная и самое главное – боеспособная армия (сухопутные войска), которая соответствует статусу величавой державы.

Фактически говоря, в этом нет ничего необычного, так как история Америки и ее армии лежит на легендах с самого начала ее появления.

Само возникновение США и их армии покрыто густым туманом легенд. Так, к примеру, независящим государством Соединенные Штаты стали не 4 июля 1776-го, а 10 лет спустя. В 1776 году начался бунт, потом партизанская война части североамериканских колоний против английских властей. А избранный неясно кем президентом США прошлый полковник английской армии Джордж Вашингтон скитался по прериям, скрываясь от больших частей английских войск.

В конце концов англичане одолели бы разрозненные группы мятежных колонистов, но в 1783 году войну с Англией начала Франция. Французский флот доставил в Северную Америку значимые силы собственной армии, которые нанесли значимый урон англичанам.

И только тогда на политической карте мира появились США.

После объявления британских колоний независящим государством повелитель Великобритании обратился к Екатерине II с просьбой прислать боец, чтоб подавить восстание. Но Екатерина ответила: «…Недостойно двум величавым державам объединиться своими силами, чтоб раздавить люд, лишенный каких-то союзников, в его справедливой борьбе за независимость».

Правда, если веровать Валентину Пикулю, то событиям предшествовал дипломатичный скандал 2-ух дворов. В итоге этого Екатерина II объявила так именуемый вооруженный нейтралитет и эскадре военных российских кораблей было приказано препятствовать переброске военных грузов и войск из Великобритании в колонии. Действиями французских армии и флота английские войска в Северной Америке были разгромлены и капитулировали.

Рождение постоянной армии США нужно связывать с Штатской войной 1861–1865 годов. Утраты в этой войне с обеих сторон (включая и местное население) – без малого миллион человек. Она оказалась таковой кровавой (население США в то время составляло около 30 миллионов человек), так как генералы и офицеры северян и южан имели очень смутные представления не только лишь о стратегии, да и о военных действиях вообщем.

От войны с Испанией до 2-ой мировой

В 1898 году начинается война США с Испанией, целью которой являлся захват последних испанских колоний: Кубы и Пуэрто-Рико в Карибском море и Филиппинских островов в Тихом океане. Армия США показала себя в этой войне как нельзя ужаснее. На Филиппинских островах южноамериканские войска фактически не повстречали сопротивления разгромленной филиппинскими повстанцами испанской армии. Но на Кубе, невзирая на помощь повстанцев, америкосы не смогли сломить сопротивление испанских войск и, оказавшись в очень тяжелом положении от недочета снабжения и тропических заболеваний, уже собирались капитулировать, но испанское командование обогнало собственных американских коллег и предложило им свою капитуляцию ранее, чем они ему.
Все же тогда, как и на данный момент, газеты США собственному популяции о таких обидных подробностях ничего не докладывали, а лупили в победные литавры. Ах так описывал эту присущую янки самовлюбленность российский консул в Нью-Йорке В. А. Теплов в собственном донесении от 4 июня 1898 года: «Несмотря на очень умеренные успехи, достигнутые южноамериканским флотом со времени по
беды в Маниле, обыденное самомнение янки, поднятое этой победой на невиданную высоту, продолжает держаться на уровне, никак не соответственном достигнутым результатам.

Легкий триумф совсем вскружил головы местным политикам. Ни выяснившаяся неподготовленность вооруженных сил, ни дефицитность предметов вооружения и снаряжения войск, ни неспешный ход военных операций – ничто не в состоянии утолить все более и поболее разыгрывающиеся аппетиты, направленные на поглощение новых территорий».

Руководствуясь прощальным посланием Джорджа Вашингтона, в каком он предостерег сограждан от угрозы партийных склок и от неизменных союзов, тесноватых контактов с хоть какой частью забугорного мира, США не вмешивались в дела Европы, предпочитая решать свои внутренние трудности и наиблежайшего окружения. Но вот грянули 1-ая глобальная война и следующая Штатская в Рф. Стоит отметить, что роль в этих войнах, в особенности если они попадали в клуб фаворитов, сулило немалые экономические выгоды.

В силу собственной лишней практичности и хитрости америкосы вступили в Первую мировую войну спустя три года после начала и за год до окончания, летом 1917-го, когда ее финал был совсем ясен и фаворит, к которому можно было примкнуть, уже обусловился. Реально же армия США стала прибывать в Европу с весны 1918-го, за полгода до окончания войны, численность войск составляла миллион человек и они были совсем небоеспособны. Отсутствовали современная артиллерия и стрелковое орудие. Потому французам и британцам, до того как пустить янки в бой, пришлось их вооружать и учить. Франция предоставила свою артиллерию, пулеметы, Великобритания отдала стрелковое орудие и обмундирование. Именно поэтому со времен Первой мировой войны и по сей день у янки сохранились французские калибры полевой артиллерии: 105 и 155 мм.

В конце концов, после полугода перевооружения и обучения, в августе 1918-го (за три месяца до окончания Первой мировой войны) южноамериканские войска вступили в бой. Результаты для их оказались ужасающими. За два с половиной месяца в августе – начале ноября 1918 года америкосы утратили 200 тыщ убитыми. С учетом покалеченых (около 600 тыщ) южноамериканская армия, сначало посланная в Европу, фактически закончила свое существование.

И эти страшные утраты Америка понесла в последние три месяца Первой мировой войны, когда более боеспособные и обученные бойцы и офицеры германской армии за предыдущие четыре года или были убиты, или в итоге ранений и отравления газами покинули военную службу.

С началом 2-ой мировой войны правительство США, следуя полосы Джорджа Вашингтона, придерживалось нейтралитета (либо лучше сказать – невмешательства в действия), но неожиданный удар японской авиации по Перл-Харбору 7 декабря 1941 года привел к тому, что вооруженные силы США вошли в состав антигитлеровской коалиции и приступили к ведению военных действий. Правда, эти деяния носили достаточно странноватый нрав. Прямого роли в боях сухопутных сил не было, оказывалась (огромное спасибо им за это) военно-техническая помощь СССР.

Наличие атомной бомбы и ее применение по мирным городкам – Хиросиме и Нагасаки дозволили США занять лидирующее положение на мировой арене после окончания 2-ой мировой войны. Цивилизация уверовала в мощь Америки и ее вооруженных сил. Девиз «Мы можем противостоять всем» снова стал животрепещущ.

Конец южноамериканским иллюзиям о собственной военной мощи положила война в Корее в 1950–1953 годах, а позже и во Вьетнаме, где америкосы потерпели унизительное поражение и обязаны были эвакуировать собственный воинский контингент.

Цивилизация впала в угнетение. Миф о непобедимости и мощи армии США был поставлен под колебание и при этом существенно. Я не буду рассматривать следующие операции янки, потому что они носят локальный и местный нрав (Панама, Гренада).

Эти операции, а они закончились удачно, разогрели аппетит. Вот что было на шоу, посвященном победе в Панаме, на телевидении в 1990 году: «Мы совсем преодолели вьетнамский синдром», – отрадно кричали америкосы.

Утраты в Ираке высочайшие

Следствием этого «преодоления» стала война США с Ираком 17 января – 1 марта 1991-го. Итоги ее для Америки были очень плачевны. Утратив за 6 дней наземных боев 24 февраля – 1 марта около 10 тыщ боец (данные от Константина Колонтаева, историка и журналиста, от 2 мая 2009 года) убитыми и 60 танков, они только при поддержке сми всего Запада и тогдашнего горбачевского СССР смогли уверить мир в собственной победе над Ираком. Хотя, естес
твенно, никакой победы не было, так как главные цели, поставленные перед этой войной, не достигнуты: не вышло окружить и убить иракские сухопутные войска в Кувейте и Южном Ираке и как следствие этого не удалось свергнуть режим Саддама Хусейна и поставить у власти собственных либеральных марионеток.

Выводом, который сделала южноамериканская правящая элита из еще одного свидетельства неспособности собственных войск воевать с суровым противником, стало желание этого противника подкупить, чтоб он сдался и дозволил в очередной раз показать южноамериканскую военную мощь. Конкретно таковой сценарий и был использован в первой фазе 2-ой войны США с Ираком – в период с 19 марта по 9 апреля 2003 года.

Дело было в том, что сам иракский режим оказался не настолько тоталитарным, как это смотрелось снаружи. Вклады в забугорных банках, целый комплекс других связей с Западом и вызвали у правящей элиты Ирака готовность капитулировать. А иракские генералы только исполняли приказы политического управления по ведению опереточной войны, во время которой сопротивление армии Ирака и зарубежных добровольцев служило аргументом в торге о более подходящих критериях капитуляции. Фигура же величавого и страшного Саддама Хусейна делала роль козла отпущения.

Невзирая на поражение политической элиты Ирака и связанного с ней генералитета, сам иракский люд, значимая часть армии и спецслужб перед янки капитулировать не собирались. Цели войны достигнуты не были. Страна разрушена, режим свергнут. Территория занята и оккупирована. Но результатом войны стало общее повстанческое движение против оккупантов.

Вот каким увидел захваченный янки Ирак один из русских журналистов: «Над городом деньком и ночкой пролетают вертолеты оккупационной армии. Улицы патрулирует бронетехника. В центре городка пешие патрули. Обычный южноамериканский военнослужащий смотрится так: лет 25, много негров, противоестественно большой процент боец в очках. Формально государством управляет глава оккупационного режима Пол Бремер. Реально страна не управляется никем. Полицейские поддерживают видимость порядка и делают вид, что кого-либо ловят. Но безопасность населения не обеспечивают. Местные коммерсанты нанимают вооруженных автоматами сторожей, чтоб те охраняли их лавки и магазины. Америкосы сформировали службу платных стукачей. Идут ночные аресты. Стучат не только лишь на подпольщиков, да и на соперников по бизнесу. Америкосы в аспекты вникают слабо – хватают всех в концентрационный лагерь».

Если в мае-июне 2003 года в Ираке раз в день совершалось 20 нападений на янки, то к концу лета их количество подросло до 100, а к концу озари – более 200 в день.

Ну и, в конце концов, размеры утрат США в Ираке. По заслуживающим доверия данным, с момента начала войны и до августа 2003 года в вооруженные силы Америки были призваны 185 тыщ резервистов. Так как летом 2003-го южноамериканское командование не собиралось увеличивать численность собственных войск в Ираке, это значит, что призыв резервистов осуществлялся в том количестве, которое было нужно, чтоб восполнить утраты в убитых, покалеченых и вышедших из строя по другим причинам. Другими словами все виды американских утрат в Ираке с 19 марта по 31 августа 2003 года составили 185 тыщ человек. Исходя из устойчивого соотношения (данные испытаны эмпирическим методом) один убитый на три покалеченых и беря во внимание небоевые утраты за счет вышедших из строя по разным причинам (болезнь, дезертиры), получаем, что с 19 марта по 31 августа 2003 года америкосы утратили в Ираке более 30 тыщ убитыми.

Основная причина больших утрат – это, мягко говоря, очень низкие проф свойства военнослужащих – от боец до генералов.

Что касается американских боец, то очень выразительным показателем их непрофессионализма является неумение действовать на поле боя, использовать убежища. Инженерное оборудование местности для американских боец – это потаенна за семью печатями.

Свидетельство данному факту я увидел на одном из снимков. Фото датируется июлем-августом 2003 года, именуется «Американский блокпост поблизости Багдада». Тех, кто привык к виду русских блокпостов в Чечне, сооруженных из фундаментных бетонных блоков и напоминающих маленькие средневековые замки, ошеломит вид того, что америкосы именуют своими блокпостами в Ираке. На фото в журнальчике видна прямоугольная яма размером пять-шесть метров с земельным валом по бокам высотой и шириной 50–60 см. Общая глубина ямы вкупе с валом составляет 1 метр 20 см.

Такое странновато
е сооружение может защитить только от ружейно-пулеметного огня маленького и среднего калибра. Но уже от огня многокалиберного пулемета его защита очень непонятна. А вот от настолько возлюбленных повстанцами минометных обстрелов схожий блокпост никак не обезопасит. Пара либо даже одна 82-мм мина, попавшая в центр его, убьет весь блокпост.

Офицерская кузница

Так почему же южноамериканские вооруженные силы стали наибольшим мифом XX века?

Сначала причина в том людском материале, из которого формировалась североамериканская цивилизация, а означает, и ее вооруженные силы.

Североамериканская цивилизация – это цивилизация англосаксов в их заморском продолжении. Основным культом ее является так именуемый культ джентльмена и связанная с эти культом подсознательная неприязнь к профессионализму. Об этой англосаксонской неприязни к профессионализму и любви к джентльменскому дилетантизму (любительству) в разных отраслях деятельности достаточно тщательно писал Всеволод Овчинников в собственной книжке «Корни дуба».

Вообще-то это качество присуще всей западной цивилизации, которая, по словам Н. Я. Данилевского, «видит внутри себя все, а вне себя ничего и знать не желает». Но у англосаксов это в особенности выражено.

2-ая причина – подготовка и состояние офицерского корпуса.

Исходя из убеждений военного специалиста и выпускника российской (русской) военной школы, система подготовки офицеров в США убогая и ограниченная. 75 процентов офицеров американских вооруженных сил по нраву собственной подготовки не являются кадровыми офицерами. Это выпускники штатских институтов, институтов, колледжей, которые во время собственной основной учебы дополнительно получали образование на так именуемых курсах войсковой подготовки офицеров резерва. По нашей терминологии – военные кафедры. Такие курсы действуют в 1200 американских высших учебных заведениях. Программка обучения в их насчитывает 480 часов в течение 4 лет, в том числе 180 часов 1-ые два года обучения и 300 часов в следующие два года. После окончания всего курса шестинедельные (полуторамесячные) лагерные сборы.

Курсы подготовки офицеров резерва соответствуют урокам исходной военной подготовки средней школы, которые были у нас. Положение еще больше утежеляется для американской армии качеством подготовленности людей, поступающих на курсы офицеров резерва, а потом из их в войска.

Дело в том, что цена обучения в американских высших учебных заведениях очень высочайшая и для студентов есть только три метода не платить за него: или сходу начать демонстрировать высочайшие результаты в учебе, или заняться спортом, или поступить на курсы офицеров резерва. В последнем случае обучение студента будет оплачивать правительство. Взамен после окончания университета он должен три года отслужить офицером в вооруженных силах.

Таким макаром, южноамериканский офицерский корпус на 75 процентов оснащается из ограниченных неспортивных выходцев из бедных семей. Другими словами основой офицерства является интеллигенция, имеющая денежные, мед либо другие препядствия.

Сейчас о том, как обстоит дело с кадровым меньшинством южноамериканского офицерства. Для сухопутных войск кадровых офицеров готовят военное училище в Вест-Пойнте (штат New-york) и офицерская кандидатская школа в Форт-Беннинге (штат Джорджия).

Офицерская кандидатская школа играет сравнимо маленькую роль в подготовке кадровых офицеров. Она выпускает раз в год 500 человек, которых готовит из числа пожелавших стать офицерами боец, сержантов, ворент-офицеров (прапорщиков). Срок обучения – 14 недель (3 месяца). После чего их направляют в офицерские школы родов войск, где они проходят обучение по специальности от 9 до 18 недель (2–4 месяца).

В Русской империи и Русском Союзе школы подобного рода действовали исключительно в годы Первой и 2-ой глобальных войн (курсы прапорщиков и младших лейтенантов), когда из-за огромных утрат нужно было готовить офицеров для фронта ускоренными темпами. Но при всем этом в королевской Рф в школах прапорщиков срок обучения был четыре месяца, а на курсах младших лейтенантов в СССР – 6 месяцев.

Сейчас о единственной в США кузнице кадрового офицерства сухопутных сил – военном училище (академии) в Вэст-Пойнте. Снаружи там все смотрится очень внушительно. Поступить в него можно, только имея рекомендацию кого-то из сенаторов, конгрессменов, вице-президента и президента США. Обучение – четыре года. Общая цена на человека за этот период времени – около 250 тыщ
баксов, другими словами 62,5 тыщи баксов в год, что даже несколько превосходит среднюю плату в элитарных американских институтах. Каждогодний выпуск – тыща человек.

Но оказывается, выпускник училища, проучившись четыре года, так и не получает настоящего военного образования и соответственной специальности. В учебной программке училища не предусмотрена особая подготовка офицеров для определенного рода войск. Во время обучения в училище курсанты только определяются в вопросе, офицерами какого рода войск они желают быть. Потому после училища они направляются для получения воинской специальности в школы родов войск длительностью обучения от 4 до 8 недель. Другими словами четыре года будущие кадровые офицеры американской армии занимаются по теме неплохой средней школы и потом за один-два месяца получают воинскую специальность.

Обучение по годам предугадывает последующее: 1-ый год – британский язык, зарубежный язык, химия, физика, математика, философия, политология, современная история; 2-ой год – российская литература, зарубежный язык, химия, математика, компы, физика, география, экономика, современная история; 3-ий год – инженерная подготовка, конституционное право, военное право, международные дела, военная история и факультативы по выбору; 4-ый год – военная история, британский язык, военное управление и факультативы по ним.

Во время второго года обучения курсанты проходят курс специальной подготовки в одном из учебных центров родов войск сухопутных войск. На 3-ем году они отрабатывают свои командирские способности в качестве командиров отделений курсантов первого года обучения, также в центрах подготовки рекрутов и сержантских школах. Также в процессе второго года они обучаются по специальностям в учебных центрах родов войск.

После окончания третьего года обучения половина курсантов проходит подготовку в качестве командиров взводов с курсантами первого и второго года учебы, а другая половина – командирами взводов в частях сухопутных войск. Во время 4-ого года обучения курсанты стажируются в роли командиров подразделений и частей от взвода до бригады включительно, также в роли штабных офицеров.

Курс теоретической подготовки идет в течение всего периода обучения – по две недели после рождественских каникул раз в год. Он состоит в приобретении познаний по всем вопросам, связанным с будущей профессией – «Офицер сухопутных войск». В эти же две недели курсанты третьего и 4-ого годов занимаются теоретической подготовкой с курсантами первого и второго годов обучения.

Вообще-то специальность «Офицер сухопутных войск» звучит очень абстрактно. В обычных странах таковой специальности нет. Есть офицеры – командиры стрелковых, танковых, артиллерийских и т. д. подразделений и частей. Вот оттого, что в Вэст-Пойнте выпускают офицеров таковой абстрактной специальности, южноамериканские бойцы в Ираке копают блокпосты в виде братских могил, встречают минометные обстрелы в брезентовых палатках, а танки и БТР в ночное время патрулируют улицы иракских городов, становясь легкой и вожделенной добычей для гранатометчиков и подрывников.

Ну как дела с предстоящей подготовкой и увеличением уровня военного образования? В обычных странах для этого есть военные академии родов войск и Академия Генерального штаба со сроком обучения два-три года. (До недавнешнего времени так было и в Рф.)

А в США – система курсов усовершенствования командного состава под заглавием «Военные колледжи» со сроком обучения 10 месяцев.

Вот почему в армии США появился термин «дружественный огонь». Перевод на российский обозначает – «огонь по своим». Потому свадьба в Афганистане расстреливается как банда мятежников и нет ядерного орудия в Ираке. Есть миф и этот миф о всесокрушающей мощи армии (сухопутных сил) США.

Читатель произнесет: ну и что, что из этого следует?

Из этого следует последующее. Армия США является сильной огневой и ударной машиной. Она в состоянии повредить целые районы. Да что там районы – страны. Но при грамотной и отлично организованной обороне ее потенциал понижается пропорционально сопротивлению. Армия (сухопутные войска) США – это отлично снаряженная, но слабо приготовленная военная сила. При всем этом нужно учесть, что личный состав ее очень болезненно реагирует на утраты. Массивным огневым (массированным) ударам американской армии нужно противопоставлять маневренные деяния и отлично организованный огнь, плодами которых должны быть осязаемые невозвратные

Понравилась статья? Поделиться с друзьями:
Добавить комментарий
SQL - 46 | 0,173 сек. | 12.03 МБ