Танк КВ-13 (объект 233)

Шла осень 1941 г. германские войска впритирку приблизились к Москве, осадили Ленинград. В 1-ые месяцы войны Красноватая армия понесла большие утраты в танках. Восполнить их в кратчайший срок было нереально — военная индустрия эвакуировалась в Сибирь и на Урал. Тут ударными темпами шло строительство новых промышленных гигантов.

Но новые предприятия не были бы готовы в маленький срок — на их оснащение и достройку уходило от полутора месяцев до полугода. А фронт добивался танки, припас которых стремительно таял в боях. В особенности сложным было положение с томными танками КВ, отлично зарекомендовавшими себя в первых боях. Для исправления положения с томными танками постановлением Муниципального Комитета Обороны № 734 от 4 октября 1941 г. в составе Наркомата танковой индустрии (НКТП) был образован Уральский Комбинат по производству томных танков КВ в составе Челябинского тракторного завода (ЧТЗ), Уральского завода томного машиностроения (УЗТМ), Уральского турбинного завода и двигательного завода № 75. Тем же постановлением ЧТЗ был переименован в Челябинский Кировский завод.

Необходимо подчеркнуть, что заглавие «Уральский Комбинат по производству томных танков КВ» не прижилось. Этот мощнейший танковый комбинат скоро получил неофициальное наименование «Танкоград». Под этим именованием он и вошел в историю. К середине октября 1941 г. тут уже началось серийное изготовка танков КВ. Но фронту их не хватало. Положение усугублялось тем, что КВ были сложными в производстве и ненадежными в эксплуатации. А
в боевом отношении КВ, кроме толщины брони, не достаточно чем превосходили более дешевенькие Т-34.

Танк KB-13 (на гусеницах от KB) во дворе завода № 100. Челябинск, весна 1943 года.

В критериях, когда Ленинградский Кировский завод закончил свою работу, от «Танкограда» потребовалось прирастить выпуск танков в три-четыре раза. Для решения этой задачи управление НКТП наметило два пути: уменьшение трудозатратности производства серийной машины без конфигурации конструкции и серьезная модернизация, направленная на понижение расхода времени на создание танка при сохранении его главных боевых и технических черт.

За движение по второму пути в особенности интенсивно выступал начальник отдела головного конструктора НКТП С. Гинзбург. Он мотивировал свою позицию тем, что имеющийся танк КВ «недостаточно технологичен и в существующем виде непригоден для массового выпуска в критериях военного времени». По его воззрению, в критериях войны танки КВ и Т-34 должны быть изменены некоторым единым танком, владеющим массой не выше 32 т, с броней не ниже 60-75-мм в лобовых проекциях и имеющим вооружение из 76-мм пушки и 2-ух пулеметов. При всем этом скорость машины на местности должна была составлять около 20-25 км/ч, а наибольшая — не ниже 45 км/ч. По воззрению Гинсбурга, наличие такового одного танка позволило бы не только лишь понизить трудозатратность его производства, да и существенно упростить вопросы ремонта, также снабжения и комплектования танковых частей. Нарком танковой индустрии В. Малышев делил схожую точку зрения, но исключительно в случае, если новый танк был должен быть дешевле и проще в изготовлении не только лишь КВ, да и Т-34, а освоение его производства не понизило бы общего выпуска танков.

Сейчас можно только полагать, когда тактико-технические свойства на новый «средний танк усиленного бронирования» поступили в конструкторские бюро ЧКЗ. Но уже 6-11 декабря 1941 г. эскизный проект новейшей машины, получившей обозначение КВ-13, подвергся рассмотрению представителями Автобронетанкового управления (АБТУ) Красноватой армии.

Работами по проектированию КВ-13 поначалу управлял главный конструктор ЧКЗ С. Махонин, а потом главный конструктор НКТП Ж.Котин. Главные теоретические работы по машине возглавлял ведущий инженер, один из наистарейших и опытнейших конструкторов Кировского завода Н. Цейц. Уникальный по форме корпус разрабатывала группа конструкторов под управлением инженеров К. Кузьмина и С. Мицкевича, а общей сборкой машины занимался Г. Москвин. Не считая того, в проектировании разных узлов и агрегатов КВ-13 участвовали А. Ермолаев, К. Ильин, М. Креславский, Е. Дедов, Б. Красников, Г. Рыбин, В. Торотьк
о, Н. Синев и другие.

Сначало проект назывался как «скоростной танк усиленного бронирования». При его разработки планировалось решить последующие задачки:
«Дать проект боевой машины среднего веса, соединяющей возможности широкого и резвого маневра с силой лобового удара, также упростить создание более трудозатратных деталей — корпуса, башни, трансмиссии».
В согласовании с поставленными задачками масса KB-13 была определена в границах до 30 т, скорость до 65 км/ч, а броневая защита лобовой части должна была выдерживать огнь 88-мм зенитных орудий Flak 36/37.

Проект КВ-13 («объект 233») произвел на военных двоякое воспоминание. Группа конструкторов под управлением С. Махонина предлагала, казалось бы, неописуемое: заместо 48-тонного КВ-1 выпускать 30-тонный КВ-13, но защищенный броней шириной более 75 мм и при всем этом обойтись без броневого проката большой толщины. Расчетная величина наибольшей скорости нового танка составляла 60-65 км/ч — другими словами, налицо была попытка угодить этой машиной всем требованиям военных и производственников. Согласно объяснительной записке к проекту, военные, приняв на вооружение КВ-13, получали средний танк с бронированием томного, подвижностью легкого и ценой практически на третья часть наименьшей, чем серийный Т-34. Это было похоже на волшебство.
«Это казалось неописуемым для всех. Помню, как во время 1-го собрания Цейц раз 5 подходил к телефону и отвечал каким-то начальникам из Москвы, что все заявленные свойства «тринадцатого» испытаны расчетами… Танк нравился, смущал только его номер. Но здесь Котин произнес, что коммунисты — люди не суеверные и что, напротив, новый танк будет успешным», — вспоминал Л. Горлицкий.

Тяжело сказать, какие выводы сделал начальник Автобронетанкового управления в декабре 1941-го, но уже в январе 1942 г., заместитель начальника БТУ АБТУ Красноватой армии военный инженер 1-го ранга Алымов, в справке на имя заместителя наркома танковой индустрии Ж. Котина писал:
«При составлении плана опытнейших работ на 1942 г. прошу Вас включить последующие приблизительные работы БТУ ГАБТУ КА: Танк КВ-13 — переходящий с 1941 г. — окончание, изготовка опытнейшего эталона на Кировском заводе к 1 мая 1942 г.».

В марте 1942 г. на основании приказа по Наркомату танковой индустрии № 55 от 23 марта 1942 г. на базе бывшего Опытнейшего завода ЧТЗ был сотворен Опытнейший танкомоторный завод № 100, которому были переданы все работы по «объекту 233». Разработка технического проекта танка и его изготовка сейчас лично курировал главный конструктор НКТП Ж. Котин.

Конструкция КВ-13 была оригинальна тем, что в первый раз для российского танкостроения лобовая часть его корпуса проектировалась литой, потому что это позволяло существенно понизить массу при схожей защищенности и упростить техпроцесс сборки более трудозатратного узла.

В канун 8 марта (сей день тогда числился рабочим) 1942 г. А. Ермолаев докладывал наркому танковой индустрии, что «разработана компоновочная схема нового танка, в каком за счет внедрения водянистой брони, уплотнения сборки, сокращения габаритов корпуса и башни, удалось существенно уменьшить вес томного танка до уровня среднего».

Проектируемый танк КВ-13 имел традиционную схему общей сборки и конструктивно был разбит на четыре отделения: управления, боевое, моторное и трансмиссионное.

Отделение управления размещалось в фронтальной части корпуса танка. В нем находились: рабочее место механика-водителя, расположенное в центре отделения: приводы управления, контрольные приборы; два воздушных баллона; два топливных бака; запасные части, инструмент и принадлежности ЗИП. Под сидением механика-водителя в днище машины имелся аварийный лючок, закрывавшийся броневой крышкой. Механик-водитель вел наблюдение через смотровой люк, расположенный в лобовом листе, который в боевых критериях запирался броневой крышкой со смотровой щелью с защитным стеклом триплекс. Не считая того, в крыше отделения управления было установлено два боковых зеркальных смотровых перископических устройства.

Боевое отделение размещалось в средней части танка. В нем находились рабочие места командира танка (он же наводчик) — слева от пушки и заряжающего — справа; основная часть боекомплекта (на полу боевого отделения и в бортовых нишах) и четыре аккумуляторные батареи. Высшую часть боевого отделения составляла крутящаяся башня, с установленными в ней пушкой и спаренным пулемето
м, механизмами наводки, прицельными приспособлениями и устройствами наблюдения. Не считая того, на правом борту башни располагалась радиостанция, а в ее кормовой нише укладывалась часть боекомплекта. Для посадки и выхода всех членов экипажа в крыше башни имелся один лючок, закрывавшийся откидной крышкой на петлях. Для наблюдения за полем боя в крыше башни у бортов и в кормовой нише устанавливались четыре зеркальных смотровых перископических устройства, не считая того, для наблюдения наводчик (командир танка) мог использовать перископический прицел ПТ-4-7, а заряжающий — командирский панорамный устройство ПТК.

Танк КВ-13 (объект 233)

КВ-13 в период испытаний. Осень 1942 года[/right]

Моторное отделение размещалось за боевым и было отделено от последнего моторной перегородкой. В нем вдоль продольной оси машины па специальной раме устанавливался движок с основным фрикционом. По краям от мотора, вдоль бортов корпуса располагались два воздушных фильтра (у моторной перегородки), два масляных радиатора и два масляных бака. Над вентилятором системы остывания, установленным на корпусе головного фрикциона, был смонтирован подковообразный пластинчатый водяной радиатор. Для доступа к движку изнутри машины в моторной перегородке были изготовлены особые лючки, а для доступа к фильтрам, масляным радиаторам и заливным горловинам масляных баков в крыше моторного отделения имелись два лючка, закрывавшихся откидными броневыми крышками на петлях и крепившихся к корпусу машины болтами. Не считая того, на моторной перегородке устанавливался ручной привод инерционного стартера.

Трансмиссионное отделение было размещено в кормовой части корпуса за моторным отделением. В нем располагались коробка, бортовые фрикционы с тормозами и бортовые редукторы. В наклонной крыше трансмиссионного отделения для доступа к агрегатам коробки имелись два лючка, закрывавшихся откидными крышками на петлях.

Основное орудие танка состояло из 76,2-мм пушки ЗИС-5 обр. 1941 г. с клиновым затвором и полуавтоматикой механического (копирного) типа. Длина ствола пушки составляла 41,5 калибра. Противооткатные устройства включали гидравлический тормоз отката и гидропневматический накатник. Для улавливания гильз, выкидываемых из казенника после выстрела, на особом кронштейне в задней части корыта люльки пушки устанавливался гильзоулавливатель (брезентовый мешок), в который помещалось до восьми гильз. С пушкой был спарен 7,62-мм пулемет ДТ, устанавливавшийся с ней в единой маске. Углы наводки спаренной установки по вертикали составляли от -5 до +25°. Наводка по горизонтали обеспечивалась при помощи МПБ, имевшего ручной и электромоторный приводы. Для производства выстрела использовались ручной и ножной спусковые механизмы.

Для наводки в цель спаренной установки применялись танковый телескопический прицел ДТ-7 (9Т-7) и танковый перископический прицел ПТ4-7. Для стрельбы в ночных критериях прицельные шкалы и перекрестье прицела ДТ-7 имели электронную подсветку.

Боекомплект состоял из 57 — 65 унитарных выстрелов к пушке и 945 патронов (15 дисков) к пулемету ДТ. Для стрельбы использовались выстрелы с бронебойно-трассирующими снарядами и осколочно-фугасными гранатами от 76,2-мм дивизионной пушки обр. 1939 г., которые укладывались в кассетах серийного типа, устанавливавшихся на днище боевого отделения. Диски к пулемету ДТ укладывались в боевом отделении в боковых нишах подбашенной коробки. Там же укладывались 6 магазинов к двум 7,62-мм пистолетам-пулеметам ППШ. Не считая того, в боевом отделении укладывалась ракетница с комплектом сигнальных ракет и 15 гранат Ф-1.

Усиление броневой защиты в границах данной массы было достигнуто за счет роста толщины брони при одновременном уменьшении размеров машины по ширине и высоте. После того как отказались от стрелка-радиста, т.е от четвёртого члена экипажа, появилась возможность переднюю часть корпуса выполнить выступающей вперед и придать ей обтекаемую форму для роста снарядостойкости. Не считая того была приминена литая броня высочайшей твёрдости. Передняя и задняя части корпуса, также подбашенная коробка были сделаны из литых броневых деталей. Верхняя лобовая деталь кор
пуса имела наивысшую толщину брони 120 мм, средняя, располагавшаяся под углом 60° от вертикали, — 60 мм и нижняя — 100 мм. Толщина бортов корпуса, сделанных из катаной брони, достигала 75 мм. Соединение отдельных деталей корпуса выполнялось методом сварки деталей, подогнанных в четверть по местам соединений.

Любопытно отметить, что конструкция броневого корпуса имела существенно наименьшее, чем у КВ-1 число деталей, на порядок было сокращено число болтовых соединений, сварные швы облегчены. Расточка соединительных отверстий осуществлялась сейчас не в собранном корпусе, как у КВ-1, а конкретно в деталях до их подачи на сборку.

За счет плотной сборки удалось понизить высоту танка на 205-212 мм и сделать его короче на 700 мм. Согласно начальному проекту, численность экипажа КВ-13 предполагалась в три человека, что позволяло существенно уменьшить габариты башни и поперечник погона в свету.

В лобовой части подбашенной коробки был изготовлен смотровой люк механика-водителя, который в боевых критериях запирался броневой крышкой со смотровой щелью с триплексом. Конструкция смотрового люка была взята у томного танка КВ-1 (КВ-1С).

В фронтальной части крыши подбашенной коробки над отделением управления имелись две прорези — шахты под установку смотровых перископических устройств и два отверстия для доступа к заправочным горловинам топливных баков, закрывавшихся броневыми пробками на резьбе. В средней части подбашенной коробки было изготовлено отверстие под установку башни. Нижний погон опоры башни заходил в конструкцию литой подбашенной коробки. Верхний кормовой лист в литой конструкции кормы корпуса был выполнен съемным, крепившимся к бортам корпуса и нижнему кормовому листу при помощи 14-ти болтов. В нем для доступа к агрегатам коробки имелись два круглых лючка, закрывавшихся откидными крышками на петлях.

Крыша над моторным отделением состояла из 2-ух съемных частей: крыши над движком и броневой коробки с жалюзи над водяным радиатором. Крыша над движком состояла из среднего броневого листа и 2-ух боковых откидных броневых листов на петлях, крепившихся к бортовым угольникам, крыше литой подбашенной коробки и броневой коробке с жалюзи при помощи 30 болтов. Откидные боковые листы обеспечивали доступ к движку, воздухоочистителям и масляным бакам. Для доступа к заправочной горловине правого масляного бака в правом боковом листе крыши было изготовлено отверстие, закрывавшееся броневой пробкой на резьбе. Броневая коробка жалюзи крепилась к бортовым угольникам при помощи 10 болтов. В ней устанавливались нерегулируемые броневые жалюзи, а в ее средней части имелось отверстие, закрывавшееся броневой пробкой на резьбе, созданное для доступа к заправочной горловине радиатора. В бортах броневой коробки жалюзи было изготовлено по три отверстия для выброса отработавших газов мотора.

В высшей части бортов моторного отделения имелись особые щели, предназначавшиеся для прохода охлаждающего воздуха. Со стороны бортов щели были прикрыты выносной броней, установленной на креплениях. В высшей части боковые щели запирались защитной сетью.

Башня танка отливалась фактически одной деталью в одной изложнице с рамкой пушки. Бронирование литой башни было равнопрочным (толщина стен 85 мм). Башня имела съемную крышу для монтажа пушки. В бортах башни и в ее комовой нише имелись четыре амбразуры для стрельбы из личного орудия экипажа, которые запирались броневыми пробками. В крыше башни в фронтальной части были изготовлены три отверстия, два последних — под установку перископических устройств ПТ-4-7 и ПТК, а среднее — под установку мотора вентилятора боевого отделения, закрывавшееся сверху броневым колпаком. В средней части крыши имелся прямоугольный лючок для посадки и выхода экипажа, закрывавшийся откидной крышкой на петлях, а у бортов и в кормовой части — четыре выреза под установку 4 смотровых перископических устройств.

КВ-13 со снятым кормовым броневым листом в цехе завода №100. Челябинск. Весна 1943 года.

Базу силовой установки составлял дизель В-2К, мощностью 600 л.с. (441 кВт) с удельным расходом горючего 185 г/л.с. ч. Запуск мотора выполнялся сжатым воздухом (два баллона по 5 л) либо инерционным стартером ИС-9 с электромоторным и ручным приводами. Инерционный стартер устанавливался на конце вала мотора
со стороны распределительного устройства. Емкость 2-ух топливных баков (180 и 245 л), установленных в носовой части корпуса танка по бортам, обеспечивала танку припас хода по шоссе до 320 км. Система смазки — циркуляционная под давлением. Емкость 2-ух масляных баков, располагавшихся под масляными трубчатыми радиаторами, составляла 160 л. Для чистки воздуха поступавшего в движок, в моторном отделении танка устанавливались два воздухоочистителя типа "Вортокс".

В состав механической коробки входили: многодисковый главный фрикцион со железными и металлическими дисками трения; трехходовая трехступенчатая коробка с тройным демультипликатором; два многодисковых бортовых фрикциона сухого трения (сталь по стали); два однорядных планетарных бортовых редуктора, смонтированных снутри ведущих колес. Коробка обеспечивала девять передач при движении вперед и одну передачу заднего хода. Применение трехступенчатой коробки передачи с тройным демультипликатором позволило произвести более рациональную разбивку передач. Тормоза — ленточные, плавающие, с обоесторонним серводействием и с накладками из сероватого чугуна СЧ-15-32. Конструкция коробки предугадывала ее крепление на цапфах, соосных грузовому валу, опиравшихся на опорные подшипники. Однорядные планетарные бортовые редукторы были смонтированы снутри ведущих колес для уменьшения ширины танка. Система управления движением танка — механическая. Коробку проектировала группа конструкторов под управлением А.Ф. Маришкина. В целях предстоящего совершенствования механизма поворота танка были спроектированы одноступенчатые ПМП для подмены бортовых фрикционов. Демонтаж хоть какого агрегата коробки был вероятен без демонтажа других агрегатов. Но при испытаниях танка коробка показала низкую надежность.

2-ой вариант коробки был разработан группой конструкторов под управлением Н.Ф. Шашмурина. Коробка обеспечивала восемь передач при движении вперед и две передачи заднего хода. В первый раз она была установлена в томном танке КВ-1С.

В ходовой части танка применялась персональная торсионная подвеска с наибольшим углом закрутки торсионов 28° при движении танка. Со стороны каждого борта устанавливалось по 5 литых опорных катков со железным ободом и по три литых поддерживающих катка с резиновыми бандажами. Литые направляющие колеса со железным ободом имели винтообразной механизм натяжения гусениц. На танке можно было использовать гусеницы и ведущие колеса гребневого зацепления, взятые у среднего танка Т-34 либо гусеницы и ведущие колеса цевочного зацепления, взятые у томного танка КВ-1С.

В процессе проведения испытаний была выявлена недостающая надежность конструкции узлов гусеничного движителя, в особенности при движении танка с относительно высочайшими скоростями.

Электрическое оборудование машины было выполнено по однопроводной схеме. Напряжение бортовой сети составляло 24 В. Главным источником электронной энергии при неработающем движке являлись четыре аккумуляторные батареи ЗСТЭ-80, При работающем движке потребители получали электроэнергию от генератора ГТ-6543-А мощностью 1 кВт. К главным потребителям электроэнергии относились: электродвигатели инерционного стартера — СА-189, механизма поворота башни МБ-20К, вентилятора боевого отделения, также радиостанция и элементы внутреннего и внешнего освещения.

Для наружной радиосвязи в башне танка устанавливалась коротковолновая радиостанция 10Р. Общение членов экипажа во время боя производилось при помощи танкового переговорного устройства ТПУ-3-БИС.

"Наследники" КВ-13 — танки ИС "эталон №1" (объект 233) справа и ИС "эталон №2" (объект 234) слева во дворе ЧКЗ. Челябинск, весна 1943 г.

1-ый отчет испытаний КВ-13 датируется маем 1942 г., но в это время танк еще не был собран. Просто в период 4-11 мая прошли тесты облегченных траков, также опорных и поддерживающих катков танка КВ-13, установленных на серийный КВ-1. Тесты завершились в целом удачно, но расчеты демонстрировали, что масса танка все таки превзойдет запланированную величину в 30 т и поэтому в конце июня 1942 г. был разработан вариант «переобувания» КВ-13 на траки среднего Т-34 шириной 500 мм. При всем этом предусматривалось использовать более широкие траки КВ в распутицу и зимой. Да и с траками Т-34 в заданную массу все равно уложить

Понравилась статья? Поделиться с друзьями:
Добавить комментарий
SQL - 46 | 0,143 сек. | 11.98 МБ