Танк «Объект 187»

Работы над танком «Объект 187» велись Уральским конструкторским бюро транспортного машиностроения в рамках опытно-конструкторской работы «Совершенствование Т-72Б». Тему «Совершенствование Т-72Б» задали Постановлением Совета Министров от 19.07.1986 г. Работа по объекту 187 шла наряду с работами по «Объект 188» – будущему Т-90 (с маленьким опережением последнего) до середины 1990-х годов. В отличие от объекта 188, это являлось полностью деятельной разработкой конструкторского бюро. Тогда уральское КБ могло для себя позволить такие «вольности», естественно делая упор на финансовую поддержку со стороны УВЗ как потенциального серийного производителя. Обе машины: «Объект 187» и «Объект 188» являлись предстоящей эволюцией танка типа Т-72. Но при работе над объектом 187 в отличие от 188, конструкторский коллектив, возглавляемый Поткиным В.И., заложил в конструкцию танка более глубочайшие конфигурации в сопоставлении с начальной конструкцией танка Т-72Б. Конкретный управляющий работ по танку – зам. головного конструктора КБ Щелгачев А.С. Конструктивным решением являлся отказ от навязанного в конце 1960-х тагильскому конструкторскому бюро «революционного» дизайна корпуса танка Т-64. Сборка перетерпела маленькое разуплотнение. Это положительно сказалось на эргономичности и на защите верхней лобовой детали корпуса. Благодаря удлинению носовой части рабочее место механика водителя осталось в глубине корпуса машины, в итоге шахты устройств наблюдения выходили через крышу корпуса наружу, а не через верхнюю лобовую деталь как на Т-64 и его «наследниках». Таким макаром, устранили несчастное ослабленное «декольте» посредине лобовой детали. Это решение отдало возможность расположить бронирование с более оптимальными углами наклона для противодействия современным бронебойным подкалиберным снарядам.

Танк «Объект 187»

Танк «Объект 187»
3D-модель опытнейшего танка "объект 187" (набросок взят с http://tank-t-90.ru)

На танках устанавливалась башня новейшей конструкции – обычная литая конструкция башни была заменена сварной, для которой употреблялся листовой прокат средней твердости. Конструкцию и технологию производства таких башен вместе разрабатывали НИИ Стали, Уралвагонзавод и УКБТМ. Фактически в то же время велись работы по созданию сварных башен для УКБТМ (объекты 187 и 188) и ХКБТ (Т-80УД). Башня объекта 187 отличалась наибольшими размерами, в особенности в кормовой части. В разработку данных башен и их защиты большой вклад занес Кондратьев Ю.Н.

«Железная» броня танка была дополнена новым комплексом динамической защиты – прототип современного комплекса универсальной динамической защиты «Реликт». По неком данным комплексу защиты объекта 187 дали заглавие «Малахит». Схема защиты дополнялась решетчатыми экранами и комплексом электро-оптического угнетения «Штора» с ОТШУ и пусковыми установками системы 902А.

Основное вооружение танка – 125-миллиметровая гладкоствольная пушка 2А66 (Д-91Т) завышенной баллистики. Пушка разработали в Свердловске в именитом петровском артиллерийском конструкторском бюро «Завода №9». Вкупе с орудием велась разработка нового бронебойно-подкалиберного снаряда 3БМ-39 шифр ОКР «Анкер». Коэффициент удлинения составлял более 20. 3БМ-39 представлял собой урановый ОБПС-моноблок, имеющий новый отделяемый поддон. ВУ этого снаряда состояло из калиберной и композитной легкой подкалиберной катушек. Сечение последней *-образное. При всем этом оперение было сделано из легких сплавов; размах — меньше калибра в разы. Выстрел разрабатывался в НИМИ. Главные тесты нового орудия и выстрела прошли на полигоне НТИИМ. Снаружи новенькая пушка отличалась наличием дульного тормоза. Дульный тормоз имел однокамерную конструкцию с пониженной эффективностью. Тормоз служил больше для отвода с полосы визирования ракеты газов, а не для снятия усилий отдачи. В процессе использования на неких образчиках устанавливалась модернизированная пушка 2А46М (Д-81ТМ).

Танк «Объект 187»
Боковая проекция опытнейшего танка "объект 187" с пушкой 2А66 (набросок взят с http://tank-t-90.ru)

На момент разработки танк «Объект 187» оснащался самой совершенной системой управления огнем – на танках возможных врагов нечто схожее начало появляться только в конце 1990-х годов. Система была выполнена на базе частей 1А45. Награды по адаптации комплекса к объектам 187 и 188 принадлежат Нейгебауэру Ю.Н. и Быстрицкому В.М. Одним из новшеств, которое в первый раз ввели в российском танкостроении, стало внедрение в электроцепях управления микроразъемов. Это значительно понизило массу и объем кабельных трасс. Данная награда так же принадлежит Нейгебауэру.

На опытнейших образчиках машины опробовали несколько типов трансмиссий и силовых установок, включая газотурбинный движок. В процессе испытаний самой многообещающей силовой установкой был признан Х-образный моноблок А-85-2 (мощность 1200 л.с.). В силу особенностей мотора в моторно-трансмиссионном отделении он размещался по продольной схеме (как движок В-2 на танке Т-34). Не считая того, схожее размещение упрощало стыковку мотора с ГОПом. Выхлопные патрубки объекта 187 с Х-образником сначало размещались побортно, в предстоящем выброс вывели за корму по надгусеничным полкам вдоль бортов. Работы по моторно-трансмиссионному отделению объекта 187 вели Вавилонский, Куракса, Харлов, Иванов. На машине применили новейшую ходовую часть с параллельным резино-металлическим шарниром и железной беговой дорожкой. Гусеницы объектов 187 и 188 отличались формой и размещением грунтозацепов – если одной линией на уровне мыслей обвести грунтозацепы, то выходит овал (прямоугольник на Т-80/-90 и трапеция БМПТ). Гребень – сплошной («скобообразный» на Т-80/-90). Звенья гусеничной ленты – литые с следующей механообработкой, что является более технологичным и экономным по сопоставлению со штамповкой звеньев танков Т-64/-80/-90. Гидравлические лопастные рессоры на ранешних образчиках были установлены на 1 и 6 катки, и на образчиках №5 и №6 к тому же на 2 каток. Значительно прирастили динамический ход опорных катков.

Машины строились 3-мя сериями попарно. Любая серия от предшествующей отличалась значительно и наглядно показывала эволюцию типа и направления отработки узлов, агрегатов, устройств и систем. Машины снутри каждой серии так же имели малозначительные отличия.

Бывалые эталоны №№ 1 и 2 были более близкими к лику грядущего танка Т-90 (кроме корпуса). На образчике №1 в качестве силовой установки употреблялся измененный челябинский V-образный дизельный движок В-84МС (мощность 840 л.с.). В следующем данная силовая данная установка фактически полностью «перекочевала» на объект 188. Эталон №1 после цикла испытаний прошел разборку и дефектовку. Потом его корпус использовали при изготовлении эталона №3. №2 оснастили V-образным 1000-сильным дизельным движком с турбонаддувом КД-34 разработанным в Барнауле. Машина в этом виде прошла в Туркмении большой цикл ходовых испытаний, с фуррором выдержав запыленность воздуха и высшую температуру. После возвращения в Нижний Тагил, машину дооборудовали, после этого ее расстреляли на полигоне НТИИМа. Результаты воздействия современными противотанковыми средствами были выдающимися по уровню защиты. Потом расстрелянный эталон машины утилизировали.

Танк «Объект 187»
Экспериментальный Х-образный дизель с турбонаддувом А-85-2 (фото Алексея Хлопотова, http://otvaga2004.narod.ru)

Вначале опытнейший эталон №3 предназначался для разных «варварских» тестов, которые были связаны с возможностью разрушения и потому никогда не был вполне укомплектован. В отличие от первых 2-ух образцов имевших традиционную литую башню, на образчике №3 была установлена башня новейшей конструкции сделанная из катанных 40-миллиметровых бронелистов соединенных меж собой с помощью сварки. Геометрически башня данного эталона очень припоминает современные сварные башни Т-90С/-90СА/-90А, фактически от конструкции которой они и ведут свою «родословную». Существенными наружными от
личиями башни от сварных башен Т-90, являются форма раскроя броневых листов и сварных соединений, круглый лючок выброса поддонов (на Т-90 округлый), наличие в кормовой части крыши башни слева «башни» фильтровентиляционной установки (ФВУ на Т-72 и Т-90 размещена в корпусе). На образчиках с 1 по 3 корпус производился по традиционной для российских танков схеме, но его носовая часть была удлинена, а верхней лобовой детали придан больший угол наклона. При всем этом место механика-водителя было отодвинуто внутрь корпуса вглубь. Три смотровых устройства были вмонтированы в крышку лючка. Конкретно эти мероприятия и дозволили избавиться ослабленной зоны в центральной высшей части верхней лобовой детали корпуса Т-64/-72/-80. На образчике №3 в качестве опыта вырезали родное моторно-трансмиссионное отделение с КД-34 и установили отделение Т-80У с ГТД-1250. Не считая этого на 5 опорный каток дополнительно установили гидроамортизатор. В таком виде танк в Нижнем Тагиле прошел тесты на щите и в потом катался в подмосковной Кубинке на полигоне БТВТ. Так же эталон №3 проходил в Арзамасе в ядерном центре всеохватывающие тесты противоатомной защиты. Установка на эталон №3 турбины являлась быстрее принужденным шагом и попыткой выжить в сложившейся к тому времени политической ситуации. Конструкторами преследовалось две цели. Во-1-х, они пробовали вышибить у «турбинного» лобби козыри. Показать, что Тагил также имеет практически готовую машину с пользующимся популярностью тогда газотурбинным движком. При этом, машина, более совершенная конструкционно, совершенная во всем, разве что не считая моторно-трансмиссионного отделения и его системы управления которые были схожи Т-80У (были выполнены по омской конструкторской документации переданной официально). Во-2-х, показать фанатам газотурбинной силовой установки достоинства новых дизельных движков завышенной мощности, потому что не только лишь тесты, да и теоретические расчеты демонстрировали проигрыш турбинной силовой установки по многим характеристикам.

Корпус эталона №4 был аналогичным корпусу эталона №3 до момента его перекроя в «турбинник». Изменили форму и конструкцию сварной башни, возросли ее габариты в кормовой части и миделе. Метеодатчик ввода критерий стрельбы, смонтированный в кормовой части башни, снаружи существенно отличается от обычного ДВЕ Т-90. Основой силовой установки стал новый челябинский 1200-сильный Х-образный движок А-85-2. Вентиляторная охлаждающая система, обычная для нижнетагильских конструкций, имела два центробежных вентилятора, которые были сдвинуты от центра кормовой части на право и на лево. Выхлопные патрубки располагались побортно (разворачивались вдоль надгусеничной полки, газы отводились вниз в корму). При всем этом существенно удлиненный тракт содействовал значительному остыванию выхлопных газов и отлично рассеивал тепло, тем термическая заметность понижалась до уровня общего фона. По сопоставлению с №3 поменялось положение ВСУ на правой надгусеничной полке. Также была изменена ходовой части – ленивец с «окнами» поменял «сплошной» – без вырезов и отверстий. Комплекс динамической защиты «Контакт-V», имеющийся на образчиках №№ 1-3 заменила новенькая конструкция. Вышибные панели динамической защиты на верхней лобовой детали были сделан из мощных титановых плит. Потом, во время передачи машины в Кубинку в 38 НИИИ Минобороны данные панели для предотвращения их «случайной» утери поменяли 30-миллиметровым железным листом, имеющим фрезерованные канавки, которые имитировали отсутствовавшие истинные панели. Эта эрзац-конструкция крепилась к верхней лобовой детали корпуса с помощью 4 болтов.

Танк «Объект 187»
Пушка 2А66 и датчик ветра на опытнейшем "объекте 187" в Кубинке (http://photofile.ru/users/ochumelki.fotoplenka)
Танк «Объект 187»
Один из образцов опытнейшего танка "объект 187" с пушкой 2А66 в Кубинке (http://photofile.ru/users/ochumelki.fotoplenka)

5 и 6 бывалые эталоны перетерпели самые значительные конфигураци
и, став более совершенными машинами этого типа. Возросли габариты и поменялась форма носовой части корпуса. Если носы ранешних образцов объекта 187 и Т-72 напоминали стамеску, то на образчиках последних 2-ух образчиках нос заполучил форму больше напоминающую зубило. Длина «голого» корпуса (без надгусеничных полок) равнялась 7,2 метра, ширина – 2,17 метра. Смотровые приборы с лючка механика-водителя перенесены в сторону башни за него. Сварная башня вновь выросла в габаритах. Габаритная ширина составила 3,12 метра. Особо серьезно прирастили защиту бортовых проекций башни. Башни 5 и 6 образцов отличались очень широкой кормой – самой широкой из всех сварных башен, которые были спроектированы в СССР. Как и на 4 образчике на этих машинах установили новый комплекс динамической защиты, но в отличие от нее на 5 и 6 бывалые эталоны вышибные панели были не титановыми, а сделанные из броневой стали. Не считая этого изменили конструкцию контейнеров ДЗ устанавливаемых на скулах башни и в лобовой части. Если на «Контакт-V» активные элементы устанавливались через узенькие крышки в торцах блоков, то в данном случае вся верхняя поверхность блока – одна большая съемная крышка. При откручивании 4 болтов выходил удачный доступ для установки/подмены частей в верхней и нижней частях блока. Кормовая часть башни экранировал дюралевые ящики ЗИПа впечатляющих размеров. Кормовая и бортовые проекции корпуса экранировались с помощью решетчатых экранов, выполненными из 4 миллиметрового броневого листа по технологии НИИ Стали. Решетчатые экраны устанавливались поверх резинотканевого обычного экрана. Беря во внимание, что при монтаже экранов не соблюдался ж/д габарит, в транспортном положении их предполагалось вполне демонтировать. Оба эталона оснащались Х-образными А-85-2, но отличались типом коробки. 5 эталон имел классическую механическую коробку, в то время как 6 эталон уже имел ГОП. Большая площадь радиаторов для действенного остывания добивалась большего объема пропуска воздуха. Для этого по настоянию Кураксы О.А. четыре окна решеток над радиатором (как на образчике №4) соединили в два большего размера. Для экономии массы и обеспечения движения под ОПВТ огромные крышки входных решеток системы остывания изготавливались не из металла как на Т-72/-90, а из прорезиненной ткани. На образчике №5 из-за различий в трансмиссиях левое решетчатое окно было не строго прямоугольной формы, а получило вырез для пробки заливной горловины (это, наверняка, единственное наружное отличие меж данными эталонами). В собственном окончательном виде данные машины имеют очередное отличие: на №5 установлены катки «нового» типа, форма выштамповки которых подобна каткам 2-го опытнейшего эталона БМПТ (объект 199К), но в процессе испытаний и эксплуатации набор опорных катков мог различаться. 5 и 6 эталоны на виде с боку просто опознаются по форме ящиков с агрегатами ВСУ на правой надгусеничной полке в кормовой ее части – в отличие от 3 и 4 эталона имеют скос в корму (на 4 образчике скос оборотный, на 3 образчике ящик с ВСУ имеет прямоугольную форму).

Уральское конструкторское бюро предприняло большие усилия в попытке поставить данную восхитительную машину на вооружение. Но, невзирая на удачные тесты, очевидно высочайший технический и боевой потенциал танк не был принят Министерством обороны на вооружение. Заместо этого заказчики со стороны Минобороны в очередной раз дали предпочтение полумерам и сконцентрировали все внимание на работах по доводке объекта 188, который являлся симбиозом корпуса Т-72Б и части систем объекта 187. В очередной раз очень многообещающая и фактически готовая к серии машина уступала место более дешевенькой и обычной.

Танк «Объект 187»

Танк «Объект 187»
Один из образцов опытнейшего танка "объект 187" в Кубинке (2006-2008 г.г., http://photofile.ru/users/ochumelki.fotoplenka)

В текущее время существует четыре машины: бывалые эталоны №№ 3 – 6. Они все находятся в распоряжении кубинского 38 НИИИ Минобороны Русской Федерации и представляют собой очень грустное зрелище. Машины разукомплектованные, металлоломщики похитили дюралевы
е ящики ЗИПа, с «турбинника» – титановая крыша моторно-трансмиссионного отделения! На просьбы музея Уралвагонзавода о передаче 1-го танка объект 187 для реставрации и демонстрации в музейном комплексе завода, ГАБТУ всякий раз отвечает отказом, ссылаясь на секретность. Но согласно неким данным в текущее время Кубинка планирует отремонтировать машины с следующей открытой демонстрацией.

К вышесказанному, возможно, стоит добавить, что по задумкам Владимира Ивановича Поткина — Головного конструктора, объект 187 был должен послужить базой при проектировании и разработке целого семейства боевых машин входящих в боевой комплекс, также при проектировании многообещающих, совершенных и поболее массивных танков.

Подготовлено по материалам:http://otvaga2004.ru

Понравилась статья? Поделиться с друзьями:
Добавить комментарий
SQL - 46 | 0,129 сек. | 12.51 МБ