Танки ХХI века

Об конфигурациях, которые перетерпели эти бронированные машины после прохладной войны

Сначала нового года принято подытоживать года предшествующего. Ну а если за только-только прошлые 12 месяцев ничего не вышло, если это очень небольшой период для определения результатов развития какой-нибудь сферы индустрии? Тогда необходимо взять другой временной отрезок – побольше. Применительно к мировому танкостроению в его сегодняшнем состоянии – два 10-ка лет.

Да, да, то самое двадцатилетие, прошедшее после окончания прохладной войны. Что все-таки вышло и с танкостроением, и с танками за эти годы? Почему ни один другой вид боевой техники не вызывает столько колебаний и споров по поводу необходимости его предстоящего существования? Попробуем разобраться, но сначала «отмотаем пленку» незначительно вспять.

Доброе старенькое время

Период с 1975 по 1995 год, вне сомнения, можно именовать серебряным веком мирового танкостроения. Разгар прохладной войны, пик противоборства Запада с «империей зла» пришелся как раз на первую половину 80-х. Логично, что в ту пору страны НАТО выделяли колоссальные суммы на улучшение бронетанковой техники. Вот тогда были сделаны машины, которые составляют базу мирового танкового парка – «Леопард-2», «Абрамс», «Челленджер» и «Леклерк».

Не отставали от ведущих танковых держав и страны, производившие танки только для собственных нужд. На рубеже 80–90-х годов на свет появились итальянский «Ариете», бразильский «Озорио» и японский Тип 90. Они, правда, широкого распространения за пределами стран-разработчиков не получили, но все же занесли определенный вклад в гонку танковых вооружений.

Кроме высококачественного улучшения в рассматриваемый отрезок времени наблюдался и рост объемов выпуска бронетанковой техники. К примеру, наибольшее количество «Абрамсов» было сделано в 1985 году, когда каждый месяц с сборочного потока сходило 90 таких машин. Естественно, на фоне характеристик русского танкостроения конца 70-х – начала 80-х (до 2500 танков в год!) данная цифра несильно впечатляет, но все-таки… По западным меркам, 90 танков за месяц сильно много.

“Была надежда, что невзирая на все трудности, наши танкостроители за два 10-ка лет все-же «выдадут на-гора» машину если не 4-ого поколения, то хотя бы «3+»”

В критериях, когда два массивных военно-политических блока напористо и целеустремленно готовились к неминуемому, как казалось, открытому противостоянию вместе, гонка танковых вооружений ничего такого особенного собой не представляла. Все было в порядке вещей. Сосредоточенные на Центрально-Европейской равнине две большие танковые группировки ожидали собственного часа. Но час сей так и не пробил – Русский Альянс сдался без боя.

Предстоящее улучшение танкового парка стало неактуальным. Но по инерции этот процесс все еще шел: в 1991 году подзадержавшиеся с танком третьего поколения французы запустили в серию «Леклерк», в 1994-м англичане начали создание «Челленджера-2». Не обошла стороной данная тенденция и уже упомянутые страны «второго эшелона». В 1995 году после 9 лет испытаний, доводок и колебаний итальянцы приступили к выпуску «Ариете», а некоторое время назад жители страны восходящего солнца – к вялотекущему (10–15 машин в год) изготовлению Типа 90 – самого дорогого танка ХХ века. В конце концов, в 90-е годы в Израиле выполнялась «Меркава-3» и разрабатывалась «Меркава-4».

Песня спета

Вобщем, и об израильских танках, и об израильском танкостроении необходимо гласить особо. У еврейского страны в отличие от Североатлантического альянса были и есть другие неизменные неприятели, оно готовилось и готовится к войне в других географических критериях и т. д. Ну и создание обоих вышеупомянутых образцов главных танков происходило не по инерции, а в плановом порядке, хотя и при сокращенном финансировании. Очевидно, действия, происходящие на данный момент на Ближнем и Среднем Востоке, позволяют считать, что последний фактор уже в прошедшем.

Танки ХХI века

Вереница «революций» в арабских странах, инициируемых аравийскими монархиями, приветствуемых и поощряемых ошалевшими от толерантности европейскими либералами и заморскими бойцами за демократию, привела либо приведе
т к власти в ряде стран БСВ конструктивных исламистов (сначала в Египте). Так что еще одна арабо-израильская война, судя по всему, не за горами.

Вернемся, но, в Европу.

Собственного рода лебединой песней танковых армий НАТО явилась операция «Буря в пустыне». Право же, если б Саддам не напал на Кувейт, то чего-нибудть в этом роде необходимо было придумать. За 45 лет после 2-ой мировой штампонуть столько танков и вот так просто их уничтожить… Нет, Запад в итоге решил повоевать. Вышло в целом хорошо – малая победоносная кампания полностью удалась. Она стала к тому же и последней на сей день войсковой операцией, в какой участвовали большие танковые соединения, а танки применялись в согласовании с их предназначением.

И хотя для последующей войны с Ираком в 2003 году была сосредоточена еще больше большая танковая группировка (только америкосы стянули в зону Персидского залива 3113 «Абрамсов», из которых 2024 находились в боевых частях, а другие – в резерве), но она оказалась не нужна – войны не вышло.

Окончание блокового противоборства и распад Русского Союза привели к существенному понижению военных бюджетов в государствах НАТО и бывших странах – участницах Варшавского контракта – главных действующих лицах гонки вооружений. Значимые по численности танковые парки стали не необходимы, программки производства были или совершенно свернуты, или очень уменьшены. От излишков танков принялись интенсивно избавляться, что привело к существенному обновлению мирового танкового парка. Так, к примеру, к началу ХХI века в армии и государственной гвардии США не осталось ни одной машины серии М60, не говоря уже об М48. Бундесвер, на сто процентов освободившись от «Леопардов-1», вовсю реализует излишние «Леопарды-2».

Для нынешнего денька является соответствующим полное прекращение серийного выпуска танков в таких ведущих танкостроительных державах, как США, Англия, Франция и Германия. В последней до недавнешнего времени сохранялось маленькое экспортное создание «Леопарда-2А5» и «Леопарда-2А6» в рамках шведского и греческого заказов. При всем этом лицензионное изготовка модели А6 в 2003 году стартовало в Испании и в 2006-м – в Греции. Но уже тогда из-за недофинансирования выпуск осуществлялся ни шатко ни валко, а на данный момент из-за кризиса и совсем застыл. Совсем ясно, что ни Мадриду, ни уж тем паче Афинам сейчас не до «Леопардов». Америкосы, как обычно, стремительно подсуетились и предложили грекам 400 «Абрамсов» фактически безвозмездно – необходимо оплатить только транспортировку. Правда, это «Абрамсы» модификации М1А1, которая с «Леопардом-2А6» не выдерживает никакого сопоставления.

Новые игроки и действительность

Другой соответствующей приметой нашего времени является пополнение клуба государств – производителей танков несколькими азиатскими государствами: Южной Кореей, Пакистаном и Ираном. Совместно с Японией, Китаем и Индией они образуют азиатскую составляющую мирового танкостроения. При этом составляющую действующую. Тут не только лишь продолжают выпускать танки (кроме Южной Кореи), да и ведут разработку новых образцов, таких как японский Тип 10 и южнокорейский К2. И если японские и южнокорейские машины являются представителями западной танкостроительной школы, то другие страны Азии твердо идут русским методом, или создавая свои танки на базе русских изделий, или производя российскую технику по лицензии.

Танки ХХI века

Изменившаяся обстановка в мире (как на данный момент принято гласить – новые вызовы), также ограничение финансирования принудили ведущие державы сосредоточиться на новеньком шаге модернизации собственных танков с целью продления сроков их эксплуатации до 2040 и даже до 2050 года. Нужно сказать, что данный процесс идет не без фуррора. При всем этом разные составляющие конструкции той либо другой машины затрагиваются модернизацией в разной степени. К примеру, практически без конфигураций остаются силовые установки, коробки и ходовые части, в том числе и из-за довольно жестких весовых ограничений при усовершенствовании. Зато главное внимание уделяется бронированию (подвесные комплекты, интегрированная защита последнего поколения), вооружению (подкалиберные снаряды огромного удлинения, улучшенные пушки и прицельные комплексы) и, естественно, электронике.

Длиннова
тая рука

В современных критериях не настолько принципиально, с какого расстояния танк может поразить противника, важнее на какой дистанции он его сможет найти. «Абрамс» модификации М1А2 SEP V2, в электронику которого внедрены технологии, разработанные по программке «Боевые системы будущего», в состоянии засечь неприятельские бронированные машины вне пределов прямой видимости, к примеру на оборотных скатах высот.

Спросите как? До боли просто: картину в онлайн-режиме на экран командира танка могут передать и командир пехотного подразделения, занимающего позицию где-нибудь на гребне высоты, и беспилотный самолет-разведчик. Либо изображение поступит со спутника. Никак не случаем современная цифровая танковая электроника, обеспечивающая совсем другое качество ведения боя, составляет уже более 50 процентов от цены танка.

К 2013 году, кстати, по упомянутой программке будут модернизированы 435 «Абрамсов» армии США. Приблизительно такое же оснащение имеют «Леопарды» модификации 2А6 и французские «Леклерки». Совместно с тем израильские спецы говорят, что электроника «Меркавы-4» еще лучше.

Вместе с модернизацией везде длятся НИОКР по созданию основного боевого танка (ОБТ) 4-ого поколения. Подобные работы, естественно, засекречены, потому какой-нибудь детализированной, а главное – достоверной инфы о многообещающих машинах получить фактически нереально. Об их свойствах позволяют судить только косвенные признаки, элементы, которые обкатываются на последних модернизированных образчиках танков третьего поколения.

Что у нас?

Ну как на фоне вышесказанного обстоят дела в Рф? Честно признаться, при анализе последних 20 лет российского танкостроения появляются противоречивые чувства. С одной стороны, безусловно, конкретные причины – кризис, да что там гласить, просто разрушение экономики в 90-е годы – никак не могли благоприятно сказаться на этой отрасли нашего ОПК. Практически потерян один из 2-ух оставшихся у Рф танковых заводов (а жалко, конкурентность при разработке новых образцов не помешала бы). С другой стороны, появляется чувство утраченных способностей.

Была надежда, что невзирая на все трудности, наши танкостроители за два 10-ка лет все-же «выдадут на-гора» машину если не 4-ого поколения, то хотя бы «3+». К огорчению, не вышло. Выдали Т-90А. Танк, естественно, хороший, но вот только создавался он на рубеже 90-х. Снаряженные по максимуму Т-80У и Т-90 полностью соответствовали уровню первой половины 90-х годов, в чем либо уступая, но в чем либо и превосходя «Абрамс» М1А1 и «Леопард-2А4». «Леклерк» состарил Т-90 безвыходно. Ну а Т-90А уже не соответствует уровню «Абрамса» М1А2 SEP и «Леопарда-2А6».

Как досадно бы это не звучало. Считать, что «девяностый» получится сохранить на вооружении Русской армии до 2040 года, само мало несерьезно. Нам нужен новый танк! Ну а пока, естественно, нужно выпускать Т-90А либо его модернизированный вариант – Т-90АМ. Ничего другого все равно нет. К тому же невзирая на все противоречия, представить для себя военный конфликт Рф с НАТО можно исключительно в дурном сне, говорят некие авторитетные специалисты. Во всяком случае в среднесрочной перспективе. А означает, столкнуться с «Абрамсами» и «Леопардами» ему навряд ли придется. А вот на других направлениях он, пожалуй, будет доминировать.

В качестве куда более возможных по сопоставлению с европейским, опять-таки в среднесрочной перспективе, следует считать иранское, кавказское и китайское направления. Насчет КНР, вобщем, обольщаться не стоит – она стремительно прогрессирует. На данный момент более современный китайский танк Тип 99 по своим чертам близок к Т-90, потому что в значимой степени состоит из русских официальных (комплекс управляемого вооружения 9К119 «Рефлекс») либо неофициальных (125-мм пушка) девайсов. К тому же выпуск его идет очень медлительно (в текущее время на вооружении НОАК чуток больше 100 единиц), но что будет через 10 лет? Зная изумительную способность китайцев копировать все и вся, можно представить, что новый танк Поднебесной не за горами.

Отыскать противника

Но мы так и не ответили на вопрос, данный в самом начале статьи: в чем причина колебаний в необходимости танков вообщем?

В принципе все разумеется. Подобные дискуссии ведутся в главном в Европе, США и частично в Рф, другими словами в странах, которые утратили тривиального противника. При этом противника равноценного. Разумеется, что для операций типа «Иракской свободы», действий в Афганистане либо контртеррористических операци

Понравилась статья? Поделиться с друзьями:
Добавить комментарий
SQL - 46 | 0,384 сек. | 11.95 МБ