Танкостроение в СССР, 30-е годы

Получив в руки готовые эталоны забугорной бронетехники и освоив их в производстве, русские спецы сходу оказались в русле мирового танкостроения, но обязаны были какое-то время придерживаться 2-ух его направлений: английской школы танкового дизайна и конструкторской школы У. Кристи. Эти два направления на все предвоенное десятилетие обусловили нрав русских разработок в этой области, и в тоже время конкретно к его концу наши инженеры научились работать без помощи других.
Вобщем, в самом начале этого пути — кстати, так уже было с тем, что заимствовалось с Запада в годы Петровских реформ, — российские очень неуверенно подходили к тому, чтоб как-то сделать лучше доставшиеся им машины.
Так, на опытнейший эталон танка «Виккерс 6-тонный», узнаваемый под ТММ-1, с самого начала решили поставить три пулемета, а не два, как на британском танке, и на 1-го человека прирастить экипаж. Но даже усовершенствованный вариант ТММ-2 не удовлетворил военных, и в серию пошел конкретно «Виккерс» с самыми наименьшими переделками.

Танкостроение в СССР, 30-е годы

Русский опытнейший легкий танк ТММ-1

Как и британский макет, Т-26 имел две независимо крутящиеся башни с пулеметами. По воззрению британцев, такое размещение вооружения должно было обеспечить наибольший темп стрельбы в оба борта, что для пехотного танка числилось в особенности принципиальным.
А с воззрением британцев в СССР числились на самом высочайшем уровне. Так, к примеру, ознакомившись с закупленным в Великобритании танком «Виккерс-6 тонн», М. Тухачевский написал последующее (стиль и орфография сохранены): «Касаемо осмотренного мною не так давно британского танка Виккерса, отыскал его как нельзя лучше подходящим задачке сопровождения при атаке неприятельских окоп… Размещение башен танка плечо о плечо очень прибыльно позволяет танку развивать сильный побортный огнь при скрещении окоп и траншей, от которого никак не укрывает бруствер… Несложно осознать, что двухбашенная и трехбашенная схемы поэтому и приняты британцами, что очень перспективны и более прибыльны для преодоления неприятельской обороны посреди собственной пехоты».
Но очень скоро выяснилось, что вопреки воззрению М. Тухачевского танку в большинстве случаев приходится вести огнь по одной цели, а в этом случае сосредоточить огнь по одному борту было нельзя.
В особенности это стало приметно, когда в 1932 г. в правой башне расположили 37-мм орудие. Огневая мощь танка как бы возросла, но сейчас башни мешали друг дружке в рассредотачивании силы огня. Хотя таких танков и было выпущено всего около 1600, в предстоящем от двухбашенного варианта решили отрешиться, и Т-26 эталона 1933 г. получил уже одну башню, вооруженную 45-мм танковой пушкой 1932 года и спаренным с ней пулеметом ДТ. Командирские танки оснащались антенной в виде поручня вокруг башни, но опыт боев показал, что противник, заметив таковой танк, сначала стреляет конкретно по нему, из-за чего поручневую антенну поменяли на штыревую, которая была не настолько видна издалече.
В 1936 г. танк получил пулемет в кормовой нише башни, а в 1937 г. очередной — зенитный, установленный над лючком командира. Тогда же танки Т-26 оснастили конической башней, а с 1939 г. поставили наклонные бронелисты на подбашенную коробку. Мощность мотора равномерно росла, но возрос также и вес танка, из-за чего надежность ходовой части непреклонно понижалась. В конце концов, для усиления защиты около сотки танков в процессе советско-финляндской войны срочно добронировали, навесив на их экраны. При всем этом толщину нижней лобовой части корпуса и фронтальной стены довели до 60- мм. Время от времени эти машины именуют Т-26Э. Но они очевидно были перетяжелены и вследствие малой подвижности представляли собой неплохую цель.

Выпуск Т-26 закончили в пер-вой половине 1941 г., но в июле — августе 1941 г. в Ленинграде достроили около сотки машин из неиспользованного задела корпусов. Всего Красноватая армия получила более 11 000 Т-26 23 серий либо модификаций, включая огнеметные (тогда называвшиеся «химическими») и саперные танки-мостоукладчики.

Танкостроение в СССР, 30-е годы
Танкостроение в СССР, 30-е годы

Русский танк Т-26, модель 1932 г.

В 30-е гг. Т-26 послужил основой для разработки первых российских САУ, к примеру, СУ-1 и СУ-5-1 с 76, 2-мм пушкой, СУ-5-2 с 122-мм гаубицей и СУ-5-3 с 152-мм мортирой. Был сконструирован «артиллерийский танк» АТ-1, имевший 76,2-мм орудие и даже 76-мм самоходная зенитная установка СУ-6. Любопытно, что в ходовой части этой машины был применен очередной средний каток, имевший сточную подвеску. По обеим сторонам корпуса шарнирно укреплялись борта для защиты расчета при движении, которые, когда они откидывались горизонтально, служили площадкой для деяния расчета. СУ-6 могла уходить с позиции без перехода в походное положение, нужно было только поднять у нее фронтальный броневой щиток.

Танкостроение в СССР, 30-е годы

76,2-мм опытнейшая зенитная самоходная установка СУ-6 (на базе легкого танка Т-26) СССР

На испытаниях было отмечено, что орудие раскачивается при стрельбе, что наводка сбивается, а движок очень перегревается. То, что данную зенитную СУ совсем не сложно перевоплотить в противотанковую, конструкторы не увидели, хотя для этого довольно было снизить линию наводки орудия в горизонтальном положении и установить на стволе дульный тормоз, смягчающий силу отката. Самое увлекательное, что в годы войны, заполучив в руки трофейные танки Т-26 и французские пушки эталона 1897 г., немцы так и поступили, хотя, понятно, что не от неплохой жизни.
Кстати, короткоствольная 76,2-мм пушка на танке в первый раз в нашей стране была также установлена на танке Т-26А (артиллерийском). Т-26 плавал с надувными поплавками и даже прогуливался по дну реки (танкТ-26ПХ — «подводного хода») с трубой, через которую «дышал» движок, словом, сыграл роль лаборатории, на которой опробовались многие решения, получившие позже самостоятельную жизнь.

Танкам БТ довелось прожить в Красноватой армии более колоритную жизнь, хотя по сопоставлению с Т-26 их освоение индустрией проходило куда тяжелее. 1-ый танк БТ-2 не очень отличался от собственного южноамериканского макета, но даже в таком виде его изготовка оказалось очень сложным делом. Низкое качество резины приводило к ее отрыву от железного бандажа опорных катков, в то время как колеса с американской резиной выдерживали пробег в 1000 км без каких-то приметных повреждений. Предназначавшихся для этого танка штатных 37-мм пушек Б-3 повсевременно не хватало из-за полукустарного нрава их производства, а военпреды повсевременно браковали выпускавшиеся корпуса и башни. Дошло до того, что 350 из 610 сделанных в 1932-1933 гг. танков БТ-2 пушек не имели и вооружались только пулеметами. При всем этом установка пулеметных установок выполнялся силами воинских частей. В одном из донесений военпреда о выполнении заказа на 1933 год прямо говорилось, что, «несмотря на выполнение программки (заместо 1000 машин по плану сдано 1005), качество машин нельзя признать неплохим… За 1-ое полугодие забраковано 5-8 % машин за месяц, за 2-ое — 9-41 %, что гласит о понижении внимания к качеству, в особенности по сборке».

Правда, тогда предпринимались пробы кардинально усилить вооружение легких танков вообщем и БТ а именно. Так, 6 июня 1931 г. И. А. Халепский утвердил задание на проектирование колесно-гусеничного танка по типу Кристи, который при массе в границах 14 т, бронировании 13-20-мм и скорости не ниже 40 км/ч — на гусеницах и 70 км/ч — на колесах был должен вооружаться 37-мм и 76-мм пушками и 2-мя пулеметами. При этом одну пушку и один пулемет предполагалось установить во вращающейся башне, а другие — в корпусе. Экипаж машины — более 3 человек. Согласно этим требованиям опытно-конструкторское и испытательное бюро РККА, руководимое Н. И. Дыренковым, разработало проект и выстроило в истинную величину макет танка Д-38. 18 ноября 1931 г. проект разглядели, но он был признан неудовлетворительным.
В будущем году, используя опыт работы над Д-38, КБ Дыренкова сделало и установило на танк БТ-2 башню увеличенного размера с 76-мм полковой пушкой укороченным откатом (ранее устанавливавшуюся на СУ-1) и пулеметом ДТ в раздельных установках. 25 марта 1932 г.
машина проходила тесты на артиллерийском полигоне Пролетарской дивизии, но из-за неудачной конструкции артустановки и заедания погона башни при выстрелах этот вариант далее опытнейшего эталона так и не пошел.

В 1933 г. Завод «Красный путиловец» спроектировал цилиндрическую башню с 76-мм пушкой, единую для танков Т-26 и БТ, да и она была отвергнута из-за целого ряда недочетов. Все кончилось унификацией башен для танков Т-26 и БТ, получивших башню с 45-мм пушкой эталона 1932 г., имевшей исходную скорость бронебойного снаряда 760 м/с и спаренным с ней пулеметом ДТ. Любопытно, что калибр 45-мм появился в РККА все из числа тех же обычных для наших военных суждений экономии. Дело в том, что на военных складах Рф скопилось неограниченное количество 47-мм бронебойных снарядов морских 47-мм пушек Гочкиса. При стачивании старенькых ведущих поясков калибр снаряда становился 45 мм. Так что это запасливых королевских адмиралов необходимо благодарить за то, что они, сами того не подозревая, оказали русскому танкостроению существенную помощь в обеспечении его боеприпасами!
С новейшей башней танк стал несколько тяжелее, но скорость и бронирование у него не поменялись. Вести войну БТ-5 довелось на реке Хал-хин-Гол, также во время гражданс¬кой войны в Испании 1936-1939 гг., в Польше и в советско-финляндскую кампанию. Всего в 1933-1934 гг. было выпущено 1884 БТ-5.

Танкостроение в СССР, 30-е годы
Танкостроение в СССР, 30-е годы

БТ-5 5-го механизированного корпуса, 1935 г.

Что все-таки касается эксплуатации этих машин в предвоенное время, то она выявила огромное количество недочетов и у БТ-2, и у БТ-5. Из-за отсутствия соответствующего количества запасных частей для движков и запасных траков до 50 % машин было приказано содержать в войсках в неприкосновенном припасе, 25 % эксплуатировать наполовину и только 25 % — вполне.
Но за свои красивые скоростные свойства танкистам они полюбились, а многие из их научились на собственных машинах даже прыгать с разгона через препятствия на 15-20 метров, а некие и на все 40!
В 1935 г. начали выпуск нового танка БТ-7, который имел новый движок и целый ряд других усовершенствований.
1-ые эталоны выпускались с цилиндрической башней, которую скоро поменяли конической, боекомплект танка зависел от того, была ли па нем установлена радиостанция. Механизм наведения пушки в 1938 г. усовершенствовали, введя стабилизацию полосы прицеливания в вертикальной плоскости. В 1936-1937 гг. на части танков установили 76,2-мм пушку КТ с исходной скоростью снаряда 381 м/с (БТ-7А), которых было выпущено 155 единиц.
По сопоставлению с БТ-5 новенькая машина обладала усовершенствованной формой корпуса, утолщенной броней, огромным припасом горючего и, как следует, дальностью хода.
Техно надежность этих машин в особенности выросла после установки в 1939 г. на танки последней модификации БТ-7М дизельного мотора В-2. Сразу возросла скорость и припас хода, так как дизельный движок оказался сначала существенно экономичнее бензинового. Создание БТ-7М закончили в связи с переходом на выпуск Т-34 весной 1940 г., а всего в СССР было выпущено более 8 тыщ танков БТ различных модификаций!

Танкостроение в СССР, 30-е годы
Танкостроение в СССР, 30-е годы

Русский танк БТ-7, 1935 г.

Подобно Т-26 на их базе создавались бывалые огнеметные и даже радиоуправляемые танки -«телетанки» по терминологии тех пор, танки-мостоукладчики СБТ, имевшие башню от танка Т-38 и мостовой просвет длиной 9 м. В 1935 г. на танке БТ-5 испытывали набор железных, а позже — резиновых поплавков для преодоления аква препятствий. Как и в случае с Т-26, имелся вариант танка БТ-5 для подводного хождения — БТ-5ПХ, снаряженный воздухопитательной трубой для мотора и комплектом резиновых уплотнений для ге
рметизации танка. Глубина погружения его при всем этом составляла 5 м.
Танки БТ, и приемущественно БТ-7, совместно с Т-26 были основными танками в частях РККА в предвоенный период. Они вели войны у озера Хасан, на Халхин-Голе, в Польше, Финляндии, также обширно использовались в самом начале Величавой Российскей войны.

В 1942-1943 гг. отдельные танки БТ-5 и даже БТ-2 все еще участвовали в боях. Совместно с ними дрались и БТ-7, при этом и те, и другие в собственный последний бой совместно с Т-26 вышли на Далеком Востоке, где в 1945 г. им вновь довелось вести войну с японскими войсками.
Первым средним танком Красноватой армии, в каком настолько же разумеется воздействие британской танковой школы, явился Т-28, сделанный и 1931 -1934 гг.
Опытнейший танк имел три башни, основная из которых была вооружена 45-мм орудием, но на серийных машинах в главной башне установили короткоствольную 76,2-мм пушку. Не считая нее в башне было еще 2 пулемета -один впереди, другой сзади, при этом фронтальный наводился раздельно от пушки. Еще два находились в малых пулеметных башенках по обе стороны от места механика-водителя, что как считали конструкторы, обеспечивало наибольший темп стрельбы в оба борта, также вперед.
Среднее удельное давление на грунт 0,66-0,72 кг/см2, — для таковой машины было невелико, а успешный выбор частей подвески обеспечивал плавный ход и довольно неплохую проходимость. Саму подвеску прикрывал броневой фальшборт, что в это время стало соответствующей особенностью средних и томных танков СССР.
В 1938 г. на Т-28 установили более сильную 76,2-мм пушку со стволом длиной 26 калибров, а на последних экземплярах цилиндрическую башню поменяли конической.
Во время «зимней войны» с Финляндией (1939-1940 гг.) выявилась недостающая бронезащита, и часть танков срочно добронировали с помощью дополнительных бронеэкранов. Толщина лобовой брони корпуса и башни достигнула 50-80-мм, бортовой и кормовой — 40 мм, масса танка возросла до 31-32 т.
На Т-28 испытывали подвесной противоминный трал, а в 1938 г. сделали инженерный ИТ-28 с 13-метровым мостом грузоподъемностью 50 т. Боевая масса ИТ-28-38 т, экипаж — 5 человек, 2 пулемета, наведение моста производилось за 3 минутки. Т-28 выпускались до 1940г. (всего более 600 единиц), и они также участвовали в боях исходного периода Величавой Российскей войны.
Т-35 предназначался для высококачественного усиления войск при прорыве особо очень укрепленных позиций противника. Его проект разработали в 1932 году, в будущем году после испытаний опытнейшего эталона и доработки приняли на вооружение и приступили к серийному производству. В войска он начал поступать в 1934 г., до 1939 г. РККА получила около 6С машин.
Т-35 был самым сильным по вооружению, единственным в мире серийным пятибашенным танком. Башня танка была унифицирована с танком Т-28 и имела крутящийся с ней полик и электропривод для грубой наводки. В 2-ух башнях с 45-мм пушками имелись спаренные пулеметы и в еще 2-ух только пулеметы. Такое размещение вооружения позволяло сосредоточивать огнь 76,2-мм, и 45-мм пушек и 3 пулеметов вперед-назад и по хоть какому борту. 8 опорных катков малого поперечника были сблокированы по два и имели резиновые бандажи. Ходовая часть защищалась 10-мм броневым фальшбортом. Среднее удельное давление на грунт — 0,78 кг/см2 — для таковой тяжеленной машины было маленьким. Все Т-35 оснащались радиостанциями: поначалу поручневыми, а потом штыревыми.

Последние танки этого типа имели лобовую броню шириной 50 мм и конические башни, но даже такая модернизация была не способен поднять их боевую мощь. Дело в том, что эксплуатация этих машин выпуска 1933—1936 гг. выявила их очень низкую надежность и слабенькие тяговые свойства. Так, по донесениям командиров Т-35, «танк преодолевал подъем исключительно в 17 градусов, не мог выйти из большой лужи». Движение по мостам было строго регламентировано, потому что танк на мостах мог застрять. В общем, снаружи танк вышел красивым, но боевая ценность этого монстра оказалась очень невелика.
Обычно считается, что Т-35 создавался по типу британского танка «Индепендент», но в архивных документах нет сведений о том, что комиссия Халепского им интересовалась. Не исключено, что русские конструкторы пришли к идее пятибашенного танка без помощи других, хотя отличному спецу нередко довольно только посмотреть на какую-нибудь машину, чтоб проникнуться ее концепцией потому что если б он ее сам и выдумал.

Танкостроение в СССР, 30-е го
ды

Танкостроение в СССР, 30-е годы

Танкостроение в СССР, 30-е годы

Танкостроение в СССР, 30-е годы

Русский тяжкий танк прорыва Т-35, 1934 г.

В общем, к концу 30-х гг. танки у нас имелись самые различные, но дело было в том, что выпускались они на базе тех доктрин, что родились в других государствах. Потому творческого поиска, который вели конструкторы в нашей стране, они никак не отменили. Вот только одним из их сделать свои машины удалось, в то время как для многих других подобные опыты закончились обвинениями во вредительстве со всеми вытекающими из этого последствиями. Судьба изобретателя Н. Цыганова в этом смысле является в особенности приятной, хотя при других обстоятельствах его полностью могли бы именовать само мало «русским Кристи».

Понравилась статья? Поделиться с друзьями:
Добавить комментарий
SQL - 46 | 0,153 сек. | 11.98 МБ