3-я мировая

Третья мировая

3-я глобальная война повсевременно присутствовала в информационном пространстве со времени окончания 2-ой. Её возможность опровергали, но страшились, что она всё же начнётся. Третьей мировой называли Прохладную войну и Третьей мировой именуют цепь конфликтов ближайшего времени, в процессе которых США и ряд европейских государств в собственных (в собственных ли?) интересах меняют правящие режимы и перекраивают муниципальные границы в Европе, Азии и Африке.

В общем взглядов на возможность/невозможность, формы и сроки Третьей мировой много – избрать можно на хоть какой вкус. Желаю предложить ещё один вариант локализации Третьей мировой.

В моём представлении 3-я глобальная война идёт чуток больше 20 лет. Началась она намедни распада СССР. Первыми её большими реальными схватками и политическими акциями были боевые деяния югославской армии в 1991 году против хорватских и словенских сепаратистов, действия августа такого же 1991-го года в СССР, роспуск СССР в Беловежской пуще и, в конце концов, столичный бунт либералов, в процессе которого легитимный парламент был разогнан военной силой, а власть в Рф была узурпирована Ельциным и его кликой.

Таким макаром, на первом своём шаге 3-я глобальная война носила отчётливый нрав штатских столкновений. Соответствующая особенность этих столкновений – их тривиальная бессмысленность. В их не была заинтересована ни одна большая общественная сила, а те политические группировки, которые их инициировали были мелки и слабы в сопоставлении с гос машиной, морально, нравственно и умственно ничтожны в публичном плане. Другими словами, на теоретическом уровне они были не в состоянии сколь-нибудь очень расшатать лодку, но по сути их деяния внезапно приводили к изменениям глобального нрава.

Более того, со временем цепь непостоянности удлинялась, охватывая всё новые страны и регионы. В каких-либо случаях, можно было проследить зарубежное вмешательство на ранешном, предварительном шаге (а именно южноамериканское, инспирировавшее «цветные» перевороты в Сербии, Грузии и на Украине). В каких-либо случаях, наружные силы подключались постфактум и даже время от времени против воли, как это было в случае распада СССР, против которого Буш-старший агитировал наименее, чем за год до того, как распад произошёл либо как с вмешательством в штатскую войну в Югославии, куда Германия практически против воли втащила Европейский альянс, а новенькая политическая действительность позже завлекла в регион и США. В неких случаях наружные силы даже вступали в боевые деяния конкретно (в открытой форме, в процессе агрессий США с союзниками против Сербии, Ирака и Афганистана; в завуалированной – в случаях с Ливией и Сирией).

Но распространение штатских конфликтов по миру очевидно носит системный нрав. Причём необходимо подчеркнуть, что по сути ни умственно жалкая и политически бессильная внутренняя 5-ая колонна, ни южноамериканское и/либо европейское финансово-политическое вмешательство, ни способности «Интернета», ставшего глобальным фактором публичной жизни лет через 10 после первых залпов Третьей мировой не могут ни по отдельности, ни в совокупы быть довольно эффективными факторами для поочередной реализации данной длинноватой цепи конфликтов.

В истории нечто схожее, правда, бывало, когда в течение 100 с излишним лет, после Величавой французской революции, Наша родина, Европа и США фактически беспрерывно сотрясались переворотами, контрпереворотами, революциями, контрреволюциями и, конечно, войнами, как наружными, так и штатскими. По собственному размаху и кровопролитию эти конфликты в момент переплюнули всю предшествующую историю, причём каждый последующий был на существенно кровавее предыдущего, пока в процессе войн и революций двадцатого века счёт загубленных душ не пошёл уже на миллионы и 10-ки миллионов. В итоге кровавая прививка 2-ух глобальных войн приостановила глобальную непостоянность, прекратив конфликты в цивилизационном центре (США, Европа, СССР), ограничив их по масштабам, сделав управляемыми и вынеся на периферию.

Этот кровавый период войн и революций был обоснован тем, что на политической арене закреплялось промышленное правительство (сначала в собственной капиталистической, а по
том и в социалистической форме), вытесняя правительство абсолютистско-бюрократическое. Сейчас, по прошествии многих лет, понятно, что никакой «масонский центр» и никакое «мировое правительство» не управляли практически полутора столетиями войн и революций. Но тогда – в XIX – XХ веках теории комплота были всераспространены более, чем на данный момент. Правда, из-за безграмотности широких масс, баловалась ими, обычно, политическая элита. На данный момент же про «незакрытый пуп земли» рассуждают бабушки на каждой дворовой лавке.

Разумно представить, что если одна цепочка похожих событий, которые числились многими современниками не просто взаимосвязанными, да и специально организованными, была вызвана обычным беспристрастным развитием политических и публичных процессов, то и другая цепочка схожих событий также не организована «мировыми заговорщиками», но является развитием таких же естественных процессов.

Это не значит, что самые различные силы и страны не пробуют пользоваться данными процессами и событиями в собственных интересах. Но организовывать что-то и управлять процессом всё же далековато не то же самое, что пробовать использовать в собственных интересах процессы, предпосылки которых для тебя даже не всегда понятны.

Как следует, нам остаётся попробовать осознать какая же беспристрастная действительность породила процессы, ведущие к глобальному противоборству, в большинстве отдельных случаев, принимающему форму локальной штатской войны, взаимосвязанной с другими такими же войнами, но не исключающему и прямого военного столкновения меж государствами и их коалициями, прямо до ядерного конфликта меж сверхдержавами.

С моей точки зрения эту действительность можно найти, как диктатуру денежной олигархии. Нужно осознавать, что финансовая олигархия – это не злостные капиталисты в цилиндрах, пьющие по утрам кровь христианских малышей и грезящие покорить мир. Быстрее это – игроки-спортсмены, чья деятельность сродни деятельности шахматистов. Только эта игра существенно труднее, она не может быть описана конечным набором определений и не может быть обозначена конечным набором фигур. Это игра с нелинейным построением и с ненулевой суммой, другими словами однообразные деяния не ведут к схожему результату, фаворит не всегда остаётся в выигрыше, а из 2-ух игроков оба могут выиграть и оба могут проиграть. Эта игра ведется на всей мировой шахматной доске. Её наружняя форма – создание денежных инструментов, способных в свою очередь плодить виртуальные средства.

Многие задумываются, что целью игры является сосредоточение власти в руках денежной олигархии. По сути – власть является только нужным условием для самой игры (как зелёный карточный стол либо рулетка в казино либо шахматная доска с фигурами на турнире). Без власти финансовая олигархия не может вынудить страны и народы во вред своим своим интересам, участвовать статистами в игре в виртуальные средства. Да ещё и при условии, когда всем понятно, что как ни играйся, средства всё равно останутся в руках у денежной олигархии.

Власть же финансовая олигархия получает так как всем и каждому даёт то, что он желает. Правительство получает возможность создавать неограниченные расходы, сразу проводя сильную социальную политику, безудержно вооружаясь, снижая налоги для богатых и пытаясь строить инноваторскую экономику. Люд получает дешёвые потребительские кредиты и возможность приобрести тут и на данный момент то, о чем многие поколения протцов не могли даже грезить. Индустрия получает повсевременно поддерживаемый покупательский спрос и возможность опережающего развития.

Все довольны и кажется, что этот беспроблемный, бескризисный рай будет длиться всегда. Но, однажды, когда виртуальные денежные инструменты начинают на несколько порядков превосходить мировой ВВП, когда все вокруг оказываются в неподъёмных долгах, когда народы, правительства и биржи переживают психический слом и перестают веровать в то, что далее будет лучше, а не ужаснее, наступает кризис. Мы ощутили самое его начало. На данный момент правительства самых различных государств пробуют удержать свои экономики, свою индустрия, свои страны и домохозяйства людей от банкротства.

По сути, это нерешаемая задачка. Сколько сотен млрд евро ни кидает Евросоюз в Грецию, грекам лучше не становится. Напротив, долговой кризис расходится по Евросоюзу. И островки стабильности, вроде накопивших огромные золотовалютные резервы Рф, Стране восходящего солнц

Понравилась статья? Поделиться с друзьями:
Добавить комментарий
SQL - 46 | 0,148 сек. | 12.5 МБ