Триединая машина

БМП должны быть унифицированы с танками

Триединая машина

2-ая глобальная война показала, что танкам без пехоты плохо и пехоте без танков не сладко. А скооперировать их тяжело из-за очень разной скорости передвижения. Танк даже по пересечённой местности движется со скоростью 30—40 км/ч, а боец даже по неплохой дороге идёт не резвее 6 км/ч, да и то недолго.

В итоге глубочайшие танковые прорывы (и германские, и русские) нередко теряли свою эффективность из-за отрыва от пехоты. Ведь конкретно пехота должна захватывать местность, защищать тылы и фланги танковых группировок. А танки без пехоты, оторвавшись очень далековато, могли сами себя загнать в окружение.

Для германцев этот фактор сыграл, может быть, фатальную роль. Отставание пехоты, которая к тому же была занята ликвидацией окружённых группировок РККА, тормозило летом 1941 года германские танковые прорывы не меньше, чем сопротивление русских войск. В итоге вермахт приехал поначалу в осень, а потом в зиму. И, соответственно, в затяжную войну, в которой у Германии шансов не было.

Уже тогда стало ясно, что пехоте нужно придать мобильность. Грузовики трудности не решали. Они могли двигаться только по дорогам и исключительно в своём тылу. На поле боя грузовик мог прожить в наилучшем случае пару минут.

Триединая машина

Уже тогда, в начале 2-ой мировой, немцы додумались до первых бронетранспортёров (БТР). Но это было чисто паллиативным решением. БТР были полугусеничными, то есть их проходимость была выше, чем у грузовиков, но еще ниже, чем у танков. И уровень защищённости этих машин был не намного выше, чем у грузовиков.

После 2-ой мировой над средствами механизации пехоты задумались всерьёз. Стало ясно, что без их глубочайшие наступательные операции невозможны. Не считая того, возникновение ядерного орудия ставило вопрос о защите пехоты от его поражающих причин.

В конце концов естественным образом родилась концепция вполне закрытой бронированной машины с массивным вооружением. Она должна была не просто подвозить пехоту к полю боя, но наступать в одних боевых порядках с танками, имея схожую с ними скорость и проходимость. Огнем бортового орудия она могла поражать легкобронированные цели и неприятельскую пехоту, а на теоретическом уровне — и танки противника. Находящиеся снутри машины пехотинцы могли вести огнь изнутри через бойницы в корпусе. Именовалось это волшебство боевой машиной пехоты (БМП).

Триединая машина

Основателем этого класса вооружений стал СССР, где БМП-1 была принята на вооружение в 1966 году. 2-ой стала ФРГ, где лучше всех на Западе понимали, что такое глубочайшие танковые прорывы. Там в 1969 году в войска пошла БМП «Мардер». Потом появилась французская АМХ-10Р, позже присоединились англосаксы (южноамериканская «Брэдли» и британская «Уорриор»).

Сразу происходило насыщение сухопутных войск личным противотанковым орудием — противотанковыми военными комплексами (ПТРК) и ручными противотанковыми гранатомётами (РПГ). Они очень отлично себя показали во время октябрьской войны 1973 года, во время которой доныне непобедимые израильтяне понесли большие утраты в танках. Стало ясно, что сейчас танки без пехоты жить не могут, пехота должна зачищать местность от неприятельской пехоты с ПТРК и РПГ. И роль БМП резко росла. При этом, но, выяснилась противная вещь — выживаемость БМП на поле боя стремится к нулю. Практически как у грузовиков времён 2-ой мировой.

К примеру, нашу восхитительную БМП-1 можно было прострелить в борт либо корму из обыденного АКМ. Не гово

Понравилась статья? Поделиться с друзьями:
Добавить комментарий
SQL - 48 | 0,118 сек. | 12.52 МБ