У российской цивилизации – свои ценности и запреты, у западной – свои

У русской цивилизации – свои ценности и запреты, у западной – своиМы не навязываем им свои, так пусть и они этого не делают

Не получив при формировании правительства Рф хотимого поста министра образования, Тина Канделаки сочла себя недооцененной и решила напомнить, что может и поменять свое политическое размещение. И обозначила свою некую солидарность с заступниками «пусси».

Строго говоря, то, что она не стала министром образования, может быть, не так и отлично. Может быть, она была бы более адекватномыслящим и уважающим систему образования управляющим, чем сегодняшний министр. Но в отместку власти она осудила приговор «пусси», назвав его «информационным самоубийством РФ»: «Это – информационное суицид. Это – имиджевые утраты. Мы выделили свою непохожесть. В цивилизованном мире такие вещи не приняты».

И вот тут даже более увлекателен не сам вопрос о «пусси», которые получили необоснованно смягченный приговор, способный только поощрить к такому инструментарию саморекламы желающих растиражировать свое имя. Трибунал, по существу, заявил во всеуслышание: «Хотите стать всемирно известными знаками свободомыслия? Устройте скандал в церкви! Отсидите под пристальной заботой ваших «прав» со стороны СМИ два года и выйдете готовыми для миллионных договоров на съемки в рекламе, чтение лекций, турне по миру с рассказами о вашей «кампф»… Но это в этом случае другая тема.

В пассаже Канделаки важны сама апелляция и применяемая система понятий: «имиджевые потери», «подчеркнули свою непохожесть», «в цивилизованном мире так не принято»…

1-ый посыл подразумевает, что приоритетным объявляется не юридическая либо моральная, а политически-пропагандистская оценка. Т. е. правосудие, мол, вообщем должно осуществляться в согласовании не с законом, а с той либо другой сиюминутной политической выгодой. Естественно, приговор, который морально не воспринимает общество, работает быстрее против того, кто его вынес, против имеющейся системы права и на ее врагов. Но это не означает, что приговор должен выноситься на основании рвения произвести на кого-либо прибыльное воспоминание либо просто кому-то приглянуться. Тем паче если идет речь не о том, как приговор будет воспринят обществом как таким, а о том, как его сочтут устраивающим их полностью определенные информационно и политически активные группы, ранее осуществлявшие давление на трибунал по данному вопросу.

Необходимо, в конце концов, научиться различать настроение общества и настроение элитных групп, имеющих информационные ресурсы и повсевременно держащие и власть, и общество под информационным давлением. Они повсевременно пробуют подменить собой и своими пожеланиями общество, которое большей частью не имеет таких информационных способностей, и объявить себя – им, непонятно на каких основаниях пытаясь монополизировать за собой имя «гражданское общество».

При этом это строительство стиля в аспект оценки судебных решений сразу ориентируется даже не на стиль суда и его авторитетность в стране, а на оценку вне ее, т. е. судебные решения русского суда рассматриваются как заранее подчиненные по отношению к тем либо другим наружным оценкам. Другими словами, трибунал рассматривается не как институт правосудия, как типичное пиар-агентство, а само правосудие – не как самостоятельная ветвь власти суверенного страны, как (в наилучшем случае) 1-ая инстанция, чье предварительное решение должно быть представлено на утверждение публичным воззрением других стран, большей частью являющихся соперниками Рф.

Несуразны как сам посыл (утверждение решения русского суда наружными инстанциями), противоречащий суверенности Рф, так и надежда на то, что любые подобные решения будут отыскивать поддержку в странах-конкурентах.

Если человека судит русский трибунал – означает, подразумевается, что данный человек нанес вред Рф: или ее гражданам, или ее обществу, или ее государству. Т. е. за нанесение этого вреда трибунал должен и наказать, и обосновать, что в дальнейшем подобные нарушения тоже будут наказываться. Главные его задачки – минимизация и предотвращение нанесения вреда.

Почему это должны одобрять публичное мировоззрени

Понравилась статья? Поделиться с друзьями:
Добавить комментарий
SQL - 46 | 0,156 сек. | 12.35 МБ