Украинский доктор Андрей Новосельцев: «В Ливии, если твой дом еще не сгорел, то его разграбили»

Украинский врач Андрей Новосельцев: «В Ливии, если твой дом еще не сгорел, то его разграбили»

51-летний Андрей Новосельцев, акушер-гинеколог из Алчевска Луганской области, возвратился из Ливии, где проработал восемь лет. Вкупе с ним в этой арабской стране в городке Мисурата жила его семья: супруга Марина, работавшая медсестрой в лазарете, и двое деток — 18-летний отпрыск Петр и семилетняя дочка Маша.

О том, как семье докторов жилось за границей и как им удалось выкарабкаться из окутанной штатской войной страны, Андрей сказал «ФАКТАМ».

«Главное требование оппозиции — чтоб не было милиции и отменили сухой закон»

В Социалистическую Народную Ливийскую Арабскую Джамахирию, а проще говоря, в Ливию, Андрей Новосельцев 1-ый раз поехал работать в 2002 году.

— Не от неплохой жизни наши врачи подаются за кордон, — гласит он. — Там заработной платы приблизительно соизмеримы с украинскими, чуток выше либо чуток ниже, исключительно в баксовом эквиваленте. Не знаю, как можно прожить на заработную плату медсестры в 800-1000 гривен. Тем паче при таких ценах, как в Украине. В Ливии же не много того что цены на все еще ниже, так к тому же поликлиники, нанимающие служащих, в большинстве случаев обеспечивают их жильем и транспортом, который днем конфискует от дома, а вечерком — от лазарета.

Работаешь и ощущаешь себя человеком. Можно уделить довольно внимания пациенту, а не заполнять нескончаемые бумаги, тихо вести прием, а не гадать в момент осмотра, принес ли для тебя что-то пациент.

Арабский язык Андрей освоил достаточно стремительно. Ну и большая часть медперсонала в ливийских клиниках или обучались в русских странах, или уже издавна работают с докторами из СНГ, так что более-менее понимают российский язык.

1-ый договор в Джамахирии Новосельцев заключил на 5 лет. После чего он возвратился домой, но задержался в родном Алчевске всего на год. Бедная заработная плата доктора в больнице, юная супруга, работающая медсестрой и тоже получающая сущие копейки, двое подрастающих детей…

— В 2008 году мы решили, что нужно что-то поменять, — вспоминает Андрей. — Необходимо было как-то решать жилищную делему. Жить вчетвером в однокомнатной комуналке было нереально. Приобрести же квартиру на одну только заработную плату в Украине нереально.

Украинский врач Андрей Новосельцев: «В Ливии, если твой дом еще не сгорел, то его разграбили»

Сейчас Новосельцевы решили ехать в Ливию всей семьей. Заключили новые договоры, малышей устроили в школу и садик при русском представительстве. Работодатель снял для их комфортную квартиру в Мисурате. Во вторую поездку в Ливии Андрей работал сходу в 2-ух городках — Мисурате и Злитене.

— Основной договор у меня был с мисуратской личной клиникой, — ведает доктор. — Но у местного населения таковой склад ума, что дама пойдет к врачу-мужчине, тем паче гинекологу, только в последнем случае. Потому, имея много свободного времени, я условился с владельцем этой поликлиники о том, что подыщу для себя еще работу. Меня приняли и в муниципальную учебную поликлинику в Злитене. Там я дежурил два денька в неделю.

Жизнь Новосельцевых в Ливии текла благополучно и равномерно три года. Но сначала этого года на Ближнем Востоке и в Северной Африке поднялась волна народных протестов. Когда в примыкающих Египте и Тунисе произошли волнения, в Ливии тоже появилась своя оппозиция.

— Смотрелось это приблизительно так: по вечерам мужчины выносят на улицу кресла, телеки и глядят футбол, курят кальян, дискутируют. Это у их вообщем такая ежевечерняя традиция, — объясняет Андрей. — Итак вот, когда у соседей начались революции, ливийцы посидели за кальяном и решили: может, стоит что-то поменять и, наверняка, для этого нужна своя оппозиция. Поначалу они просто спорили, отлично ли, что Каддафи у власти столько лет. Позже стали лупить друг дружке физиономии.

Как начались 1-ые волнения, супруга Андрея Марина
стала побаиваться выходить из дому.

— Соседи-ливийцы стали спрашивать, где Марина и почему она не возникает, не захворала ли, — вспоминает Андрей. — Я ответил, что она опасается. Они загомонили, дескать, зря, никто ее в обиду не даст. «Вы же наши, вы с нами на одной улице живете и нам помогаете, мы вас защитим», — произнесли соседи.

В местной амбулатории, где сделали что-то типа пт помощи, Андрею выдали на всякий случай сухой паек.

— Соседи произнесли, что необходимо получить продовольствие, — ведает он. — Приехал туда, мне выдали ящики с макаронами, консервами, масло, сахар. Это полагалось всем, кто пребывал в районе, и никто не заявил, что раз я иноземец, мне ничего не дадут. Напротив, заведующий вспомнил, что, когда у их не было доктора, я помогал им, и выдал мне дополнительный паек. Не считая того, правительство распорядилось, чтоб всем нам на мобильные положили поначалу по 50 динар, позже по 100, а позднее связь и совсем сделали бесплатной.

За одну ночь на дорогах появились блок-посты и оппозиционеров, и правительственных войск.

— Когда для досмотра машину останавливали повстанцы, — гласит Андрей, — в главном молодежь из района, где мы жили, я спрашивал у их, чего они желают. Те отвечали приблизительно последующее: «Хотим, чтоб ушел Каддафи, он уже 42 года правит, это очень длительно (это при том, что Муамар Каддафи не имеет в Ливии официального поста и не занимает никакой должности. — Авт.). Еще желаем, чтоб не было милиции и сухого закона».
«Как Каддафи мог бы производить авиаудары по оппозиционерам, если они в главном посиживают в городках?»

— Каддафи, создав в стране после революции благоденствие, забаловал собственный люд, — считает Андрей. — Там бензин дешевле воды — 15 гешей (копеек) за литр, 10 булочек стоит 25 гешей. Много всяких соц выплат — на малыша, когда заключают брак, на открытие бизнеса. Даже ссуды на строительство жилища выдают беспроцентные. При этом если человек долг не возвращает, с него эти средства не взыскивают. Это новое поколение подросло в достатке и в лени — привыкли, что всю работу делают иноземцы. Там же на 6 миллионов ливийского населения столько же иноземцев. Но совместно с тем ливийцы имеют достаточно строгие по сопоставлению с примыкающими странами ограничения. В Ливии нет кинозалов и театров, существует сухой закон, и путаны по улицам, как в том же Тунисе либо Египте, не прогуливаются. Стариков такие порядки устраивают, они даже выступают за запрет на спутниковое телевидение. А вот юное поколение желает послабления запретов. В Ливии, к примеру, если милиция увидит на улице подвыпившего, его сажают в кутузку. Спиртное продается только из-под полы и по обезумевшим ценам — за литр водки «Абсолют» требуют 100 динар (приблизительно 90 баксов. — Авт.). Вот и желает молодежь свободы на западный манер. Вопрос исключительно в том, хороша ли такая свобода.

Ситуация в Ливии обострилась после того, как вмешалось НАТО. По воззрению Андрея и большинства его коллег, работавших в Ливии, обеспечение «чистого неба» было только предлогом.

— Каддафи авиацию вообщем не поднимал, он не желал крови собственного народа, — гласит Андрей Новосельцев. — Мы не лицезрели ни 1-го самолета. Как полковник Каддафи мог бы производить авиаудары по оппозиционерам, если они в главном посиживают в городках. Это сколько было бы жертв! Он никогда для себя этого не дозволил бы. Хоть его на Западе и именуют кровавым тераном и тому схожее, он по отношению к собственному народу человек глубоко приличный. Полковник просто выжидал — пусть малость пошумят на демонстрациях, на том все и завершится. Так бы оно и было, но пошла поддержка из-за границы и не только лишь с воздуха…

Когда в Мисурате начали стрелять ночами, стало жутко. В городке бои вроде не шли, но разбомбили аэропорт. «Томагавк» попал в общежитие докторов на окраине городка. Докторы стали страшиться выходить из госпиталей. Владелец нашей поликлиники забрал всех женщин-иностранок к для себя в дом. Стало ясно, что необходимо что-то решать.

Поначалу Андрей выслал домой отпрыска. В Триполи готовился к вылету белорусский борт — и посольство Белоруссии согласилось забрать украинского юношу.

— От увиденного в трипольском аэропорту я пришел в шок, — вспоминает Андрей. — Там когда-то была наикрасивейшая территория — газоны с клумбами, декоративные кусты, все ухоженное. А здесь в аэропорт бросились тыщи африканцев из глубины материка. Путаница полная, расположить эту ораву было просто негде. Так они на клумбах разбили палатк

Понравилась статья? Поделиться с друзьями:
Добавить комментарий
SQL - 48 | 0,163 сек. | 12.6 МБ