Финансовая революция по-китайски

Финансовая революция по-китайскиДеньги… Что большая часть людей понимают под этим словом? Это или цветной картонный прямоугольник, или железный круг с изображением определенной числа. При всем этом далековато не каждый человек думает, а с какой стати на купюре либо монете поставлены конкретно эти числа, а не какие-либо другие? Валютный банкнотный мир так прочно укоренился в жизни человека, что понимание странности валютных эквивалентов вещественных и духовных ценностей навряд ли обхватит мозги представителей современной цивилизации уже в последнее время.

Но вопрос валютного выражения продуктов и услуг сейчас можно именовать чуток ли ни определяющим в плане межгосударственных отношений. Валютные массы, которые имеют способность курсировать по свету, вызывают серьезный ажиотаж, который может спровоцировать (и провоцирует) по-настоящему величайшее противоборство как меж отдельными финансовыми системами, так и меж целыми государствами и народами.

Роль средств в жизни людской цивилизации сейчас так высока, что без ознакомления со свежайшими новостями с денежных рынков многие уже не могут начать собственный денек.

Средства – это, пожалуй, самый эфемерный базис для людской дифференциации и полного мирового соперничества. И, благо (если тут вообщем можно гласить о благе), если валютная масса имеет некоторое беспристрастное подкрепление. Нередко бывает так, что противоборство разгорается на той почве, где валютная система как такая издавна не стала иметь значимый тыл товарной обеспеченности и покупательской подкреплённости.

Изобретатели средств в свое время пробовали сделать некоторое более облегченное и унифицированное выражение тех либо других продуктов, что позволяло бы ими просто обмениваться меж людьми. Другими словами, сами средства по собственной сущности не являются беспристрастной ценностью. Сейчас же все происходит с точностью до напротив. Людская цивилизация (а поточнее определенные денежные группы) пробует переводить суть торговли в русло полной зависимости от банкнот и монет, нередко имеющих чуть не нулевую стоимость. Один из ярчайших тому примеров – внедрение американской валюты. Бакс издавна стал типичным денежным кумиром, которому поклоняются, которому приносят кровавые жертвы, развязывая войны по всему миру. И главные, выскажемся так, хранители кумира всеми силами пробуют навязать веру в его бескрайние способности. При всем этом навязывание нередко так «железобетонное», что отвертеться от него у подавляющего большинства государств мира не выходит. Наша родина в этом перечне исключением тоже, к огорчению, не является.

Выходит, что хотя кумир и имеется, а многие уже стали догадываться, что никакой реальной денежной, а означает, и политической силы за кумиром нет, но сделать шаг к его развенчанию пока ни у кого рука не подымается.

Многие эксперты-экономисты убеждены, что 1-ый шаг в этом направлении уже готовится сделать Китай, который и является изобретателем средств в обычном для нас осознании этого слова. А если изобретение такового рода состоялось несколько веков вспять, то почему бы Китаю не изобрести в этом плане нечто новое. Пока «новое» выражается в том, что КНР старается с внедрением политики, как сейчас стильно гласить, мягенькой силы равномерно избавляться от баксовой зависимости. Для этого употребляются полностью обыкновенные и тривиальные средства: ведение партнерской торговли меж Китаем и рядом других государств с применением государственных валют. В большинстве случаев, главной валютой в двухсторонней торговле с Китаем ряда азиатских, американских и африканских стран видится юань.

Не так издавна китайская газета «China Daily» опубликовала приметный материал, касающийся того, что одним из приоритетных направлений инвестирования для укрепления юаня сейчас является инвестирование в не достаточно освоенный Африканский материк. Эти слова высказал заместитель управляющего Народного банка КНР Ли Донгронг.

Если веровать предоставленной китайской стороной статистике, то за последние несколько месяцев с некими африканскими странами торговля осуществляется только в юанях. А именно, китайские инвестиции в Южно-Африканскую Республику (у
частницу, кстати, БРИКС) составили около 4,3 млрд юаней, в Маврикий вложены 2,3 млрд юаней. На Маврикии китайцев интересует сладкая индустрия, вложения в которую со стороны Пекина в последнее время будет только нарастать.

Не считая 2-ух выше упомянутых африканских стран еще две страны могут перейти с Китаем на взаиморасчеты в юанях – это Гана и Замбия. При всем этом управляющий Банка Замбии заявил, что готов рассматривать вариант использования китайского юаня в качестве запасной валюты с одновременным понижением зависимости от южноамериканского бакса и английского фунта стерлингов. Замбию сейчас нельзя именовать государством с развитой экономикой, но ее власти убеждены в том, что конкретно зависимость от английских банков не дают развивать потенциалы. Выход власти этого африканского страны лицезреют в тесноватых торговых контактах конкретно с Китаем, который может быть заинтересован богатейшими ресурсами Замбии. Тут сосредоточены суровые залежи никеля и урана. Еще в 2009 году КНР вышел на 1-ое место по уровню наружных торговых взаимодействий с Замбией, и уровень инвестирования только вырастает. За этот период времени, кстати, в Замбии в первый раз за многие годы видными темпами стала понижаться безработица.

Есть информация о том, что Китай на достигнутом в Африке останавливаться не собирается. А именно, готовится целый ряд проектов, основанных на взаиморасчетах в государственных валютах с Нигерией. Сейчас толика китайского импорта в это стране добивается 16% (для сопоставления, США – 9%, Франция – 5%). При всем этом Китай очевидно заинтересован в совместной разработке богатейших нигерийских нефтяных месторождений с предоставлением Нигерии морского транспорта для перевозки сырой нефти в сторону Юго-Восточной Азии.

Многие сейчас именуют такую ситуацию в Африке пришествием юаня на бакс. При всем этом китайские власти, разумеется, понимают, что сейчас Соединенные Штаты навряд ли сумеют отстаивать позиции собственного «идола» в той же Нигерии либо ЮАР. И так же навряд ли неувязка «неугодных режимов» будет решаться тут с той же стремительность, какая присутствовала, например, в Ливии. Пока прицел Вашингтона наведен совершенно на другие регионы мира. Но конкретно эту нацеленность на Иран и Сирию Китай может использовать для проведения собственной активной экономической политики в той же Африке для понижения роли бакса а именно, а означает, и «пустых денег» вообщем.

Но является ли мировой панацеей уход от южноамериканского бакса в качестве основной планетарной запасной валюты и приближение к юаню в качестве адекватной баксовой подмены? В конце концов, нет никаких гарантий того, что с течением времени и китайский юань не перевоплотится в тот же вылепленный Вашингтоном кумир, ведь, на самом деле, юань и бакс – это просто наименования, смена которых не всегда приводит к результату. Одна валюта отличается от другой только тем, что у юаня сейчас, пожалуй, больше перспектив подкрепления реальной продукцией. Но уж очень очень увязана китайская экономика с экономикой США, чтоб гласить о глотке свежайшего воздуха при вероятной смене главной запасной валюты.

Потому даже если и юань и продолжит свое пришествие на южноамериканский бакс, то для мировой экономики это будет смотреться только как перемена вывески одной и той же очень убыточной организации. Какие же пути решения для вывода мировой экономики из глобального тупика видятся экономистами интернационального уровня признания?

А именно, Стефани Помбой, славящаяся собственной склонностью к прогнозам в области экономики, заявляет, что мир будет ждать рецессия до того времени, пока цивилизация не уйдет от использования ничем не обеспеченных средств. Одним из вариантов такового ухода, по версии Стефани, является принятие мер по использованию в качестве единой мировой валюты старенького хорошего золота с полным отказом ведущих экономик мира от картонных средств, который (отказ) прогнозируется на 2015 год. Казалось бы, мысль, которая лежит на поверхности, вправду может уберечь мир от полного соперничества государств из-за ничем не подкрепленных средств. Но мысль возврата к золоту, быстрее, утопична. Почему? Дело в том, что золото сразу после того, как будет объявлено основным мировым эквивалентом продуктов и услуг, перевоплотиться в объект для спекуляций со стороны ведущих банкиров. В конце концов, конкретно они начнут диктовать всему остальному миру стоимость на этого драгоценный металл. А если уч

Понравилась статья? Поделиться с друзьями:
Добавить комментарий
SQL - 46 | 0,105 сек. | 12.48 МБ