Участь Каддафи предрешена

Сегоднящая военная кампания Запада против правящего в Ливии режима, безусловно, имеет собственной целью свержение полковника Муамара Каддафи. Фактически, это разумеется и затевать боевые деяния в Северной Африке ради решения всех других, более ограниченных задач для ряда стран – членов НАТО, также неких арабских государств было бы просто глупо. Ясно, что никакие шаги фаворита Ливийской Джамахирии уже не изменят приведенный в действие военный план США и Североатлантического альянса – ударами авиации и высокоточного орудия подорвать боевой потенциал верных Каддафи армейских частей и сделать предпосылки для перехода вооруженной оппозиции в пришествие, которое должно закончиться взятием Триполи и свержением полковника. Продвижение оппозиционных формирований, непременно, будет интенсивно поддержано с воздуха авиацией антикаддафиевской коалиции.

Участь Каддафи предрешена

Масштабная интервенция с ролью сухопутных войск НАТО пока не подразумевается, хотя, судя по всему, западные страны оказывают активное содействие ливийской оппозиции в вопросах обучения и оснащения ее отрядов, обеспечения и координации их действий. В составе оппозиционных сил уже, видимо, находятся подразделения спецназа западных государств, которые будут заниматься не только лишь разведкой и передовым авианаведением, да и боевыми операциями. При возобновлении пришествия формирований повстанцев на Триполи вероятна и посадка с натовских кораблей собственного рода «точечных» десантов морской пехоты и спецназовцев для содействия восставшим (захват отдельных портов, узлов коммуникаций и т. п.).

В текущее время мы смотрим в главном традиционную первую фазу современной воздушной операции – угнетение противовоздушной обороны и военно-воздушных сил врага (в этом случае Ливии). Огромного труда для государств НАТО эта фаза не составит, ибо ВВС и ПВО Джамахирии находятся в глубочайшем упадке после практически 2-ух десятилетий деградации.
Что осталось от былой мощи

В семидесятые и начале 80-х годов Каддафи методом массированных закупок в СССР сделал очень импозантную систему ПВО страны русского эталона. В общей трудности тогда Москва поставила Триполи 39 дивизионов ЗРК С-75М3 «Волга», 36 дивизионов ЗРК С-125М и семь полковых комплектов (140 боевых машин) самоходных ЗРК «Квадрат». В первой половине 80-х они были дополнены 2-мя зенитными ракетными системами большой дальности С-200ВЭ (две группы – четыре дивизиона) и одним полковым комплектом ЗРК «Оса-АК» (20 боевых машин).

Организационно все эти подразделения и части к середине 80-х годов свели в 18 зенитных ракетных бригад – девять смешанных, снаряженных комплексами С-75М3 и С-125М, семь с ЗРК «Квадрат», одна бригада имела комплексы «Оса-АК» и еще одна – С-200ВЭ. Не считая того, одну зенитную ракетную бригаду вооружили французскими ЗРК Crotale (в 1973–1974 годах 5-ая республика продала ливийцам девять батарей с 27 боевыми машинами, использовались в главном для обороны аэродромов). Для управления силами и средствами ПВО применялась система «Сенеж».

Вприбавок в те же семидесятые ливийские сухопутные войска получили из СССР 144 боевые машины ЗРК «Стрела-1», а в 1984–1985 годах – 60 боевых машин «Стрела-10». Вооруженные силы Ливии также располагают огромным количеством зенитной артиллерии калибров 14,5, 23, 30 и 57 мм (включая ЗСУ-23-4) и устаревших русских переносных ЗРК «Стрела-2М», «Стрела-3» и «Игла-1».

ПВО Джамахирии в восьмидесятые годы понесла осязаемые утраты в процессе боевых действий в Чаде и в итоге ударов американской авиации, а с 1992-го вооруженные силы Ливии подверглись суровой эрозии в период долгих интернациональных санкций. Вот почему к истинному времени технический уровень ливийской противовоздушной обороны остается на русском уровне 40-летней давности, а количественно существенно сократился, при этом боеготовность даже номинально сохраняющихся в строю систем непонятна.

На 2010 год развернутыми на местности Ливии идентифицировались 11 дивизионов ЗРК С-75М3, 16 дивизионов ЗРК С-125М1 и четыре дивизиона ЗРК С-200ВЭ. Оценки количества уцелевших комплексов «Квадрат» противоречивы, но, возможно, суммарно их число не превосходит 15 дивизионов (60 боевых машин). Кроме этого, еще есть в наличии ЗРК «Оса-АК», «Стрела-10» и Crotal
e. Но техническое состояние большинства вышеперечисленных комплексов следует считать малоудовлетворительным. К тому же в процессе сегодняшнего восстания вся система ПВО в восточной части страны наверное вполне развалилась, а значимая часть техники утрачена.

А самое главное – США и НАТО за последние 40 лет накопили огромный опыт борьбы с системами ПВО, выстроенными на базе устаревших русских комплексов С-75, С-125, С-200 и «Квадрат». Подобные системы удачно угнетались в 1982 году израильтянами в Ливане, янки и их союзниками в 1991 и 2003-м в Ираке и в 1999-м в Югославии. К истинному времени всякую аналогичную систему ПВО можно считать фактически никчемной против современных вооруженных сил Запада. Некую обеспокоенность Пентагона вызывали дальнобойные ЗРК С-200ВЭ, и конкретно по ним нанесен 1-ый удар крылатыми ракетами Tomahawk с кораблей 6-го флота ВМС США. Во избежание поражения зенитной артиллерией и ПЗРК самолеты коалиции будут действовать над Ливией в главном со средних высот, уничтожая наземные цели при помощи высокоточного орудия (стратегия, отлично обкатанная в Югославии в 1999-м и в Ираке в 2003-м).

Что касается ВВС Ливии, то они получали последние новые боевые самолеты в 1989 году (Су-24МК из СССР), вполне деградировали в период санкций и фактически утратили боевой потенциал. Приблизительно из 220 боевых самолетов, остававшихся в составе ВВС Ливии на 2010 год (14 Су-24МК, около 36 Су-22, около 90 МиГ-23 разных модификаций, около 50 МиГ-21, 29 Mirage F.1), в летном состоянии к началу этого года, видимо, было менее 50 (оценочно четыре Су-24МК, приблизительно по дюжине типов Су-22М, МиГ-23МЛ и МиГ-21бис и несколько модернизированных Mirage F.1). Практически эти силы применимы только для ограниченных действий против повстанческих формирований, при этом часть машин утрачена в процессе восстания.

В целом боеготовность вооруженных сил Ливии даже до начала массовых народных выступлений в прошлом феврале оценивалась очень низковато, а уровень подготовки личного состава обычно считается одним из более слабеньких посреди арабских государств.

Стоит отметить, что невзирая на снятие санкций ООН в 2004 году, режим Каддафи в последние 6 лет очень вяло производил «реанимацию» собственных дышащих на ладан ВВС и ПВО. Был заключен договор с французами на восстановление и модернизацию всего 12 Mirage F.1 (выполненный к началу восстания только отчасти), отремонтированы в Рф и СНГ по эскадрилье МиГ-23МЛ и Су-22М. В 2009 году заключались договоры с Рособоронэкспортом (также до сих пор невыполненные), согласно которым Концерну ПВО «Алмаз-Антей» предстояло модернизировать часть ливийских ЗРК С-125М1 в вариант «Печора-2А», а в 2010-м Джамахирия намеревалась закупить три батареи ЗРК «Тор-М2Э». Переговоры о приобретении новых самолетов (Rafale и Су-35) и ЗРК (С-300ПМУ-2, «Бук-М2Э», «Панцирь-С1», британских Starstreak) сегодняшний официальный Триполи в собственном обычном торгашеском стиле вел годами и так и не довел до определенных соглашений. Сейчас ему приходится рассчитываться за свою недальновидность.
Пососал 2-ух маток…

Следует сказать, что происходящее на данный момент вообщем показывает полный крах режима Каддафи практически на всех фронтах его деятельности. Во внутренней политике полковник, имея обилие нефтяных средств, все же довел свою страну до открытого восстания значимой части населения и штатской войны. Во наружной политике «вождь ливийской революции» своим экстравагантным и разнузданным поведением поставил себя в положение полной изоляции (его единственным наружным союзником, похоже, является президент Венесуэлы и тоже полковник Уго Чавес), а политика последних лет одновременного заигрывания и с Россией, и с Западом (без существенных выгод ни для тех, ни для других) проводилась так бесталантно, что лишила фаворита Джамахирии какого-нибудь сурового сострадания и на Востоке, и на Западе.

Это относится и к оборонной политике Каддафи последних лет, оказавшейся в конечном итоге настолько же несведущей, авантюрной и катастрофичной. Полковник открыто водил за нос собственных русских и западных партнеров в военно-технической сфере, при всем этом очевидно не владея обмысленной стратегией восстановления военного потенциала Ливии и в итоге вполне упустив время хотя бы для частичного возрождения обороноспособности собственного режима. Заметим, что Алжир, подписав пакет больших оружейных договоров с Россией в 2005–2006 годах, уже получил к истинному времени существенное количество самой современной русской боевой техники и вооружения. Каддафи же играл в «диве
рсификацию» закупок и пробовал противопоставить сотрудничеству с Москвой партнерство со странами Запада – сначала Великобританией и Францией. Конкретно с этими 2-мя государствами были подписаны 1-ые значимые военные договоры после снятия санкций.

В одном только 2009 году Ливия заключила соглашения в сфере ВТС со странами Старенького Света на 300 миллионов евро. Только сначала 2010-го полковник «снизошел» до подписания с Россией пакета договоров на сумму всего 1,3 млрд баксов – и это притом что ранее Москва простила Триполи долги, не выплаченные еще СССР (за то же орудие), на 5,3 млрд баксов. К тому времени Ливия законтрактовала в ЕС военных заказов на сумму, сопоставимую с общим ранцем ее заказов в РФ (другими словами 2 млрд баксов). Видимо, полковник считал, что он ловко «сосет 2-ух маток» и хитроумно «нагревает» российских простачков. По драматичности судьбы, конкретно главные европейские «партнеры» Ливии (Англия и Франция) и выступили застрельщиками военной интервенции в 2011 году. Достойный конец заигрывания Каддафи с западными странами!

На данный момент можно сказать, что судьба режима Каддафи предрешена. Запад не остановится, пока не «дожмет» экстравагантного триполитанского терана. Таким макаром, полковника можно уже списать с баланса политики как потенциального напарника. Международные санкции (в том числе на военные поставки) против режима Каддафи введены, потому никакой прибыли от него ждать сейчас нереально.
Изумительные метания

И здесь встает вопрос о позиции Москвы, которая в протяжении всего ливийского кризиса отличалась противоречивостью и непонятным игнорированием хладнокровной калькуляции русских интересов. Сначала Каддафи был объявлен Кремлем «политическим трупом», а наши муниципальные СМИ очень сочувственно освещали восстание. Наша родина поддержала в ООН введение беспримерно жестких санкций против режима Каддафи, в том числе и на военные поставки (тем сама закрыв тему военно-технического сотрудничества с ним).

Потом, когда встал вопрос о вероятной интервенции Запада (в виде сотворения «бесполетной зоны» и т. п.), РФ стала этому сопротивляться, хотя военные санкции очевидно вытекали из всей более ранешней политики. Позже Наша родина согласилась с грядущим решением о «бесполетной зоне», после этого почему-либо воздержалась при голосовании в ООН по данному вопросу. А сейчас начала яростно осуждать внедрение Западом военной силы в Ливии – хотя с самого начала было ясно, что конкретно в этом весь смысл «бесполетной зоны» и заключается…

В итоге Москва ведет себя потому что как будто ее целью является спасение режима Каддафи – уже изолированного санкциями, очевидно обреченного на свержение и в любом случае неспособного принести нашей стране какие-либо политические и экономические дивиденды. И ради заступничества (очень застенчивого, вобщем) за этот «труп» наша страна готова осложнять дела с Западом. Складывается чувство, что Наша родина поставила цель оказаться главной проигравшей в этом упадке при любом его финале.

По меткому выражению 1-го из наблюдателей, в Москве «словно не только лишь имеются два комплекта руля и педалей, да и они все задействуются одновременно».
Как извлечь длительные выгоды

Думается, что в подходе к ливийскому кризису нужно исходить из позиции хладнокровного учета русских интересов и действительности. А действительность такая, что сумасброд Каддафи своим «мудрым управлением» вверг свою страну в полную внешнюю и внутреннюю катастрофу и точно уже не может рассматриваться ответственным фаворитом Ливии и интернациональным партнером, тем паче с учетом поднявшихся против него внутренних и наружных сил. Никаких профитов для Рф от режима Каддафи получить уже будет нереально при любом финале ливийского кризиса. Потому для Москвы основным вопросом должно стать не сострадание сотворившему свое несчастье своими руками тонущему полковнику, а то, как с большей выгодой себе обернуть крах режима Каддафи и как пользоваться в собственных интересах западной интервенцией в Ливии.

И тут я выскажу непопулярную идея: для Рф лучшим образом действий было бы «продать» Каддафи Западу, пожертвовав этим тухлым, бесперспективным тераном ради укрепления партнерства с западными государствами. Потому для нашей страны более целесообразным было бы не осуждать интервенцию Запада против Каддафи, а напротив – поддержать эту интервенцию и даже прямо примкнуть к ней. Рф следовало бы интенсивно предлагать свое роль в осуществлении вое

Понравилась статья? Поделиться с друзьями:
Добавить комментарий
SQL - 48 | 0,136 сек. | 12.52 МБ