Желают ли поляки примирения с Россией?

Хотят ли поляки примирения с Россией?Сейчас президент Рф Дмитрий Медведев посетит с официальным визитом Польшу. Это – 3-ий в истории вояж русского президента в Варшаву, имеющий официальный статус: в 1993 году в республике побывал Борис Ельцин, а в 2002 году – Владимир Путин. Медведев, вобщем, в апреле текущего года уже ездил в Польшу, но неофициально – для того, чтоб находиться на похоронах в Кракове погибшего в авиакатастрофе под Смоленском Леха Качиньского.

Намедни же сегодняшней официальной поездки глава русского страны отдал пространное интервью польским СМИ. «Я с нетерпением жду собственного визита в Польшу: это – давно ожидаемый визит, – заявил, а именно, Дмитрий Медведев. – Я очень рад, что за последние месяцы мы приблизились к ситуации, когда мы вправду можем выйти на новый уровень отношений, на новый нрав отношений меж Россией и Польшей. Я бы не использовал этих определений, которые уже и так несколько набили оскомину, типа «перезагрузки»; нам не надо ничего перезагружать. Нам необходимо открыть дорогу в будущее, сохраняя при всем этом все то наилучшее, что связывало наши страны, наши народы, и стараясь давать адекватные оценки самым томным страничкам этой истории. Если мы таким макаром поступим, то у российско-польских отношений будет не плохое и светлое будущее; они будут развиваться по ровненькой дороге, а мне кажется, что это в интересах наших государств и наших народов. У наших отношений, как это не один раз подчеркивалось и в литературе, и в публицистике, и на политическом уровне, есть своя довольно непростая история, которая связывает наши народы. Но в текущей жизни очень принципиально выйти из этой достаточно издавна сформировавшейся исторической парадигмы развития российско-польских отношений, попытаться отделить историю, какой бы она ни была, от текущей жизни, по другому мы всегда будем заложниками того, что делали до нас, и за что современное поколение политиков и вообщем всех людей Рф и Польши никак не может отвечать. Но в то же время мы не должны забывать уроков истории: мы должны держать в голове, что происходило».

С последним призывом тяжело не согласиться. Запамятовать свое прошедшее означает запамятовать себя – идет ли речь об отдельном человеке либо целом народе. А запамятовать свое прошедшее в угоду будущим «добрым» отношениям с принципным оппонентом-соседом, пробовать выдрать из памяти неугодные другу странички истории либо переписать их под чужую диктовку означает утратить почтение и у собственных, и у чужих. И заодно убить в эмбрионе будущие добрые дела. Так как добрые дела не могут базироваться на ереси либо на пустоте и забвении. «Кто старенькое помянет – тому глаз вон, а кто старенькое забудет – тому оба глаза вон», как говорит далековато не самая глуповатая поговорка. Тем паче если это «старое» представляет собой, как в случае с Россией и Польшей, историю тысячелетнего противоборства, где отдельные светлые эпизоды подлинно дружественных и союзнических отношений, к огорчению, блекнут на общем сумрачном фоне бессчетных войн, конфликтов и откровенной вражды. И «забыть» об этом, «забыть» о главных моментах российской истории означает, видимо, в т. ч. убрать монумент Минину и Пожарскому с Красноватой площади.

Притом, что поляки как раз не собираются забывать прошедшее, отделять историю от текущей жизни, свидетельством чему является и то значение, которое они присваивают «катынскому делу». Ну и не только лишь ему… Историческая память поляков, правда, в этом смысле очень избирательна: они предпочитают вспоминать о грехах и прегрешениях Рф, робко (либо нескромно) умалчивая о грехах Польши в отношении россиян.

Такая «однобокая и одноглазая» память свойственна сначала для тех польских политических сил, для которых антироссийская риторика составляет цель и смысл политической деятельности. О «гостеприимстве» этих панов можно судить хотя бы по заявлению депутата от партии «Право и справедливость» Збигнева Гижиньского, которое он сделал намедни приезда Дмитрия Медведева. Гижиньский, как передает телеканал TVN24, именовал Медведева «политиком второго ряда», а Путина – «истинным управляющим России». Также увидел: «У Рф нет воли, чтоб воскресить обоюдные дела. Потому этот визит ничего не и
зменит».

«Право и справедливость» – основная оппозиционная и 2-ая по численному консульству в польском Сейме партия, фаворитом которой является брат погибшего президента Ярослав Качиньский. Активисты партии сейчас шествуют в авангарде антироссийского марша в Польше, потому логично, что представитель «Права и справедливости» не упустил способности демонстративно лягнуть Россию в преддверии официального визита Медведева в Варшаву.

Евродепутат от Союза демократических левых сил Марек Сивец, вобщем, откомментировал пассаж Гижиньского в том духе, что если Медведева именовать «политиком второго ряда», то так же необходимо именовать и президента США Барака Обаму, который неоднократно встречался с президентом Рф. Вот он – универсальный и идеальный аспект полноценности политика! Полноценность и место политика в рейтинге определяются фактом наличия либо отсутствия встреч этого самого политика с президентом США. Ремарка Сивеца открывает общественности глаза на взоры польской политической элиты пошире, чем если б это сделал какой-либо отважный WikiLeaks. Сказать же о том, что, по логике Гижиньского, к политикам второго ряда следует причислить и президента Польши Бронислава Коморовского, который сейчас встречается с Медведевым, евродепутату не дозволила, видимо, государственная гордость.

Кстати, Коморовский, чья политика в отношении Рф прибыльно отличается (по последней мере, пока и, по последней мере, снаружи) от прежнего антироссийского курса Варшавы, на визит русского президента глядит с оптимизмом. В телеинтервью намедни приезда Медведева Коморовский, а именно, произнес, что связывает с этой встречей «надежду не на разовый перелом, а на начало уверенного марша в неплохом направлении», и выразил надежду, что строительство партнерских отношений и «нелегкий, но подходящий процесс примирения будут происходить на базе правды и демократических ценностей».

Примирение – это, естественно, замечательно. Тем паче – на базе правды. Вот только истинное, а не фальшивое примирение – это (как я уже писал в публикациях на данную тему) не однобокое, а взаимное движение навстречу друг дружке. И для того, чтоб российско-польское примирение когда-нибудь состоялось не словестно, а на самом деле, польским властям и общественности предстоит понятно ответить на целый ряд вопросов, в т. ч. таких:

1. Готова ли Польша всеполноценно и объективно расследовать все происшествия смерти в польском плену 10-ов тыщ красноармейцев (по данным историков, идет речь о 80 000 погибших), участвовавших в советско-польской войне 1919–1921 гг. и ставших жертвами в т. ч. пыток, казней и нечеловеческих критерий содержания в польских лагерях? Либо Польша и дальше хочет ограничиваться в этом вопросе лаконичными комментариями-отговорками о «не более чем 16-17 тыс. погибших русских военнопленных», уклоняясь, как говорят русские спецы, от обнародования всех документальных свидетельств на сей счет (KM.RU говорил об этом 4 декабря)?

2. Что польские власти хотят сделать, чтоб закончить систематическое осквернение могил и памятников русским воякам в Польше, в т. ч. монумента на могиле красноармейцев в городке Оссуве, церемония открытия которого уже два раза срывалась «благодаря» вандалам-русофобам?

3. Хочет ли Польша и далее спекулировать на теме 2-ой мировой войны, пакта Молотова – Риббентропа, Польши как «первой жертвы, расчлененной Германией и СССР», умалчивая в то же время о расчленении Польшей на пару с гитлеровской Германией Чехословакии, о той высочайшей оценке, которую Гитлер отдал операции по аннексии Тешинской области, об активных консультациях польских официальных лиц с руководителями Третьего рейха (в т. ч. с генерал-фельдмаршалом Герингом), о сценах братания германских и польских боец, о совместных планах Варшавы и Берлина в будущей войне против СССР?

4. Собирается ли Польша и далее быть на передовой антироссийского политического фронта в нынешней Восточной Европе, собирается ли она и далее нагнетать обстановку на материке, добиваться размещения дополнительных сил и средств НАТО на собственной местности у русских границ для «защиты» от Рф?

5. Собирается ли Польша и далее переводить чисто экономические нюансы отношений с Россией в политическую плоскость, примерами чему служат, а именно, ситуации вокруг поставок польского мяса в Россию и прокладки газопровода «Северный поток» в обход местности Польши?

6. Собирается ли Польша предъявлять все новые и новые исторические претензии к Рф, добиваться от Рф
покаяний и компенсаций, но наотрез отрешаться от переосмысления собственных деяний в отношении Рф?

Это – только лаконичный список главных вопросов, без добросовестного ответа на которые все дискуссии о примирении останутся только демагогическим сотрясанием воздуха. Навряд ли, естественно, эти вопросы вполне либо даже отчасти будут озвучены в процессе нынешних переговоров Медведева с Коморовским, но российско-польский диалог не исчерпывается встречами глав стран. И вопросы эти не пропадут из повестки денька российско-польских отношений, осененных высочайшей мыслью примирения на основах правды, вроде бы кто ни старался сделать вид, что этих вопросов не существует, что они растворились во тьме веков. Они не растворились и никуда не делись. И от того, захочут ли польское управление и общественность дискуссировать эти вопросы, заниматься ими и решать их, зависит и ответ на главный вопрос: вправду ли поляки желают примирения с Россией либо употребляют этот благозвучный термин в целях собственной сиюминутной и стратегической выгоды?

Понравилась статья? Поделиться с друзьями:
Добавить комментарий
SQL - 48 | 0,121 сек. | 12.5 МБ