Экс-глава разведки Пакистана поведал о войне, которую ведут Вашингтон с Исламабадом

Экс-глава разведки Пакистана рассказал о войне, которую ведут Вашингтон с ИсламабадомВ Дубае прошла интернациональная встреча профессионалов "Афганистан в 2001-2011 годах: на пути к устойчивому государству и обществу". Посреди более 30 участников из практически 10 государств был и умеренный старый человек с мягенькой ухмылкой и внимательным взором. Сам он повсевременно подчеркивал, что является "самым обычным человеком". Но было видно "обычной" — из разряда тех, которые не бывают "бывшими" и к чьим словам всегда прислушиваются с предельным вниманием. Это — экс-начальник Междуведомственной разведки Пакистана, генерал-лейтенант в отставке Асад Дуррани. Прошлый главный лазутчик Пакистана согласился поведать "Русской газете" о собственном видении ситуации в Афганистане.

Русская газета: Как вы считаете, не приведет ли обещанный Соединенными Штатами вывод войск из Афганистана к тому, что в стране заместо ожидаемого мира с новейшей ожесточенностью вспыхнет штатская война?

Асад Дуррани: Все находится в зависимости от того, как будет выполняться вывод войск. Если США просто выведут их, не добившись начала диалога меж конфликтующими сторонами, то полностью может быть, что опять вспыхнет штатская война. В свое время мы уже проходили через это, когда СССР стремительно вывел свои войска из Афганистана. Тогда даже представители Пакистана предлагали не торопиться с выводом, позволив разным афганским силам придти к консенсусу. Но последовал вывод, что спровоцировало вакуум власти, и последовала штатская война. Это может случиться и на данный момент, если аналогичным образом поступит Вашингтон.

Но неувязка на данный момент в другом — США не собираются вполне уходить из Афганистана. Они оставят свои "операционные войска" на базах в Баграме, Шендане, Мазари-Шарифе, может быть, кое-где еще. Предлог для этого — необходимость подстраховаться на тот случай, если вдруг "Аль-Каида" опять подымет голову. А это уже практически гарантия того, что конфликт в этой стране будет перманентным. Зарубежные войска — главный раздражитель и фактор, который мобилизует противодействие, провоцирует войну.

РГ: Как можно достигнуть мира в Афганистане?

Дуррани: Формула примирения ординарна по собственной сущности и очень сложна по реализации. Нужно достигнуть того, чтоб все противодействующие стороны сели за один стол переговоров и начали выработку применимой для их формулы предстоящего обустройства. Понятно, это будет нелегкий, непростой процесс. Может быть, будут откаты вспять, тупиковые ситуации, но в конце концов через обоюдные компромиссы и только через их можно будет возлагать на достижение размеренного примирения. При всем этом я желаю выделить, что в переговорах должны участвовать сначала сами афганцы, а не зарубежные державы.

РГ: В Афганистане на данный момент действуют две главные силы: США с их союзниками и талибы в широком осознании этого движения. Есть ли возможность того, что США и талибы условятся, согласятся с присутствием друг дружку в Афганистане?

Дуррани: С моей точки зрения, это исключено. На самом деле, одна из этих нареченных сторон должна стопроцентно и совсем уйти из Афганистана.

РГ: Но, судя по вашим высказываниям, и США хотят оставаться, и талибы навряд ли покинут страну…

Дуррани: Да, это так. Я считаю, что конфликт меж этими сторонами будет длиться и одолеет тот, кто сумеет подольше выдержать эту войну.

РГ: И кто же может выстоять?

Дуррани: Тяжело сказать. На данный момент сложилась собственного рода патовая ситуация: Соединенные Штаты не могут устранить либо "выжать" талибов, талибы также военными способами не могут достигнуть победы над зарубежной армадой. Этот конфликт высасывает из экономики США большие средства. Вопрос в том, как публичное мировоззрение в Соединенных Штатах согласится мириться с продолжением расходов на эту кампанию и неминуемые погибели собственных боец. Что касается талибов и поддерживающих их соединений, то, как я могу прийти к выводу на базе собственного опыта, они никогда не закончат борьбу против янки. Это их страна, в конце концов, они оттуда не уйдут, будут бить
ся до последнего. С моей личной точки зрения, время работает против Соединенных Штатов в Афганистане.

РГ: Если сделать логическое заключение из ваших слов, то выходит, что присутствие войск США в Афганистане и провоцирует этот конфликт…

Дуррани: Правильно. Талибы — очень разнородное движение. К нему примкнули и силы, которые сами себя талибами не считают, но на данный момент являются их союзниками. Но их сплачивает фактор наличия наружного неприятеля, оккупантов, находящихся на местности Афганистана, — другими словами янки. Если представить, что талибы возьмут под контроль местность всего Афганистана, то сразу их единство развалится, они распадутся на фракции, отдельные направления, выплывут все те противоречия, которые до сего времени нивелируются фактором наличия наружного неприятеля. Присутствие янки и провоцирует силу и единство талибов.

РГ: Какова вероятная роль Рф в урегулировании афганского конфликта?

Дуррани: Как и неважно какая другая сторона, прямо либо косвенно влияющая на афганский конфликт, Наша родина может и должна во имя примирения в Афганистане сделать все, чтоб усадить конфликтующие силы за стол переговоров и провоцировать выработку афганцами собственной формулы мира. Не тайна, что на каких-либо командиров и группировки имеют воздействие США, на каких-либо — мы, на каких-либо — вы, вот сообща и нужно достигнуть, чтоб все эти группы собрались и начали вести диалог.

РГ: В Рф многие волнуются, что талибы не ограничатся территорией Афганистана и после победы начнут пробовать "экспортировать" свое воздействие в страны Центральной Азии, которые Москва считает зоной собственных интересов.

Дуррани: Эти опаски не являются обоснованными. Талибы — это афганцы, а афганцы никогда не шли за границы местности собственной страны. Более того, "Талибан" — явление новое и ненормальное и для Афганистана. Победа талибов в Афганистане, как я уже гласил, будет началом конца этого движения. Установив контроль над Афганистаном, талибское движение сходу пропадет. Обострятся подавляемые на данный момент наличием общего наружного неприятеля противоречия, появятся влиятельные и бессчетные группировки.

РГ: В ближайшее время дела меж США и Пакистаном серьезно осложнились в связи с расхождениями по поводу Афганистана. Как вы может на данный момент охарактеризовать дела меж Вашингтоном и Исламабадом?

Дуррани: Этот альянс, сотрудничество меж Пакистаном и США с самого начала было принужденным. Обе стороны пошли на него с большой неохотой. С течением времени расхождения стали более явными и видными, на данный момент следуют обоюдные обвинения с обеих сторон. Если именовать вещи своими именами, то сейчас на границе меж Афганистаном и Пакистаном Вашингтон и Исламабад ведут вместе реальный вооруженный конфликт низкой интенсивности. Америкосы поддерживают свои формирования, ведут вооруженные операции в том числе и на местности Пакистана, часто бомбардируют с беспилотников и применяя другие виды орудия приграничные районы. Исламабад отвечает с учетом собственных способностей: поддерживает определенные отряды, группировки, которые потом "тревожат" в том числе и янки. Это в определенном смысле война, но не открытая, а сокрытая, часто ведущаяся косвенным методом, через подконтрольные отряды либо другие вооруженные силы. Мы — Пакистан и США — очевидно находимся в конфликте и "продираемся" через него, ведем его. Одни политики молвят резкие слова в адресок представителей другой страны, другие — здесь же закулисно заверяют в дружбе, третьи — отвечают опасностями, одни винят других в поддержке тех либо других сил, обратная сторона клянется, что этого или "не может быть в принципе", или "больше не будет", но ничего на самом деле не делает. Мы живем с этим конфликтом в двухсторонних отношениях.

Понравилась статья? Поделиться с друзьями:
SQL - 67 | 0,249 сек. | 12.63 МБ