Шойгу предлагает вывести предприятия ОПК из состава Минобороны: плюсы идеи и ее подводные камешки

Шойгу предлагает вывести предприятия ОПК из состава Минобороны: достоинства идеи и ее подводные камниНа состоявшейся на деньках встрече президента Владимира Путина с главой военного ведомства Сергеем Шойгу и начальником Генштаба Валерием Герасимовым дискуссировался довольно широкий круг вопросов: от хода учений ВМФ Рф в Средиземноморье и полётов далекой авиации до организационной составляющей самого Министерства обороны. В этом материале тщательно разберем те предложения, которые озвучил Сергей Шойгу в плане конфигурации подчиненности объектов ВПК, находящихся сейчас под крылом Минобороны страны. Это изменение должно привести к повышению эффективности использования выделенных на модернизацию армии денег.

Шойгу заявил о том, что целенаправлено выполнить переход производственных и ремонтных компаний военно-промышленного комплекса на контрактную базу полного цикла с одновременным выводом их из режима зависимости от Министерства обороны. Такое решение продиктовано тем, что главное военное ведомство страны освобождается от нехарактерных себе функций по контролю промышленного комплекса.

Такое предложение Сергея Шойгу вызвало разноплановую реакцию в прессе. С одной стороны может показаться, что министр решает выслать в свободное плавание целую производственную ветвь, которая уже практически приросла к Минобороны, чтоб избавиться от груза, который в ближайшее время стал значительно тяготить военное ведомство. Но тот ли это груз, от которого стоит избавляться и, на самом деле, переводить на личные рельсы?

Есть, но, по этому поводу и другое мировоззрение. Конкретно вывод производственного кластера из состава ВПК дозволит разрулить ставшую за последние годы фактически неразрешимой делему Гособоронзаказа. Ведь, ни для кого не тайна, что прежнее управление Минобороны не могло условиться по ГОЗ, в том числе, и из-за того, что предприятия, с которыми должны были заключаться договоры, впрямую зависели от министерства и его управляющих. В конечном итоге всё сводилось к тому, что компаниям просто диктовались условия, на которых те должны были работать. Если предприятия сферы ВПК заявляли, что условия Минобороны их не устраивают, то их стремительно ставили на место, заявляя: дескать, не желаете – как желаете; купим за границей. И ведь покупали… Подписывали контракты…

Появлялась, как на данный момент принято гласить, коррупциогенная среда, которая повязывала управление промышленных компаний по рукам и ногам. Если это управление не шло «на компромисс» с МО РФ, то люди на предприятии оставались без работы. Вот такое специфичное давление на производственный процесс…

Сейчас же Сергей Шойгу замыслил разрубить этот Гордиев узел. Он предлагает сделать так, чтоб предприятия ВПК получили независимость от министерства и смогли на конкурентных критериях работать по производству и ремонту военной техники, вооружений. Практически, министр решил застраховать себя и всё ведомство, выскажемся так, от новых вариантов «оборонсервисов» (конкретно, с малеханькой буковкы), которые могли качать средства из бюджета МО РФ, но качать совершенно не в том направлении.

Но есть в выводе военной производственной сферы из состава Министерства обороны и свои непонятные стороны. Для начала придется признавать, что главное военное ведомство отважилось на таковой ход, как масштабная приватизация промышленных объектов. Ведь если предприятия будут выводиться из состава МО, то или они будут введены в состав другого министерства (а это уже шило на мыло — появятся свои «оборонсервисы» в других ведомствах), чтоб оставаться муниципальными, или реализовываться в направлении личных акционеров, чтоб избавиться от муниципальных рычагов управления, а то и давления. Но само слово «приватизация» у россиян за последние пару 10-ов лет зополучило чуть не бранный оттенок…

Многие понимают, что повторения коррупционных скандалов, схожих скандалам с «Оборонсервисом» (сейчас с большой буковкы), не хотелось бы, как не хотелось бы и торможения при подписании договоров по Гособоронзаказу, но в то же время понимают и то, что в нашей стране навряд ли безболезненно получится передать предприяти
я оборонного комплекса частнику. Не достаточно того, многие предприятия ВПК работают в режиме серьезной секретности, а поэтому запускать их на открытую приватизацию без подготовки суровой документальной юридической базы очень трудно. А у нас ведь нередко как бывает: если министр произнес, а президент кивнул на это головой, то необходимо принимать за призыв к активным действиям по скорой реализации этого плана. Но можно ли в этой ситуации, извините, пороть горячку? – вопрос риторический…

Естественно, перевод компаний на уровень большей производственной свободы, на режим честной конкуренции, на формирование своей ценовой политики может привести к положительным результатам. Но готовы ли к этому сами оборонно-промышленные предприятия? Не приведет ли это к тому, что настоящая производственная конкурентность коснется только производства лопат и дуршлагов, а вот в отношении военной техники всё остается по-старому, да вприбавок к тому же с большей открытостью для проходимцев с шальными средствами в кармашках… Откровенно бы не хотелось, чтоб оборонка погрузилась в таковой хаос.

Но хаоса полностью реально избежать, если вывод оборонно-промышленного кластера за рамки Министерства обороны отлично обмыслить. Для начала придется сделать сильную юридическую базу для деятельности таких компаний. Ведь пока они работают согласно тем документам, согласно которым работает и само Минобороны. Чтоб решить вопрос с коррупционной стороной и в то же время не впадать в приватизационные крайности, стоило бы разглядеть, например, вариант пропорционального акционирования либо вариант рассредотачивания военно-промышленных компаний по принципу собственной подчиненности.

В этой ситуации (вроде бы мы ни желали пойти своим путём) придется уделять свое внимание на зарубежный опыт производства военной техники. Если взять Германию, которая вместе с Австралией, профессионалами из интернациональной организации Transparency International названа государством, цитата: с «очень низким уровнем коррупции в области обороны и ОПК», то тут существует опыт последующего плана. Ведущие предприятия, специализирующиеся на производстве вооружений и военной техники, работают на базе личного капитала. Существует в Германии и практика по созданию производственных кластеров, которые объединяют сходу несколько производств военного и штатского предназначения. Такая диверсификация производства решает трудности с заключением договоров по оборонному заказу с государством и понижает коррупционные опасности до минимума.

Если веровать официальной статистике, то толика страны в секторе ОПК Германии не превосходит 5%. Сюда входят, в главном, ремонтные цеха ВВС, сухопутных войск и военно-морского арсенала. Официальных личных поставщиков боевого орудия и техники для нужд Бундесвера насчитывается около 2000. Это не только лишь промышленные гиганты, да и довольно умеренные производства, готовящие отдельные детали либо узлы.

В конечном итоге вся эта германская производственная система работает как часы и отсекает саму возможность коррумпированным бюрократам либо не незапятнанным на руку частникам добраться до выделенных военным министерством средств. Ведь если на одном предприятии этой выстроенной системы начнут необоснованно завышаться либо, напротив, занижаться цены, то это вызовет вопросы у соперников и предприятий-коллег, что одномоментно приведет к проверке, в том числе, независящими профессионалами. Это типичная саморегулируемая система, которая сама себя «чинит», сама себя держит под контролем, самой для себя не даёт расслабиться.

Согласитесь, всё очень прекрасно и монументально – по-немецки. Но только мы живем не в Германии, и о существовании независящих профессионалов, которые посодействуют сразу выявить коррупционера либо нерадивого большого инвестора, нам пока приходится только грезить. Но при всём притом и сетовать на то, что Наша родина – не Германия, а Германия – не Наша родина, тоже как-то глупо…

Выходит, что и у нас в стране подошло то время, когда уже пора сформировывать системы, способные к высококачественному самоконтролю. Если Правительство сумеет на высококачественном уровне воплотить идею Сергея Шойгу по приданию военно-промышленному сектору нового статуса с сохранением и расширением кадрового потенциала, привлечением прозрачных личных инвестиций и при нивелировании коррупционных схем в ОПК, то это будет суровой заявкой на демонстрацию собственной эффекти

Понравилась статья? Поделиться с друзьями:
Добавить комментарий
SQL - 48 | 0,145 сек. | 17.28 МБ