Я. П. Кульнев – герой Российскей войны, погибший в бою

Где Кульнев наш, рушитель сил,
Злобный пламень брани?
Он пал — главу на щит склонил
И стиснул клинок во ладони…
Жуковский В. А.

В портретной галерее восхитительных российских военных, реальных героев Российскей войны 1812 года никак нельзя обойтись без имени Якова Петровича Кульнева, отважного и опытнейшего офицера, участника огромного количества войн конца XVIII – начала XIX веков.

Кульнев принадлежал роду бедных маленьких дворян, его отец – П. В. Кульнев (военный, участвовавший в почти всех знаковых русских войнах) содержал многочисленную семью на маленькое офицерское жалованье, имея при всем этом маленькое родовое поместье в Калужской губернии с 25-ю душами крепостных фермеров. Мама Якова Кульнева была немкой и католичкой по исповеданию.

Стеснённые актуальные происшествия и строгая христианская мораль родителей предназначила то, что 6 отпрыской и дочка Кульневых с ранешнего юношества воспитывались в почтении к труду, скромности натуры и бережливости в быту.

Я. П. Кульнев – герой Отечественной войны, погибший в бою
Портрет Якова Петровича Кульневамастерской Джорджа Доу. Военная галерея Зимнего Дворца, Муниципальный Эрмитаж (Санкт-Петербург)

Уже в возрасте 7 лет небольшой Яков был определён в Сухопутный шляхетский военный корпус, который он в 1786 году закончил с серебряной большой медалью, и отправился служить в Черниговский пехотный полк в чине поручика. Уже в этом же году Кульнев был переведён в Санкт-Петербургский драгунский полк, в составе которого и отправился в 1-ый собственный военный поход в Турцию. Во время турецкого похода он отличился во время осады и взятии Бендер.

Будучи переведён в Переяславский конно-егерский полк, Яков Кульнев под командованием корпусного генерала Кнорринга, участвовал в 1794 году в схватках под Ошмянами, под Лидой и в округах городка Вильны, а позднее под Кобриным, Брест-Литовском и Варшавой в процессе угнетения польских бунтов. Польскую кампанию возглавлял А. В, Суворов, простота собственной жизни и забота о быте солдатской службе которого, сразили юного офицера Кульнева и стали для него некоторым эталоном, к которому необходимо стремиться всякому русскому военному патриоту.

Роль в польских делах принесли Якову Петровичу чины ротмистра и майора, но, предстоящая карьера офицера затормозилась в связи с долгими годами бездействия для Сумского гусарского полка (где Кульнев в это время служил), не участвовавшего ни в итальянской кампании Суворова, ни в войне с французами в 1804—1805 годах.

Только приняв чин подполковника и переведясь в Гродненский гусарский полк, Кульнев учавствует в кампании 1807 года против французов. Конкретно тут, в схватках под Гейльсбергом, Гутдштатом, Фридландом, полностью проявились его боевая отвага и командирское способности. За геройское поведение на поле брани Яков Петрович получает заслуги: орден Святого Владимира 4-й степени и орден Святой Анны 2-й степени.

В период русско-шведской войны 1808-1809 годов Кульнев опять показал свои отличительные свойства российского офицера-кавалериста. Действуя на местности Финляндии во главе арьергарда российского войска, он упрямо преследовал отряд шведского генерала Адлеркрейца. Двигаясь в тяжёлых критериях пересечённой местности, в критериях ожесточенного финского мороза и не находя никакой поддержки посреди местнорго населения, отряд Кульнева все же обязательно наступал прямо за уходящим противником. Перейдя в районе городка Гампе-Карлеби в распоряжение генерала Тучкова, Кульнев продолжал пришествие, но, наткнувшись на шведский отряд, существенно превосходящий численностью отряд Якова Петровича, он потерпел от шведов поражение и был обязан отойти.

Позднее, но, положение российской армии укрепилось, и Кульнев уже участвует во взятии крепости Якобштадт: за геройское поведение на поле боя он получает в заслугу золотую саблю с надписью «За храбрость». Скоро Яков Кульнев опять отличается, захватив в плен шведского генерала Левенгельма (за что получает чин полковника). Смелые деяния Кульнева при боях под Куортане, Лаппо и Оравайсе приносят ему новый чин генера
л
-майора и орден Святого Жору Победоносца 1-й степени (согласно именному рескрипту Александра II).

В 1809 году Кульнев смог отличиться тем, что переводит корпус генерала Багратиона через ледяные поля Ботнического залива. Согласно мемуарам его современников, перед этим походом Кульнев объявил людям собственного отряда: «Бог с нами, я перед вами, князь Багратион за нами. Поход до шведского берега венчает все труды… Иметь с собой по две чарки водки на человека, кусочек мяса и хлеба и два гарнца овса». Уже в одном этом выражении ощущается крепкая военная суворовская школа, которой насквозь был пропитан Яков Кульнев.

Тот поход Кульнева был увенчан фуррором: пройдясь ускоренным маршем до Аланских островов, он прорвался через ледяные горы к шведскому берегу и оккупировал Гриссельгам, создав серьёзную военную опасность Стокгольму. Этот быстрый прорыв стал залогом шведско-российского мира, а Кульнев, получив орден Святой Анны 1-й степени, остаётся на некое время ассистентом генерала Демидова, оставленного начальником гарнизона Аландских островов.

В 1810-1811 годах Кульнев в составе Белорусского гусарского полка и во главе авангарда Молдавской армии учавствует в новейшей русско-турецкой войне. 11 и 12 июня 1810 года под городом Шумлою Яков Петрович с 2-мя полками собственных храбрейших гусар штурмовал турецких кавалеристов, рассеяв их в тяжелейшем бою. За этот подвиг ему была пожалована аренда на 12 лет по 1000 рублей, которую он не мешкая передарил в качестве приданого дочери собственного брата.

В августе этого же года Яков Петрович геройски управлял действиями пехоты и кавалерии при деревне Батане, за что был всемилостивейше награждён золотой саблей с алмазами.

В 1811 году Яков Кульнев ворачивается в Гродненский полк и становится его командиром.

Но, наступает суровый 1812 года, и Якову Петровичу Кульневу доверяют командование 5-ти тысячного кавалерийского отряда, входящего в состав корпуса генерала П. Х. Витгенштейна.

В 1-ые же деньки войны Кульнев защищает Вилькомир, позволяя отступить основным русским силам, и сам же отходит позднее, сжигая за собой мост.
В составе этого армейского корпуса Кульнев учавствовал в боях по защите от врага прохода к Санкт-Петербургу. Причём действовал, как и всегда, – в авангарде при пришествии, и арьергарде — при отходе российских войск.

Искусно маневрируя мобильностью лёгкой кавалерии, Кульнев атаками ставит французов в опасное положение. Так, 18 и 19 июля он смог нанести осязаемое поражение авангардному французскому отряду генерала Удино под деревнями Клястицы и Якубово, при всем этом захватил обоз неприятеля и 900 военнопленных.
20 июля Яков Петрович вновь переправляется через реку Дриссу, и вновь штурмует французов, нанеся им еще одно поражение. Увлечённый боевым азартом атаки, Кульнев не сходу увидел подтягивание к месту боя основных французских сил, практически утопивших победоносное шествие бравого российского офицера шквальным артиллерийским огнём. И эта захлебнувшаяся атака была последней для генерал-майора Кульнева, — как и всегда геройски замыкая собственный отряд при отступлении, Яков Петрович в один момент падает, сражённый ядром, а картечь отрывает ноги выше колен. Умирая, герой гласит обступившим его однополчанам: «Друзья, не уступайте противнику ни шага родной земли. Победа вас ждет!».

Так, не дожив пары дней до собственного сорокадевятилетия, гибнет на поле брани Яков Петрович Кульнев, начав собственной кончиной грустный перечень погибших в войну 1812 российских генералов…

Говоря об этом смелом человеке, герое Российскей войны, погибшем за Родину в бою, нельзя не отметить ряд черт, которые дали ему при жизни и позднее его современники.

А. С. Пушкин вносит в уста 1-го из собственных персонажей повести «Дубровский», помещицы Глобовой, такие слова: «…Вдруг въезжает ко мне человек лет 35-ти, смуглый, черноволосый, в усах, в бороде, сущий портрет Кульнева…». Сам Наполеон в одном из дискуссий с подчинёнными именовал Кульнева «одним из наилучших генералов российской кавалерии».

Сослуживцы же Якова Петровича в собственных воспоминаниях отмечали, что даже будучи уже генералом, он в наилучших суворовских традициях носил ординарную солдатскую шинель и ел ту же еду, что давали бойцам.

О многом гласит образованность Якова Кульнева, его любовь к российской и римской истории, на которой, наверняка, основывался его демократизм и широта взглядов в отношении обычных людей (обширно известен тот факт, что К
ульнев отдал свободу своим крепостным).

Яков Петрович Кульнев был похоронен близ деревни Сивошино, и посреди местных фермеров длительно была легенда, согласно которой Кульнев обрёл собственный покой на том же холмике, на котором его когда-то родила мама в поездке из Полоцка в Люцин. Позднее, родные братья этого геройского генерала Российскей войны 1812 года перевезли останки Кульнева для захоронения в родовое имение Илзенберг Витебской губернии, а на месте холмика в Сивошино был установлен монумент с выгравированными на нём стихами В. А. Жуковского "Певец во стане российских воинов».

Понравилась статья? Поделиться с друзьями:
Добавить комментарий
SQL - 48 | 0,255 сек. | 12.6 МБ