Эра Брежнева могла закончиться новым прорывом, но привела к катастрофе

Эпоха Брежнева могла завершиться новым прорывом, но привела к катастрофеПредпосылкой, как это ни феноминально, стали сила и успехи тогдашнего СССР

В 70-е годы прошедшего века южноамериканский экономист Джон Кеннет Гэлбрейт, посетив СССР, оговорился, что в Русском Союзе сотворен прототип общества грядущего, к которому население земли еще не готово. Не вдаваясь в детали, можно сказать, что в чем либо он оказался полностью прав. Что-то в этом периоде – периоде правления Леонида Брежнева, со денька погибели которого сейчас исполняется ровно 30 лет, – было глубинно-величественное, но при всем этом так противоречивое, что финалом его стало не новое движение вперед, не новый эпохальный прорыв, а резкое обрушение в катастрофу. Кто-то считает, что это обрушение было неминуемым, кто-то лицезреет в нем историческую случайность, вызванную действием в главном личного фактора.

Не Брежнев был должен выручать страну от последствий «волюнтаризма», но конкретно он выиграл схватку за власть. Сейчас можно только гадать, что было бы, если б одолел тот, кто был вдохновителем снятия Хрущева, – Александр Шелепин. Но одолел Брежнев. И когда в 1982 году он погиб, были те, кто рыдал. Не так, естественно, как рыдали о Ленине, и не потому что о Сталине. Не убивались. Эмоции колебались меж «Вы слышали? Жаль старичка-то!» (слащавые слезы) и «Черт! Ведь передерутся же! Только все успокоилось!» (слезы некоей прозорливой горечи).

Не полностью правильно гласить, что Брежнев правил государством 18 лет. 1-ые два года (1964-66) он утверждал свое положение, боролся за первенство. И именовался тогда он совсем еще не Генеральным секретарем, а только 1-м секретарем ЦК КПСС. Генеральным он станет исключительно в 1966 году, когда пройдет 23-й съезд и он не в идейной дискуссии, а в кулуарном маневрировании одержит верх над тем, кто привел его к власти, – Шелепиным, упразднив его суровый пост председателя Комитета партийно-государственного контроля, единственного за всю историю СССР и КПСС. На теоретическом уровне Шелепину было подчиненно все: от имени партии он мог держать под контролем правительство, от имени страны – держать в рамках законности партию. Его несостоявшееся правление – это отдельная тема.

С этого, 1966 года Брежнев, фактически, и правил. Но не до погибели в 1982 году, а до 1976 года, когда он… погиб. Да, это – не ошибка. Леонид Ильич Брежнев погиб в 1976 году.

И был воскрешен. Не в религиозном, очевидно, а в мед смысле этого слова. У него была клиническая погибель. Его возвратили к жизни, но восстановиться полностью он уже не сумел. И правил уже не он – правили от его имени, часто отказывая ему в просьбах об отставке, мотивируя это необходимостью сохранения стабильности, ибо ни одна из групп не была уверена в том, что одержит верх в противоборстве после его ухода.

До этой роковой даты он, по характеристике «Форрин Офиса» (Министерство зарубежных дел Англии. – Прим. KM.RU), был «волевым человеком, излучающим уверенность и компетентность». После нее стал инвалидом, сохранил и помножил возможности, не стал номинальной фигурой, но при всем этом утратил контроль за текущими вопросами. Именно тогда и началось то, что именуют «застоем». До «застоя» «молодой Брежнев» – интенсивно действующий фаворит, «вдыхающий энергию» в работу системы, после – тот персонаж из позднесоветских анекдотов.

Фактически, хотя это время и получило позднее заглавие «застоя», реально оно характеризовалось не остановкой развития, а понижением темпов его роста. Сами по для себя рост и развитие экономики длилось и хотя по своим темпам уступали предшествующим периодам, то на фоне и современной Рф, и современных благополучных государств Запада выглядели полностью благопристойно.

В 1976-80 гг. государственный доход вырос на 21%, объем промышленной продукции – на 24%, сельскохозяйственной – на 9%. В 1981-85 гг. эти характеристики составили соответственно 16,5, 20 и 11%. Среднегодовые темпы прироста государственного дохода в 1971-75 гг. составляли 5,7% (это как раз близко к удвоению ВВП за 10 лет), в 1976-80 – 4,3%, в 1981-85 – 3,6%. Соответствующые характеристики среднегодовых темпов прироста промышленной продукции составляли 7,4, 4,4 и 3,7%. При всем этом темпы роста государственного дохода в протяжении всех 70-х гг. сохранялись на уровне 4,9% каждогоднего прироста, и д

Понравилась статья? Поделиться с друзьями:
SQL - 55 | 0,428 сек. | 12.02 МБ