ИСКАЖЕНИЕ НОРМАЛЬНОСТИ.

Представьте для себя, что вы на борту Боинга 747, который начинает понижаться после долгого перелета. Скрывая вздох облегчения, вы смотрите за тем, как он приближается к аэропорту, и слышите, как шасси касаются полосы. Вы отпускаете ручки кресла, движки стихают.

Четыреста людей начинают суетиться, готовясь на выход. Самолет медлительно подъезжает к терминалу. Вы вспоминаете всякие приятные моменты перелета, большой салон самолета, несколько малозначительных воздушных ям и миролюбивый персонал. Вы уже собираете свои манатки и готовитесь расстегнуть ремень безопасности. Вы выглядываете в окно, силясь рассмотреть знакомые очертания в тумане. Вдруг безо всякого предупреждения ваше тело накрывает волна жара и давления.

От адского шума, напоминающего звук столкновения 2-ух поездов в туннеле прямо под вашим подбородком, взрываются барабанные перепонки. Взрыв заполняет все место вокруг вас, всюду танцуют языки пламени, над головой, под ногами, всюду. После их остается только нагое место. Обрывки ваших волос преобразуются в пепел. Не считая треска сгорающей обивки кресел ничего больше не слышно.

Вы еще живые, и как и раньше на этом самолете. Крыши у него уже нет, и вы сможете узреть небо у себя над головой. Столбы огня становятся больше. В фюзеляже есть дыры, ведущие на свободу. Что все-таки вы будете делать?

Вы, наверное, на данный момент думаете, что вы как минимум подорветесь со собственного места с кликом «Сваливаем отсюда, пацаны», ну либо будете рыдать, свернувшись калачиком. Как утверждает статистика, ни хрена подобного. Вероятнее всего, вы сделаете кое–что очень странноватое.

В 1977 году над Тенерифе, Канарские острова, ошибка диспетчеров привела к тому, что два больших пассажирских Боинга 747 столкнулись на летном поле.

Самолет авиакомпании «Pan Am», с 496 пассажирами на борту, стоял на полосе в ожидании пассажиров в непроглядном тумане, а то время как рейс авиакомпании «KLM», с 248 пассажирами на борту, запросил разрешения на взлет на той же взлетно-посадочной полосе.

Туман был так густой, что пилоты KLM не могли узреть другой самолет, при этом с диспетчерской вышки не было видно ни 1-го из самолетов. Пилоты ошибочно сообразили диспетчера и решили, что разрешение на взлет получено. Они стали набирать скорость.

Диспетчеры пробовали предупредить их, но помехи радиосвязи искажали их сообщения.Главный пилот KLM увидел 2-ой самолет,когда уже было очень поздно. Он отчаянно задрал нос самолета ввысь, царапая хвостом полосу, но взлететь ему не удалось. Один самолет врезался в другой на скорости 160 миль в час.

От удара с KLM самолет Pan Am отшвырнуло на 500 футов, после этого он взорвался из-за возгорания горючего. Взрыв был так мощнейший, что потушить пламя удалось лишь на последующий денек. Все, кто были на борту, погибли.

Когда команды спасателей выехали на полосу, они не кинулись на спасение выживших на борту Pan Am. Заместо этого они устремились к пылающим осколкам KLM. Целых 20 минут в полном хаосе пожарные и спасатели задумывались, что им необходимо совладать только с одной катастрофой.

Про самолет «Пан Ам» никто не помыслил. Его движки все еще работали на полную мощность, потому что в момент столкновения пилоты пробовали развернуть самолет, но сейчас проводка была повреждена и выключить движки было нереально.

От столкновения половину крыши самолета сорвало, а пассажиров засыпало осколками. По салону стремительно распространялось пламя, все оплетал дым. Чтоб выжить, действовать было надо стремительно. Было надо расстегнуть ремни безопасности, вылезти на неповрежденное крыло через осколки и спрыгнуть с высоты 10 метров.

Полностью реальный план спасения, но далековато не все сделали хотя бы попытку спастись. Некие люди подпрыгнули, выкарабкались сами, посодействовали выкарабкаться своим знакомым и другим людям и выкарабкались из самолета. Большая часть же людей оставалось на собственных местах в замешательстве.

Скоро взорвался основной топливный бак, и все, кто находился на борту, погибли – кроме 60 человек, успевших выкарабкаться из самолета.

Как пишет Аманда Рипли [Amanda Ripley] в собственной книжке «Невероятно» (Unthinkable), следующее расследование показало, что на спасение у выживших была только одна минутка, до того как взорвался топливный.бак.

За эту минутку еще несколько 10-ов людей успело бы спастись с пылающего самолета, но они не смогли ничего сделать, не смогли избавиться от овладевшего ими паралича.

Почему люди тормозят вот тогда, когда счет идет на секунды?

Психолог Дэниэл Джонсон [Daniel Johnson] кропотливо изучил данный таинственный парадокс. Он говорил с выжившими после столкновения на Тенерифе и в других катастрофах, к примеру, пожар небоскреба и крушение корабля, чтоб лучше осознать, почему некие люди спасаются бегством, а некие – нет.

Два пассажира самолета Pan Am, Пол и Флой Хек [Paul and Floy Heck], поведали Джонсону, что, когда они метались в поисках выхода, их попутчики посиживали совсем без движения, и поболее того, 10-ки людей не решали даже пробы встать, когда Пол и Флой проносились мимо их. В 1-ые секунды после крушения, сходу после того, как сорвало крышу самолета, Пол Хек поглядел на свою супругу Флой. Она посиживала без движения, застыв на месте и не понимая, что происходит. Он кликнул ей идти за ним. Они расстегнули ремни безопасности, взялись за руки, и он вывел её из самолета до того, как дым заволок все место.

Позднее Флой сообразила, что могла бы спасти людей, сидевших в ступоре, если б тоже кликнула им идти совместно с ней, но она и сама была в неадеквате, просто шла за своим супругом.

Пару лет позднее, Флой поведала в интервью «Орандж Кантри Реджистер» (Orange Country Register), что помнит, как перед тем, как выпрыгнуть из самолета, она обернулась и увидела свою подружку, та посиживала на собственном месте, положив ладошки на колени, с совсем стеклянными очами. Она погибла при пожаре.

В почти всех небезопасных ситуациях, к примеру, при крушении корабля либо пожаре, перестрелке либо торнадо, всегда есть возможность, что вас так захлестнет чувствами от грядущей катастрофы либо излишка противоречивой инфы, что вы вообщем ничего не станете решать. Просто застынете, как истукан, на собственном месте, и всё. Может быть, вы даже ляжете на пол. Если никто вас не выручит, вы умрете.

В чём причина?

В вашей жизни вообщем большая часть ваших действий ориентирована на то, чтоб понизить уровень волнения. Вы осознаете, что ваша жизнь не подвергается угрозы, когда вокруг все знакомое, неопасное и предсказуемое.

Потому каждый денек вы тратите много усилий на наведение порядка и сохранение стабильности. Потому «жить в эру перемен» для многих из нас – разновидность проклятия.

Но перемены нередко приходят независимо от нас и время от времени очень стремительно. «Искажение нормальности» заключается в убеждении себя самого, что ничего отвратительного не происходит, и уровень вашей волнения остается прежним.

Искажение нормальности – это такое психическое состояние, когда вы пытаетесь сделать все обычным за счет того, что думаете, что все нормально.

Когда у вас случается это состояние, вы не в состоянии осознать, что происходящая трагедия происходит конкретно с вами, будто бы бы у вас есть какие-то контраргументы. В случае катастрофы 1-ое, что вы почувствуете – это наисильнейшее желание оказаться в безопасности. Когда до вас дойдет, что это нереально, вы впадете в транс, представляя себя в неопасном месте.

Люди, пережившие 9/11, говорят, что помнят, как собирали свои вещи, покидая кабинет. Они одевали пальто, звонили домой. Они выключали ноутбуки и болтали с окружающими. Они даже не бежали, все чинно прогуливались по коридорам, никаких кликов и паники. Не было ни мельчайшей нужды кого-то успокаивать, так как никто не беспокоился. Совершая обыденные деяния, они подсознательно наделись, что и мир возвратится в свое обыденное состояние.

Механизм преломления нормальности запускается вот тогда, когда счет идет на секунды.

Чтоб понизить тревогу в ситуации надвигающейся катастрофы, сперва, вы держитесь за то, что понимаете наверное. Потом вы начинаете пытать окружающих – коллег, друзей, родных – вопросами в поиске инфы. Приклеиваетесь к радио и телеку. Кучкуетесь с другими людьми, чтоб решить, что делать далее.

А пока ваш мозг конвульсивно пробует собрать информацию, больше всего на свете для вас охото, чтоб кто-либо пришел и произнес для вас, что все это происходит не по-настоящему. Вы всё ожидаете и ожидаете, пока не становится очень поздно.

Искажение нормальности продолжает держать вас до того времени, пока корабль не начинает тонуть либо здание не начинает накреняться. Вы останетесь безмятежны, пока торнадо не унесет вашу машину либо не уронит на вас линию электропередач. Но пока вокруг есть люди, слоняющиеся в ожидании инфы, вы будете слоняться вкупе с ними.

Охотник за торнадо Марк Свенволд [Mark Svenvold] написал книжку «Большая погода» (Big Weather), в какой обрисовал, как заразным может быть искажение нормальности. Он вспоминает, как люди нередко пробовали уверить его успокоиться и не пробовать убежать от судьбы. Он ведает, что даже в случае официального предупреждения люди считали, что это торнадо – это не их неувязка.

Кто-то даже пробовал пристыдить его и вынудить его отрешиться от собственных слов про торнадо, только бы не возмутить их спокойствие. Всем очень не хотелось, что Свенволд мешал им делать вид, что все нормально.

Люди, чья работа так либо по другому связана с эвакуацией, к примеру, служба чрезвычайного реагирования, архитекторы, персонал стадионов, компании туристской отрасли, отлично знают об этой общечеловеческой тенденции тупить перед лицом угрозы.

При расчетах прогнозных значений смертности для разных критичных ситуаций, от крушения корабля до эвакуации стадиона, непременно учитывают эту нерациональную склонность забывать о самосохранении в критической ситуации.

В 1985 году в «Международном журнальчике по массовым чрезвычайным ситуациям и стихийным бедствиям» (International Journal of Mass Emergencies and Disasters) социологи Института Токио, Шунджи Миками и Кен Ичи Икеда, обрисовали стадии, через которые проходит человек при попадании в чрезвычайную ситуацию.

Сначала, как говорят они, вы склонны рассматривать ситуацию как знакомую и, соответственно, очень недооценивать её опасность. Механизм преломления нормальности запускается вот тогда, когда счет идет на секунды. Дальше разворачивается прогнозируемая цепочка действий. Сначала вы будете находить информацию у тех, кому доверяете, потом у всех, кто окажется вблизи.

После чего вы попытаетесь связаться со своими родными, если это может быть, и только позже вы начнете эвакуацию либо поиск укрытия. Вы не двинетесь с места, не выполнив полный цикл.

По словам Миками и Икеда, если вы не осознаете серьезность ситуации и никогда не слышали о том, как себя вести в схожих случаях, вы, вероятнее всего, будете бездействовать. Более того, если вы начнете ассоциировать происходящее с кое-чем знакомым, то вы подсознательно будете стремиться уверить себя, что все, что происходит, полностью нормально, а приближающаяся угроза не так и жутка, тогда и ваше бездействие затянется надолго. Искажение нормальности во всей собственной красоте.

Искажение нормальности – это склонность, от которой нереально избавиться. Ежедневная жизнь кажется для вас таковой обыкновенной и прозаичной только так как вы настроены её таковой принимать. По другому вы бы не совладали с перегрузкой информацией.

Вспомните, как вы въезжали в новейшую квартиру либо дом, брали машину либо телефон. Сначала вы направляли внимание на все попорядку, часами колупались в настройках либо двигали туда-сюда мебель. Через некое время, вы пообвыкли и успокоились. К неким деталям вы вообщем так привыкаете, что пока для вас не ткнут в их пальцем, вы про их и не вспомните. Вы приспосабливаетесь к собственному окружению таким макаром, чтоб замечать только то, что выбивается из обычного уклада. В неприятном случае, жизнь напоминала бы белоснежный шум.

Искажение нормальности оказывает влияние на наше отношение и к куда более масштабным событиям. Изменение климата, пик добычи нефти, повсеместное ожирение, обвал биржи – вот для вас красивые примеры огромных и сложных событий, в каких люди теряются и ничего не делают, так как нереально даже для себя представить, как очень поменяется жизнь, окажись все худшие догадки правдой.

Неизменная шумиха и истерия, подогреваемая СМИ по хоть какому поводу: конец света, свиной грипп, атипичная пневмония и все такое – только усиливают искажение нормальности. Когда столько раз слышишь «Волк», тяжело ориентироваться, что из этой инфы является предупреждением о реальной угрозы.

1-ое подсознательное действие – это разобраться, как очень ситуация отклонилась от нормы, и действовать только после того, как неувязка достигнет масштаба, когда игнорировать её уже нереально. Очевидно, в большинстве случаев это очень поздно.

Так что делать?

Согласно исследованиям Джона Лича [John Leach], психолога Института Ланкастера, около 75% людей не способны правильно мыслить во время катастрофы либо неизбежной угрозы.

С другой стороны, практически по 15% людей, находящихся на краях кривой обычного рассредотачивания, или впадают в неконтролируемую панику, или начинают соображать особенно ясно и верно.

Можно ли войти в «правильные 15%»? Можно, если вы перестанете цепляться за стабильность в вашей обыденной жизни. Не страшиться перемен, а в случае их отсутствия создавать их для себя самому, часто уходить из «зоны комфорта» – это метод тренировать собственный мозг, чтоб он не тупил в чрезвычайной ситуации.

И 2-ой момент: обучение. Как узнал Джонсон, мозг непременно должен совершить определенную последовательность действий: восприятие, осознавание, осознание, принятие решения, воплощение решения и – только потом – действие. Нет никакого метода перескочить хоть один шаг, но если попрактиковаться, можно сделать любой из их проще, таким макаром, обработка всей последовательности не будет отымать столько ресурса и занимать столько времени.

Выходит, что выжившие – это люди, которые готовятся к худшему и заблаговременно прогоняют в голове план действий в критичной ситуации. Они собирают информацию, строят укрытие либо сваливают нафиг. Они заблаговременно глядят, где находятся выходы, и прикидывают, что будут делать. Во время бедствий эти люди не растрачивают драгоценное время на раздумывание, потому что уже поразмыслили заблаговременно, и просто следуют намеченному плану.

Где этому научиться?.. Ставьте себя в экстремальные ситуации без помощи других. Вы когда-нибудь проводили дома учебную пожарную тревогу? Отрабатывали с детками правила поведения во время землетрясения? Наверное вы считаете подобные мероприятия тупостью и «как я буду смотреться со стороны?».

Тупо – это погибнуть в оцепенении, когда другие спасаются.

#выживание_психология

ИСКАЖЕНИЕ НОРМАЛЬНОСТИ.
Никита Темнозорь

Понравилась статья? Поделиться с друзьями:
SQL - 57 | 0,233 сек. | 12.8 МБ