МАРАЛ НА АЛТАЕ

МАРАЛ НА АЛТАЕ

Марал — крупное, красивое животное, являющееся украшением горных ландшафтов. Живой вес взрослых самцов достигает 400 кг, а высота в холке — 160 см; самки несколько мельче. Маралы издавна служат объектом охоты. Кроме большого количества мяса и сала, они дают хорошую шкуру, а самец еще и панты — молодые, неокостеневшие рога, препараты из которых находят широкое применение в лечебных целях. Окостеневшие рога используют для поделок и как украшение. В народной (особенно восточной) медицине находят применение многие органы маралов, так называемая второстепенная пантовая продукция.

Первые сведения о марале сообщает в своих трудах Паллас, посетивший Алтай во второй половине XVIII в. В дальнейшем многие исследователи интересовались этим ценным животным, но достаточно полное исследование его биологии было проведено только после организации Алтайского государственного заповедника, в тридцатых годах текущего столетия.

Изучение литературы дает возможность составить некоторое представление о колебаниях границ области распространения марала на Алтае и его численности. Когда-то марал, возможно, был обитателем преимущественно равнин, а не гор, как это имеет место в настоящее время. П. Рычков (1762) писал: «Марал — зверь степной»…

Ко времени посещения Алтая Палласом эти звери обитали уже только в горах, до предгорий на западе (бассейн Алея) и лесостепи на северо-западе (место слияния Бии с Катунью).

К середине XIX в. граница области распространения марала отодвинулась дальше к востоку, до западных отрогов Тигирецкого, Коргонского, Бащелакского и Ануйского хребтов (Залесский, 1934). Таким образом, еще столетие тому назад современная территория Горно-Алтайской автономной области была, им полностью заселена, а на западе он обитал также в Чарышском, Алтайском и Солонешенском районах Алтайского края.

В настоящее время марал на Алтае встречается, в основном, восточнее Катуни и область распространения его охватывает лишь около половины территории, занимаемой Алтайскими горами. Таким образом, в течение каждого из двух последних столетий ареал марала на Алтае сокращался примерно на одну четверть.

Все исследователи, занимавшиеся когда-либо изучением марала, единодушно связывают процесс сокращения его ареала в первую очередь с антропическим фактором. Действительно, марал всегда был и остался для местного населения важнейшим объектом охоты. Добывался и добывается он в значительных размерах, весьма близких к ежегодному приросту популяции, а иногда и превышающих его. Юхнев (1903) сообщает, что на территории, составляющей ныне Горно-Алтайскую автономную область, в 1896 г. было заготовлено 6600 шкур и М 16 пар пантов. 8 то время в маральниках содержалось около 3 тыс. маралов (Сидонский, 1898); шкуры и панты от нескольких сотен из них также поступили в заготовки. Несомненно, что истребление животных в таких размерах не могло продолжаться долго, поскольку уже тогда область их распространения лишь немного превышала современную, хотя плотность и была значительно выше. Действительно, уже в 1909 г. на той же территории заготовили только 450 шкур (В. Дмитриев, 1938). Причем весьма вероятно, что а это число вошли и шкуры маралов из маральников, которых к тому времени стало больше. Таким образом, всего за 13 лет заготовки сократились в 10—12 раз, что в известной степени отразило снижение запасов и некоторое уменьшение области распространения марала.

В эти годы Советское правительство предприняло первые шаги для охраны марала — с 1923 г. добыча его была запрещена. Однако это решение не было подкреплено практическими мерами и результатов не дало. Заготовки продукции охоты, в том числе шкур и пантов маралов, различные организации продолжали без ограничений. Много маралов отлавливали и для пополнения маральников.

га. Западнее Телецкого озера тогда же был создан заказник для охраны промысловых млекопитающих площадью а несколько сот тысяч га, просуществовавший, к сожалению, лишь несколько лет.

Заповедник, созданный в местах, где к тому времени сохранилось наибольшее на Алтае количество маралов, дал возможность спасти от истребления заметную часть популяции. Наличие заповедника, а также ослабление «пресса» охоты во время Великой Отечественной войны 1941—1945 гг. вновь привели к некоторому росту численности марала и даже небольшому расширению его ареала к началу пятидесятых годов на запад (в средней части бассейна реки Катунь и в нижней части реки Лебедь). Особенно заметно увеличились запасы марала в прителецкой тайге — плотность животных на зимних стойбищах достигла здесь местами 15—20 особей на 1 км кв.

Однако последующие события — ликвидация заповедника в 1951 г. и широкое разрешение лицензионной охоты — привели к расцвету браконьерства, что в свою очередь вновь вызвало быстрое сокращение запасов марала. Кратковременное (1958—1961 гг.) восстановление заповедника, естественно, не могло дать сколько-нибудь заметного эффекта в увеличении численности животных., особенно первая. В ту зиму, кроме резкого роста случаев гибели от обычных причин — хищников, снежных лавин, браконьерства (например, только в урочище Ойер, близ Телецкого озера в марте 1966 г. на площади в 1—1,5 км кв были обнаружены остатки 13 убитых браконьерами маралов), много животных пало от истощения, чего прежде за многие годы не отмечалось.

Для быстрейшей ликвидации тяжелых для маралов последствий зимы 1965/66 г, по инициативе общественности, а 1967 г. Горно-Алтайский облисполком принял решение — запретить отстрел этих животных сроком на 5 лет, До этого лицензионная охота на маралов велась с целью заготовки пантов, а в 1952—1965 гг. разрешали отстрел и осенью для заготовки мяса. В 1964—1966 гг. в области заготавливали от 88 до 111 пар пантов (план не выполнялся), из них около третьей части шла лобовыми, экспортными, поэтому-то и разрешался отстрел. Остальные поступали срезными, и качество пантов было весьма низким. Экономическое значение этого мероприятия было невелико, а ущерб популяции маралов наносился значительный, так как фактически маралов добывалось значительно больше, и в угодьях оставалось много подранков, обреченных на гибель.

Зиме 1968/69 г., также оказавшаяся довольно многоснежной и очень суровой, снова привела в некоторых районах к повышенной гибели маралов, и к весне 1969 г. в угодьях Алтая наблюдалась самая низкая за все послевоенные годы численность этих животных. Всего же в Горно-Алтайской автономной области, по нашим очень приближенным подсчетам, она составляла около 4 тыс. особей. Площадь распространения маралов здесь около 3,5 млн. га; следовательно, средняя плотность составила немногим более одного марала на 1000 га.

Максимальная же плотность в лучших прителецких угодьях достигала лишь 5—6 особей на ту же площадь.

Между тем кормовые и защитные условия в большинстве охотничьих угодий Алтая благоприятны для оленей, и здесь, даже без проведения каких-либо биотехнических мероприятий (кроме подкормки в многоснежные зимы), вполне могло бы обитать, без заметного ущерба для древесной растительности, до 10—12 животных на 1000 га, Тогда на территории, занятой сейчас маралом, численность его могла бы составлять около 40 тыс. особей, а при условии восстановления области распространения, в пределах всего Алтая запасы составили бы до 100 тыс. голов. При таких запасах ежегодный отстрел можно было бы довести до 15—20 тыс. животных.

Что нужно сделать для восстановления подобной численности? Прежде всего, полностью ликвидировать браконьерство. Надо прямо сказать, что при существующей системе охраны фауны покончить с этим злом в ближайшем будущем не удастся. Органы охотнадзора слабы, да и те возможности, которыми они располагают, используются далеко не полностью. Мало этого, в прошлом году, по инициативе отдела охотничьего хозяйства при Горно-Алтайском облисполкоме была предпринята попытка досрочно отменить пятилетний запрет добычи маралов.

По нашему мнению, разрешать окоту не следует до тех пор, пока не будет восстановлена действительно промысловая плотность населения маралов. Совершенно необходимо значительное усиление разъяснительной работы в этом направлении среди населения средствами печати, радио, кино и телевидения. Кроме того, в ряде районов, где ПЛОТНОСТЬ волков стала слишком высокой, следует предпринять самые энергичные меры для ограничения их численности, так как хищники кое-где наносят очень заметный ущерб популяции маралов.

Никаких других мероприятий проводить не нужно, за исключением уже упомянутой небольшой подкормки животных путем валки осины и других малоценных древесных пород на зимних стойбищах в многоснежные зимы. Естественно, нужна хорошая организация учетных работ, для чего следует выявить и картировать все зимние стойбища и определить количество зимующих там маралов. Большинство стойбищ уже известно. В дальнейшем можно выборочно контролировать численность маралов лишь на некоторых стойбищах, причем для многих угодий северо-восточного Алтая наиболее удобен предложенный автором метод визуального определения абсолютной численности весной по склонам южной экспозиции.

В благоприятных условиях прирост популяции маралов составляет 25—30%. Это значит, что потребуется всего 10—12 лет для восстановления оптимальной численности их а угодьях области. Срок исторически приемлемый, да и других способов восстановления запасов оленей мы пока не знаем. Необходимость этой работы очевидна.

Понравилась статья? Поделиться с друзьями:
SQL - 52 | 0,406 сек. | 12.41 МБ