На охоте с Ильичем

На охоте с Ильичем

П. КВЯТКОВСКИЙ

Л4 1919 по 1923 год я работал заведующим совхозом «Щербинка-Захарино», Подольского уезда, Московской губернии. Были у меня тогда две гончих собаки арлекины по кличке Катай и Кара. На охоте мне не раз приходилось встречаться с Николаем Васильевичем Крыленко, с опытным и известным тогда в Подольском уезде егерем М. Ф, Лукиным, с лесником Коробовским из деревни Богданове, которые часто бывали на охоте с Владимиром Ильичем. Н. В. Крыленко хорошо знал, что мои гончие работают безукоризненно.

И вот как-то раз, во второй половине октября 1921 года, на охоте в Вороновской волости Н. В. Крыленко предложил мне и Лукину подготовиться к охоте в этих же местах на следующий воскресный день. В этой охоте, сказал он, примет участие Владимир Ильич Ленин.

В назначенный день на рассвете за мной и моими собаками приехал на машине тов. Крыленко. Захватив нас, машина покатила по Варшавскому шоссе, в сторону поселка Кресты. Здесь, недалеко от дороги, на лесной поляне я заметил костер. Около него сидело несколько человек. Один из них быстро поднялся и пошел нам навстречу. Это был Владимир Ильич. Он приветливо поздоровался и спросил, не оторвали ли меня от прямого дела. Я ответил, что сегодня воскресенье, время отдыха. Завязалась оживленная беседа о предстоящей охоте. Владимир Ильич поинтересовался, какая кличка моих собак, давно ли я хожу на охоту.

Я, обрадованный встречей с Ильичем, его душевной простотой, сначала как-то волновался и терялся в ответах. Владимир Ильич это сразу же заметил: «Э, батенька мой, спокойнее, на привале мы познакомимся поближе, а сейчас пора заняться тем» зачем приехали…»

Охотники разошлись по условленным местам. Ильич затаился у опушки в мелких кустарниках рябинника. Вскоре в настороженной тишине послышались голоса собак, они то удалялись в глубину леса, то нарастали с новой силой.

Примерно к двум часам дня окончился гон.

Многие из нас возвращались без единого выстрела- Я посмотрел в сторону, откуда должен был выйти Ильич и где совсем недавно прозвучал дуплет. Мои ожидания оправдались: навстречу шел Владимир Ильич, в его руках был трофей — заяц.

— Собачки ваши хороши, Петр Антонович,— обратился ко мне Ленин.

Я безмерно радовался успеху Ильича и тому, что он остался доволен работой моих гончаков. На привале Ленин много шутил, был весел.

— А теперь давайте поближе познакомимся с вами,— после небольшой паузы ‘сказал мне Ильич.

Он спросил, кто я по специальности, где работал до революции.

Я вкратце рассказал Ильичу, что по профессии я агроном и что при старом режиме был управляющим имением у графа Замойского. Владимир Ильич поинтересовался жизнью совхоза, которым я руководил. «Скажите, на каких землях организован ваш совхоз, какую связь он имеет с местным крестьянством?» — спрашивал Ленин.

Я коротко рассказал ему о работе совхоза, упомянул о трудностях, с которыми мы сталкиваемся, о попытках применить электропахоту. Выслушав меня, Ильич заговорил о задачах совхозов, о том что они должны сделать, чтобы стать образцово-показательными хозяйствами, где можно было бы поучиться крестьянам. Он заметил, что совхозу будет оказана помощь, в частности, в организации электропахоты.

Привал наш затянулся, мы поспешили перейти в другое урочище, где в новом загоне Н. В. Крыленко убил одного зайца.

Время подходило к вечеру. Надо было уезжать домой. Начали снимать с гона собак. Однако, несмотря на наши тщательные поиски, одной самой лучшей собаки не оказалось. Это сильно огорчило Владимира Ильича. Он не хотел уезжать из леса, пока не будет найдена собака. Мы гадали: либо кто из браконьеров снял собаку с гона, либо ее волки задрали.

Домой с охоты возвращались поздно вечером. По пути в Подольске Н. В. Крыленко забежал в местный исполком. Быстро вернувшись, он сказал мне: «Если вашу собаку волки не слопали, то ее непременно найдут».

Так и вышло. Через три дня собаку мне привели.

Вторая моя встреча с Владимиром Ильичем произошла в первой половине ноября 1922 года, в Коробовском лесу, недалеко от Горок. Поздоровавшись со мной, Ленин извинился, что не сумел побывать в нашем совхозе и выразил сожаление, что прибывшая в совхоз комиссия дала отрицательное заключение о применении электроплуга на совхозных полях по техническим соображениям.

Охота в этот день выдалась на славу. Собаки своей отличной работой радовали Владимира Ильича. На этой охоте он добыл двух зайцев.

И на этот раз охоту мы закончили привалом. Он был устроен на скрещении двух дорог — одна шла в деревню Коробово, другая — в лес. Как-то незаметно для нас оживленную беседу на охотничьи темы Ильич перевел на разговор об электрификации, о плане индустриального переустройства России. Один из охотников, коробовский лесник, спросил: «Владимир Ильич, как сделать жизнь мужика лучше и что надо для этого?»

Мы шикнули на лесника. Но Ильич сделал вид, что не заметил нашего вмешательства, заговорил о необходимости организации обществ по совместной обработке земли и других мерах для улучшения крестьянского хозяйства.

Уже было темно, когда мы возвращались с охоты. Прощаясь со мной, Ильич посоветовал побывать в совхозе «Лесные Поляны», где хорошо было организовано хозяйство, просил не унывать по случаю неудачи с электропахотой. «Скоро мы будем иметь свои трактора, они намного удобнее и выгоднее электроплугов»,— сказал Ленин.

Я от души поблагодарил Ильича за его внимание и советы.

В третий раз мне довелось встретиться с Владимиром Ильичем в последних числах ноября 1922 года в самих Горках.

Когда я прибыл в Горки, Владимир Ильич уже поджидал меня у саней. Меня заметила Надежда Константиновна, находившаяся в это время на веранде дома. Она поманила меня рукой. Я поспешил к ней. Надежда Константиновна сказала: «Владимир Ильич плохо себя чувствует, постарайтесь не очень долго задерживаться».

Я пообещал вернуться как можно быстрее.

На этот раз намечалось охоту провести так: сначала потревожить заранее зафлаженную т. Лукиным лисицу, после поохотиться с гончими.

Мы быстро доехали до места, там все уже было подготовлено. Владимир Ильич стал первым номером, к выходу флажков, Лукин — подальше. Я и другие пошли пошуметь в кругу. Скоро послышались выстрелы. По лисице промазали.

Когда все охотники сошлись на лесной тропинке, послышался смех, раздались шутки. А когда прекратился смех, Владимир Ильич, добродушно улыбаясь, сказал: «Друзья, над нами не только смеяться надо, а и наказывать за такие промахи; люди нам приготовили, можно сказать, посадили в мешок лисицу, которую можно было за хвост поймать, а мы ей только поддали жару…»

После мы переключились на охоту с гончими — по зайцу, перешли в другое место, пустили собак…

Но погода вскоре стала портиться, поднялась метель. Собакам работать было трудно, Тут Владимир Ильич подошел ко мне: «Вот видите, ваше желание и желание Надежды Константиновны сбываются: пожалуй, надо отправляться домой». И добавил: «Несмотря на такую неудачу, я все-таки очень доволен сегодняшней охотой…»

Я нередко сожалею о том, что не владею кистью художника. А как хотелось бы нарисовать Владимира Ильича, сидящего в кругу рядовых охотников, у костра и задушевно беседующего с ними.

Понравилась статья? Поделиться с друзьями:
SQL - 57 | 0,240 сек. | 12.98 МБ