Скинхед — движение как элемент западной сети в геополитической войне континентов

Тема молодежного экстремизма не сходит с первых полос центральных газет и экранов ТВ. Очевидно, за этим стоит нечто большее, нежели просто беспокойство за вовлечение молодых людей в область политического, это как раз можно считать скорее плюсом, или же за кри­минализацию молодежи — такой криминальной молоде­жи в России хватает и без политики. Особое внимание уделяется так называемым националистическим груп­пам, скинхедам, убивающим приезжих гастарбайтеров. Вместе с тем никто так не носится с «обычными» мало­летними убийцами, количество которых, по статистике, растет. Что же так пугает власть и прессу именно в убий­ствах на почве межнациональной нетерпимости?

Часто звучат мнения о том, что молодежный экстре­мизм националистического толка провоцируют сами СМИ, уделяющие этому явлению повышенное внима­ние, а также правозащитные организации, раздувающие миф о вездесущих скинхедах, из-за которых приезжему прямо хоть из дома не выходи. По мнению эксперта в об­ласти межнациональных отношений Владимира Карпца, «наши «правозащитники» любой случай преступления против нерусского тут же квалифицируют как «преступ­ление на почве национальной ненависти». Ну и, кроме того, они очень любят посещать веб-сайты разных вирту­альных «ультраправых» организаций, старательно пере­писывая все те выдумки, которые авторы таких сайтов пи­шут о себе». Вместе с тем самым крупным эпизодом за всю историю новейшей России является двадцать убийств заезжих гастарбайтеров бандой скинхедов под руково­дством Рыно и Скачевского, снятых на камеры мобиль­ных телефонов и выложенных в Интернет. А вот, к при­меру, история ростовской криминальной «банды двад­цати семи», на счету которой такое же количество убийств, или деяния банды «тагирьяновских» из Татарстана, на счету которых около десятка изнасилований и более двад­цати убийств, как и действия множества других подобных банд, убивающих десятками, не произвели никакого осо­бого впечатления на российское общественное мнение. Так что же как магнит притягивает внимание обществен­ности в деятельности именно «националистических» экс­тремистских группировок? И здесь мы вновь сталкиваем­ся с таким явлением, как сетевые войны.

Ни для кого сегодня не секрет, что советское дисси­дентское движение внесло огромную лепту в дело раз­вала СССР. Некоторые считают, что диссидентская сеть курировалась непосредственно КГБ, который, по одним сведениям, пытался таким образом взять совет­скую диссидентуру под контроль, по другим — пытался играть свою собственную игру, фрондируя с партийной верхушкой советского государства. Последней версии, к примеру, придерживается Сергей Кургинян, утвер­ждающий, что «первый элитный кластер, работавший на развал СССР, — это диссиденты. А бэкграунд этого кластера — соответствующее управление тайной поли­ции [КГБ], находящейся формально на службе у дейст­вующей политической системы». Таким образом, оче­видно, что еще в СССР действовали диссидентские се­ти, находившиеся под контролем КГБ и разрушавшие советскую государственность изнутри, что в итоге при­вело к развалу СССР и победе США в холодной войне, вслед за чем последовала геополитическая капитуляция большого евразийского пространства. Распад Совет­ского Союза стал первой успешной сетевой операцией Америки против Евразии. И решающую роль здесь сыг­рала именно диссидентская сеть. Зачем этому способст­вовало КГБ? По мнению Кургиняна, «именно тайная полиция противостояла системе как таковой. В какой-то мере укрепляя эту систему, а в какой-то создавая условия для того, чтобы собой ее заменить». По версии же Алек­сандра Дугина, изложенной в книге «Конспирология», КГБ представляло собой атлантистский орден внутри советской элиты, т.е. элитную атлантистскую сеть: «КГБ — это центр наиболее прямого воздействия Ат­лантического Ордена».

Следующей задачей сетевой войны США против Ев­разии стал распад России, для содействия которому ак­тивно использовались т.н. правозащитные организа­ции, ставшие правопреемницами советской диссидент­ской сети. Основной задачей правозащитников стала демонизация российской государственности, подчер­кивающая ее противоестественность для демократиче­ского мирового сообщества и, как следствие, выводя­щая необходимость покончить с этой «дикой страной», наследницей кровавых режимов русских царей и совет­ских генсеков. Однако основным инструментом для де-монизации уже не советской, а российской государст­венности стал миф о поднимающем голову «русском национализме». Долгие годы пугалом Запада было РНЕ, однако очень скоро общий идиотизм этой органи­зации стал всем очевиден, и пугало стало неубедитель­ным. Понадобился более опасный образ националисти­ческого ужаса, коим и стали разрозненные мобильные группы скинхедов — нацистские сети, неуловимые, убивающие людей, жестокие и беспощадные. Этот об­раз был подхвачен российскими правозащитниками с большим энтузиазмом. Началось раздувание скинов-ского «националистического» мифа как всеохватной опасной сети.

Есть несколько «параметров» националистической се­ти, раздувание которых необходимо заокеанскому заказ­чику для того, чтобы выставить Россию опасным для ми­ровой демократии государством, неспособным справить­ся с внутренней проблемой без внешнего вмешательства. Первый необходимый параметр заключается в том, что националистические экстремистские группировки тре­буют установления в России диктатуры. Этот миф никак не вяжется со скин-движением, активисты которого, на­против, считают существующую российскую власть в ее нынешнем виде уже проявлением крайней диктатуры, т.к. она ловит и сажает скинов, вместо того, чтобы про­демонстрировать наличие в России политических сво­бод в том виде, в каком они существовали в период правления Ельцина, позволявших исповедовать любые взгляды, вскидывать руки, слушать нацистские марши и ходить с татуировками «Раб Гитлера» на лбу и свасти­ками на рукаве. Однако для внешнего вмешательства ситуация запрещения нацизма как раз не повод. А вот требования установления диктатуры — повод. Поэтому российские «экстремисты» как бы требуют именно это­го, что правозащитники и утверждают.

Второй требуемый для поддержания националисти­ческого мифа параметр заключается в том, что «нацио­налисты» призывают к вооруженному сопротивлению правящему режиму, что жутко крамольно и незаконно. Однако этот же миф оправдывает жесткость власти по отношению к экстремистам, хотя подобные призывы звучат лишь на специальных уличных мероприятиях, со­бирающих скинов, и только из уст специально обучен­ных людей, понимающих, как важно привязать этот те­зис к «националистической» экстремистской среде. Сю­да же можно отнести и призывы к свержению законной власти, также якобы проповедуемые националистами.

Третий важнейший фактор, вселяющий ужас в ми­ровое сообщество, — это ношение нацистской симво­лики и всего того, что на нее похоже. С этим действи­тельно проблем нет, т.к. любой скинхед начинается с демонстрации и ношения свастики, вскидывания руки и возгласов «зиг хайль» на европейский манер герман­ских нацистов прошлого века. В качестве борьбы с т.н. проявлениями нацизма, перечисленными выше, право­защитники предлагают свои меры: распад России, ибо слишком большая и неэффективно управляемая, что мешает вхождению в ЕС и мировое сообщество; русо­фобию — т.к. любое проявление русского, по их мне­нию, неизбежно отдает шовинизмом и имперскими ам­бициями; скорейшее введение внешнего управления вместо нынешнего «кроваво-гэбэшного», а также депо­пуляция русских, дабы не плодить нищету и варваров, не способных воспринять прелести западной цивилиза­ции. Все это имеет медийную поддержку сети, располо­женной внутри российских СМИ и созданной либе­ральной элитой начала 90-х.

Именно диссидентско-правозащитная и либерально-медийная сети активно используются сегодня в приклад­ном, рутинном порядке, дабы спровоцировать распад полиэтнического государства, в геополитических терми­нах — большого пространства, которое представляет со­бой Россия, путем раздувания «националистических» мифов, определенным образом формирующих общест­венное мнение.

Существует, конечно и другой, «дремучий» русский национализм черносотенцев, ругающих «жидов», «пра­вославных фашистов», фанатов царя-великомученика Николая Второго, однако убедить кого-то в том, что они общественно опасны, не представляется возможным. Хотя по формальным признакам они тоже включены правозащитниками в реестр фашизма и национализма.

Так называемый современный «русский национа­лизм» в его медийной версии полностью заимствован с Запада, где под национализмом подразумевается укреп­ление государственности, повышение роли государства-нации в жизни европейского общества. Что мы можем ассоциировать с понятием «государственность» в Рос­сии? Это империя. Россия никогда не была государст­вом-нацией, а все формы, все попытки построить его были просто смешными и долго не существовали. Рос­сия всегда была империей. Для нас ценностью является империя, то есть большое пространство. Поэтому «рус­ский национализм» для России — это национализм им­перский, который ориентирован на сохранение этого большого пространства. Все формы ксенофобии и по­пытки разделить русских с более чем сотней народов, на­селяющих наше большое пространство, являются след­ствием сетевой стратегии, направленной на разрушение этого большого пространства.

Здесь следует заметить, что в Англию, откуда про­изошло скинхед-движение, обильное переселение ара­бов началось вследствие постколониального периода распада морской Британской империи. Их колонии на­ходились далеко от самой Великобритании — в араб­ском мире, в Азии, в Африке, за тысячи миль от Лондо­на. Наши же «приезжие» принадлежат к одному с нами большому пространству, будь то Российская империя, Советский Союз или нынешнее СНГ. Поэтому попытка настроить внутреннюю культурную и социальную среду против людей, этнически принадлежащих государст­вам, окружающим Россию, это попытка отделить Рос­сию от остального мира, отгородив ее санитарным кор­доном. Эти территории вплотную прилегают к нам. Это не английские колонии, которые не имели с самой Анг­лией общих границ. Это наша граница, полоса госу­дарств, отрезающая Россию от юга Евразии, от выхода к теплым морям.

Весь привнесенный с Запада т.н. «национализм» в его самых безобразных скиновских формах есть про­должение геополитической стратегии США по недопу­щению выхода России к теплым морям. Европейский суррогат, который у нас подают как «русский национа­лизм», направлен на то, чтобы отрезать Россию от стра­тегического сближения с Югом, изолировать ее, а в идеале разделить на множество отдельных фрагментов, на «русскую республику» и национальные фрагменты наших этносов, тем самым покончив с Россией как с са­мостоятельным геополитическим субъектом. Скинхед в этой ситуации — это тот, кто становится на сторону на­шего геополитического врага, ставя под угрозу сущест­вование Большой России, это участник сетевой войны на стороне врага.

Панацеей от того, что сегодня называется «русским национализмом», является скорейшее восстановление русской национальной идентичности. Идентичность в нашем случае — это православие, желательно в его из­начальных, фундаментальных формах. Нынешние же «русские националисты» не знают, что такое правосла­вие. Русский националист должен носить бороду, а большинство из них не имеет даже волос на голове. Рус­ский националист должен как минимум знать свою культуру — читать Достоевского, Толстого и Пушкина как минимальный набор первоклассника. Наконец, подлинный русский националист — это националист имперский, ибо это в крохотной Европе — государства-нации, а Россия — это империя.

Все, что происходит сегодня в области разогрева межнациональной розни, является следствием инстру­ментальной стратегии — реализацией технологии сете­вых войн, что, в свою очередь, вытекает из геополити­ческой стратегии изоляции России и впоследствии ее расчленения. Вот истинные корни т.н. «русского на­ционализма», прививкой от которого является восста­новление русской национальной идентичности, которая в России всегда, традиционно и во все времена подразу­мевала взаимоуважение между народами, проживаю­щими на нашем общем, едином геополитическом про­странстве, имеющими с русскими общую судьбу и об­щую историю.

Понравилась статья? Поделиться с друзьями:
Добавить комментарий
SQL - 36 | 0,155 сек. | 7.82 МБ