Анатомия краха СССР. Вместо эпилога

Ко второй половине 80-х гг. СССР стал в максимальной степени зависеть от экспорта своего газового и особенно не­фтяного сырья. Достаточно сказать, что к 1988 г. доля именно нефтеэкспортных доходов в наполнении советского госбюдже­та превысила 50 % — против, заметим, 20 % в 1953-м. Поэ­тому «скачок вниз» мировых нефтяных цен в 1986—1988 гг., спровоцировашсый экспортно-добывающей политикой Сау­довской Аравии и валютной политикой США, — примерно в 2,5 раза — буквально в считанные годы обвалил советскую внешгаою торговлю и экономику в целом. Да и сам М.С. Горба­чев впоследствии признавал, что «цены на нефть умышленно обвалили американцы вместе со своими «нефтяными» союз­никами из ОПЕК».

Но обвал этот, в свою очередь, был «облегчен» предыду­щими десятилетиями, точнее — последствиями, как уже от­мечалось, социально-экономической и внешнеэкономической политики послесталинского руководства СССР и КПСС. В ре­зультате, — даже по официальным советским статданным, золотой запас государства рекордно сократился в считанные «перестроечные» годы — с 2500 тонн в 1985 г. до… 240 тонн в

1991-м. Против, заметим, 2600 тонн в 1953-м (!). А внешняя за­долженность страны за тот же период возросла с 31 млрд долл. до 70млрд(!).

Уже только эти факторы не могли не привести к такой социально-экономической и, соответственно, внутриполити­ческой ситуации в СССР, которая быстро разрешилась распа­дом Советского Союза.

В этой связи примечательны мнения некоторых аналитиков ИА REX (январь 2011 г.) относительно тенденций и, скажем так, конечных причин—не только экономических—разруше­ния Советского Союза:

Кирилл Папкратов — доктор философии (Массачусст-ский технологический ипститут, США):

«Основная причина, конечно же — не заговор враждеб­ных сил (при том, что у СССР действительно были очень сильные враги, которые желали его уничтожения), а — ис­черпание социоэкономической модели, по которой СССР развивался в течении нескольких десятилетий. Эта модель позволила ему очень быстро по историческим меркам по­строить урбанизированное индустриальное общество. Но она оказалась полностью не приспособленной к следую­щей трансформации — к совремешюму потребительскому постиндустриальному обществу.

Можно ли было избежать этих ошибок и сделать социо-экономическую модель СССР более гибкой и способной к дальнейшему развитию? Шанс на это был, но раньше, чем на­чались серьёзные попытки реформирования страны (т.е. в се­редине 1980-х). Может быть, во времена неосуществившейся косыгинской реформы, может быть, в начале 70-х гг., но уже к концу 70-х дверь в основном закрылась. Советская система слишком окостенела, и при попытке её реформировать она просто рухнула под грузом накопившихся проблем.

Причины развала СССР—в основном—внутренние и глу­боко системные, а внешние факторы играли второстепенную роль».

Павел Крупкип —научный руководитель Центра изуче­ния Современности (Париж, Франция):

«Сложившийся к 80-х гг. XX века социальный порядок в СССР не устраивал ни одну сколь-либо активную группу на­селения. Вызванный таким положением общественный кризис сопровождался полной делегитимацией существовавшего со­циального порядка, что и позволило второразрядной местеч­ковой номенклатуре западных и южных окраин страны прий­ти к власти через соответствующие этнические мобилизации и запустить процессы политического отделения. Советская же Средняя Азия была «сброшена» партишшми агитпроповца-ми, оседлавшими «свою фортуну» в Москве. Они же подели­ли со своими коллегами из Киева и Минска и славянское ядро страны, завершив большевистский проект разделения русского народа.

Следует упомянуть очень интересный фактор, сыгравший немалую роль в потере адаптируемости советского социально­го порядка к вызовам времени. Это—столь любимое многими нашими «либералами» фактическое повышение пенсионно­го возраста для руководителей высшего звена. Консерватизм, свойствешшш пожилым людям из-за возраста, превратился в социальный яд, многократно усилившись засилием «старпе­ров» на верхних этажах социума. Произошла закупорка есте­ственных восходящих потоков в обществе, демотивация людей среднего возраста, «андеграупдизация» молодежи. Социальная динамика общества опустилась ниже предела его выживания. В то время как наличествовавшие социальные энергии все бо­лее и более концентрировались на антисоциальных направле­ниях. Со всеми отсюда исходящими последствиями».

Владимир Коробов — директор Центра исследований южно-украинского пограничья, кандидат социологиче­ских наук (Херсон, Украина):

«СССР исчерпал себя, свой впугрегший ресурс, выполнил свою программу и… распался. Последователи архаичной тео­рии циклической смены политических режимов интерпрети­руют распад СССР как борьбу демократии с тоталитаризмом. Но мы-то знаем, какая «демократия» пришла на смену совет­скому тоталитаризму, поэтому не верим этим последователям ранних «античных» концепций.

Смысл существования СССР оказался в скоростной инду­стриализации Евразии и Великой Победе над фашизмом, СССР выполнил эту миссию и прекратил свое дальнейшее, ставшее бессмысленным существование. СССР утратил смысл и цель своего существования к 80-м годам, попытался неудачно заим­ствовать эти вещи на Западе, но «размерчик» оказался не наш, и все закончилось. Ошибка советских руководителей 80-х гг. — попытка управлять государством, которое похоже на машину, не слушающуюся руля, не имеющую тормозов и в баках кото­рого закончилось горючее; к тому же — начали ломаться ша­ровые опоры и отваливаться колеса: работали только зеркала заднего вида, радио и стеклодворники».

Владимир Беляминов—политолог, эксперт по финансо­вому и экономическому маркетингу (Харьков, Украина):

«Истинный распад СССР — в неспособности узурпи­ровавшей власть партийной верхушки изменяться в ногу со временем. Не достаточно говорить о социализме и по­строении коммунизма, надо изменяться и внешне, и вну-трешге, используя лучшие достижения и мировой опыт. Чрезмерная закрытость СССР и хлынувший поток не­фильтрованной информации после «курса на перестройку и ускорение» накрыл цунами все: внутреннюю экономику, долго функционировавшую обособленно от мира; идеоло­гию, которую подменили псевдоценностями Запада; веру народа в правительство и мощь страны. Вынув стержень государственной идеологии (в новой истории его пытались окрестить «национальной идеей»…) и ничего не вложив в понятие связи «человек-государство», адепты перестрой­ки и похоронили страну, чья экономика к началу XXI века должна была превысить совокупный ВВП Европы и стать крупнее самой большой на сегодня экономики США. Сегод­ня то место, которое занимает в мире Китай, по праву при­надлежало бы СССР».

… А в США озабочены китайскими оценками причин и по­следствий распада СССР. Пример тому—публикация в «Wash-ington Post» от 20.08.2001 г. — «Soviet Fall Again Sparks Debate in China» («В Китае вновь жаркие дебаты о распаде СССР»):

«.. .В то время как правительства стран Восточной Европы падали одно за другим, как костяшки домино, а СССР находил­ся на грани катастрофы, китайский профессор написал эссе, в котором назвал Михаила Горбачева «предателем» и обвинил его в том, что тот способствовал краху идеологических союз­ников Китая.

Это сочинение Чжу Синьченя (Zhou Xincheng), китайского советолога и специалиста в области восточноевропейских ис­следований, под названием «Должен ли Китай принять эконо­мические и политические нововведения Горбачева, осущест­вленные им в СССР?».

Десять лет спустя, когда Коммунистическая партия Китая празднует 80-ю годовщину своего существования, являясь ведущей социалистической державой в мире, развал СССР опять стал центром повышенного внимания китайских ин­теллектуалов.

«Когда американцы спорят о развале СССР, то этот спор носит для них исторический характер, или же речь идет о вопросах международных отношений. А вот когда мы дис­кутируем на эту тему, то для нас — это очень важный и ак­туальный вопрос…».

Чжу утверждает, что крах СССР произошел потому, что Горбачев и другие лидеры того периода «пошли неправиль­ным путем, путем капитализма», и стали «перестраивать общество на западный манер. Урок, который нужно извлечь для Коммунистической партии Китая, прост: нужно не до­пустить таких людей, как Горбачев, к власти».

«.. .Как эти люди пришли к власти в СССР? Это непростой вопрос, и мы до сих пор его исследуем, — говорит он. — Но как не допустить подобного развития событий в Китае? Мы должны сосредоточиться на укреплении и усилении Комму­нистической партии, духовном объединении 60 миллионов ее членов и упрочении партийной дисциплины».

Понравилась статья? Поделиться с друзьями:
Добавить комментарий
SQL - 44 | 0,334 сек. | 10.97 МБ