Китай и «вождь народов»

В КНР недавно опять переизданы на шести язы­ках многие его произведения, которые по-прежнему обязательны для изучения в системах партийно-государственной и комсомольской учебы. Обновлены памятники и бюсты Сталина, в том числе огромный бюст-портрет, установленный еще в первой полови­не 1950-х гг. неподалёку от стыка границ КНР с СССР (Россией) и Северной Кореей — в провинции Цзилинь.

 

Аналогичные мероприятия в КНР проводились в 1979 и 2003 гг. — в годы, соответственно, 100-летия со дня рож­дения Сталина и 50-летия со времени его кончины. Бюсты Сталина и улицы его имени сохранились по всему Китаю: от граничащего с Казахстаном г Кульджа до Маньчжурии.

В китайских туристических буклетах отмечается, что «слепого поклонения» Мао Цзэдуну, Сталину, другим клас­сикам марксизма в Китае, в отличие от 1950—1970-х гг., уже нет. Но уважение к их памяти осталось, и не только на официальном уровне. Китайский народ и его руководство не склонны «переписывать» и шельмовать не только свою историю, но и историю тех государств, которые, как и их ру­ководители, оказали большое влияние на развитие Китая, на деятельность его коммунистической партии. Это обуслов­лено и тем, что многие рекомендации, выводы и прогнозы, например, Маркса и Сталина и ныне успешно претворяют­ся в практике социализма с китайской спецификой.

Например, в Китае цитируются рекомендации Стали­на, адресованные Мао Цзэдуну и Чжоу Эньлаю (премьер­министру КНР с 1949 по 1975 год). И празднование 60-летия КНР в этом году очень напоминало аналогичные мероприя­тия последнего «сталинского» десятилетия.

Зарубежные СМИ обратили внимание на то, что и пар­тийный френч-«сталинка» руководителя КНР и КПК Ху Цзиньтао, и его манера держаться в ходе торжеств в Пекине 1 октября 2009 г., и характер его выступления на военном параде в столице Китая в тот день — всё это напоминало Сталина 1945—1952 гг. или, по крайней мере, сталинский «дух» тех лет.

Хотя сопровождались эти торжества в Пекине, в отли­чие от 1950—1980-х, портретами только Мао и Дэна (что практикуется с 1990 г.). Впрочем, в 20-ти других городах КНР «вывешивались» 1 октября 2009-го и Маркс, Энгельс, Ленин, Сталин…

Небезынтересно в этом контексте мнение известного вос­токоведа Юрия Галеновича, который полагает, что офици­альная китайская пропаганда в анализе российской истории по сей день придерживается прежней, маоцзэдуновской точ­ки зрения: СССР развивался правильно только при Ленине и особенно при Сталине. Всё дальнейшее (Хрущев, Брежнев и др.) было поначалу отступлением от социалистических норм, а затем — их дискредитацией, поведение же Горба­чева — прямое предательство, продолженное Ельциным. Однако после 1990-х российское руководство «одумалось». Именно такие оценки новейшей истории СССР-России, по данным эксперта (подробнее см.: Галенович Ю. Взгляд на Россию из Китая: прошлое и настоящее России и наших отношений с Китаем в трактовке китайских ученых». М.: Время, 20 Щ, были представлены в распространявшемся по всему Китаю 8-серийном документально-художественном фильме, созданном в канун 90-летия Октябрьской револю­ции (2007 г.): «Нужно проявлять предусмотрительность и принимать меры предосторожности заблаговременно: исто­рические уроки гибели КПСС и СССР». В 2008—2009 гг. этот фильм в КНР был переведен на семь языков, в том чис­ле на русский.

Иначе, полагают создатели данного идеологического се­риала, Китай и его компартию ожидает та же участь, что и СССР—КПСС. Именно такой подход позволяет уже которое десятилетие соблюдать в Китае беспрецедентный баланс между энергичной, причем весьма грамотной пропагандой идеологии «осаждённой крепости» в разных формах и дав­ней экономической открытостью КНР. Поэтому не только Юрий Галенович, но также большинство современных ки­тайских аналитиков и зарубежных китаеведов небезосно­вательно считает: сегодня и в стратегической перспективе можно и нужно рассчитывать на партнерство между РФ и КНР, но вот на прежнюю «великую дружбу» — нет.

Нелишне напомнить о первопричинах как упомянутой позиции КНР и ее компартии в отношении Сталина, так и о нынешних «просталинских» мероприятиях в Китае.

Во втором открытом письме ЦК Компартии Китая Хру­щеву, 13 сентября 1963 г., отмечалось: «Проклиная, в бук­вальном смысле, Сталина, Хрущев называет его «убийцей», «уголовником», «бандитом», «игроком», «деспотом типа Ивана Грозного», «самым большим диктатором в истории России», «дураком», «идиотом» и т.д. и т.п. Вынужденные упомянуть здесь эти грязные, низкопробные и злобные ругательства бывшего «соратника-ученика» Сталина, как

Хрущев себя с гордостью называл, мы прямо-таки боимся замарать свою бумагу…

И.В. Сталин умер в 1953 г. Три года спустя руководство КПСС развернуло на XX съезде КПСС широкую кампанию против Сталина, а через восемь лет, на ХХП съезде КПСС, оно вновь развернуло широкую кампанию против Сталина, причём вынесло его тело из Мавзолея и предало сожжению (подчеркнем — не перезахоронению!.. —А.*/.)… Ревизио­нистская линия руководства КПСС берёт своё начало имен­но с XX съезда КПСС, а на XXII съезде КПСС она оформи­лась в законченную систему…» (см., напр.: «Жэньминь жи-бао». Пекин, 13 сентября 1963 г. (русский выпуск); «Новый Китай». Пекин, 1963, № 9).

Очередная китайская делегация, прибывшая на перего­воры с Хрущевым для урегулирования разногласий в канун ХХП съезда КПСС (октябрь 1961 г.), где было решено выне­сти тело Сталина из Мавзолея, предложила советской сторо­не передать китайской компартии саркофаг с останками Ста­лина для его установки в мавзолее в Пекине. Причем КНР предлагала сделать это не бесплатно. К такому предложению официально присоединилась Албания. Идею поддержали, хотя и не публично, руководители Румынии, Северной Кореи и Северного Вьетнама — Георге Георгиу-Деж, Ким Ир Сен и Хо Ши Мин. Поддержал их и Эрнесто Че Гевара.

Но раздраженный Хрущев ответил всем им: «Неуже­ли вам нужна эта дохлая кляча? Ну, и берите её!». Одна­ко Хрущева удалось отговорить от этого шага его «сорат­никам» (см., напр.: Ходжа Э. Рядом со Сталиным. Тирана, 1983 (рус. яз.); «Памяти Сталина». Пекин-Тирана-Пхеньян, 1969 (рус. яз).

Ну, а в качестве наиболее «предметного» эпилога приве­ду весьма примечательную заключительную часть послед­ней беседы Мао Цзэдуна с Хрущевым, посетившим (вместе с Булганиным) Пекин в августе 1958 г. Данный текст наи­лучшим образом разъясняет суть отношения к Сталину в КНР:

«…Решение XX съезда относительно культа Сталина вряд ли было объективно и обоснованно, — начал Мао.

Хрущев отчеканил: — Решение это не вызывает сомне­ний ни в нашей партии, ни в народе.

—   Вы, естественно, вправе решать сами ваши внутрен­ние вопросы. Но Сталин, его роль как идеолога, вождя ми­рового революционного движения, в том числе китайского, как одного из руководителей антифашистской коалиции, — такие проблемы следует решать с учетом международной взаимосвязи, а не односторонне. Даже Чан Кайши на Тай­ване удивлён столь неуважительным отношением в СССР к Сталину со стороны его же соратников, — настаивал Мао.

—   Сталин и сталинизм — явление, прежде всего, нацио­нальное. Поэтому именно мы вправе были выносить своё решение, и мы его вынесли, — «парировал» Хрущев.

Мао Цзэдун углублял полемику:

—  Решение вынесли, но одностороннее по существу и самому подходу. Решали так, будто это — явление только местного значения, дело одной партии и страны.

—Именно мы, — заявил Хрущев, — советские коммуни­сты, должны были дать культу Сталина правильную оценку, осознать последствия той «эйфории» и ее результаты. Что­бы всего этого не повторять.

Мао «наступал»:

—   Но не слишком ли поспешно и субъективно были при­нято решение об осуждении Сталина? Ведь ему принадле­жит огромный вклад в коммухшстическое и национально-освободительное движете во многих странах, в том числе в Китае. Разве допустимо все это отрицать или преуменьшать?

—   Вы говорите об огромном вкладе Сталина, но забы­ваете его ошибки, произвол, массовые жертвы, миллионы загубленных жизней.

—   Не об этом речь. Кто во всём этом повинен — Сталин или не только он один — Вам лучше знать, Никита Сергее­вич. Имя Сталина глубоко почитаемо во многих странах, он служил образцом убежденного революционера. Мы верили в него, в его учение, его опыт. И теперь все это перечерки­вается. Мы рискуем потерять авторитет коммунистов, по­терять веру.

—   Веру, говорите? А разве не было это заблуждением, обманом, гиппозом? Мы обязаны были обнажить ложь, рас­крыть правду. Что мы и сделали.

—   Но Вашим решением осуждаются не только промахи и ошибки — кто от них застрахован? Вы, прежде никогда не возражавшие Сталину, ныне подвергли осуждению всё, что связано с именем Сталина и даже с самим его обликом!

—   Мы сказали правду!

Мао Цзэдун подытожил: — Решение XX съезда крайне осложняет обстановку. Поэтому нельзя рассчитывать на нормальные отношения между нашими партиями!» (под­робнее см., напр.: «Проблемы Дальнего Востока». М., 1990. № 1.С. 124).

И еще характерный, причем весьма малоизвестный факт: в «Жэньминь жибао» 29 сентября 2009 г. опубликованы вое­поминания корреспондента центрального информагентства КНР «Синьхуа» Тан Сючжэ о событиях октября-ноября 1961 г., окончательно повернувших советско-китайские от­ношения в русло конфронтации. А именно: «Важнейшим со­бытием во время моей командировки был XXII съезд КПСС. В то время делегация КПК во главе с товарищем Чжоу Энь-лаем присутствовала на съезде. 17 октября Н. Хрущев в до­кладе о работе ЦК критиковал И. Сталина, вместе с тем, он «опубликовал» разногласия между КПСС и Трудовой пар­тией Албании с тем, чтобы можно было критиковать КПК… Делегация КПК во главе с тов. Чжоу Эньлаем поднесла два венка — к мавзолею Ленина и могиле Сталина (уже к концу работы этого съезда тело Сталина было вынесено из Мавзо­лея. — А. ¥.). На ленте венка на могиле Сталина была над­пись: «Великому марксисту, товарищу И. Сталину. В знак того, что КПК не разделяла позицию Н. Хрущева, направ­ленную против И. Сталина».

Аналогичная позиция по этим вопросам руководите­ля Северной Кореи Ким Чен Ира. В своей работе (1995 г.) «Уважать старшее поколение революции» (Пхеньян, 1995, рус. яз.) он отметил: «Наша партия и наш народ уважают Маркса, Энгельса, Ленина и Сталина как вождей рабочего класса и высоко ценят их заслуги. Сталин… превратил пер­вое в мире социалистическое государство в могучую миро­вую державу. Подняв армию и народ, он защитил социали­стическую родину от фашистской агрессии…

Современные ревизионисты и ренегаты социализма об­лили грязью вождей и революционеров старшего поколения, растоптали их заслуги, привели тем самым к деградации и крушению социализма. Процесс перерождения и крушения социализма начался с приходом современного ревизионизма, приверженцы которого выступили с клеветой на вождей и старшее поколение революционеров; извратили, переродили революционные идеи рабочего класса. Социализм выбился из своей колеи и стал разлагаться изнутри из-за современ­ных ревизионистов. Оппортунисты и предатели социализ­ма выступили с нападками против вождя рабочего класса (Сталина. —Л.Ч.), осквернили священную борьбу старшего поколения революционеров и их великие революционные заслуги. Они разрушили социализм и реставрировали капи­тализм. Это самое подлое преступление против революции, совершешюе в угоду империалистам под их нажимом…

Изменники революции, пустив в ход весь арсенал своих средств и приемов, опорочили и оскорбили старшее поко­ление революционеров. Это вызвало среди людей идейные шатания и хаос, и дало повод империалистам и другим ре­акционерам для крайне яростной клеветы на коммунистов и социализм.

Ренегаты революции, заговорщическим путем пробрав­шиеся к руководству партией и государством, осквернили честь старшего поколения революционеров, пытаясь заво­евать популярность и поддержку народа. Однако только за­хватом верховной власти в партии и государстве отнюдь не станешь руководителем и не будешь пользоваться поддерж­кой и уважением народа. Нельзя завоевать доверие народа с помощью власти и обмана. Хотя оппортунисты и рене­гаты социализма дискредитируют вождей рабочего класса и революционеров старшего поколения, но им не удастся стереть их имена и свести на нет их бесценные подвиги в истории…».

Понравилась статья? Поделиться с друзьями:
Добавить комментарий
SQL - 36 | 0,151 сек. | 7.82 МБ